Дети войны. До войны все было хорошо, много детей в школе училось, а потом бац, и нету, все поуезжали

0 1

11На днях в прифронтовое село Саханка на юге Донецкой области волонтеры Красного креста привезли гуманитарную помощь. Бригады приезжают раз в три месяца, и если бы не они, жителям поселка было бы совсем тяжело сводить концы с концами.

Работы в округе нет, мирной жизни – почти тоже. В классе Евгении раньше училось 14 ребят. Сегодня из друзей девочки почти никого не осталось, все уехали подальше от войны.

«До войны все было хорошо. Много детей в школе училось, — рассказала Женя. – Каждый день встречали одноклассников, друзей, играли с утра до вечера по выходным. А потом как-то резко все — бац, и нету, все поуезжали. Два человека в классе осталось. Потом жуткий голод начался, ни денег, ничего. Ходили по позициям, просили еду, чтобы хоть чего-то дали. Хоть макарон. Они нам давали свои пайки, что у них было. Солдаты ДНР оказались очень добрым».

Голодающие дети пытались просить еду и у украинских силовиков, когда приходилось совсем туго. Те, по рассказам девочки, помогали нечасто. А среди защитников Донецкой республики нашелся заботливый покровитель, о котором Женя до сих пор вспоминает с особой теплотой:

«Был один солдат, Монгол, позывной у него такой, он нам больше всех помогал. Он нам все покупал, как второй отец был. Еду нам очень часто давал, все, что у него было, нам отдавал».

Боец с позывным «Монгол» в мирном прошлом работал в милиции одного из городов южного Поволжья. В сети можно найти его интервью с фронтовым корреспондентом, где парень признается: уехал на Донбасс только потому, что там убивали детей. Женя вспоминает, что вскоре после знакомства с «Монголом» и ее папа ушел на войну. Теперь защищать семьи жителей Донецкой области — и его работа.

«Надеемся, что придет живой-здоровый, — вздохнула Женя. – В первую очередь не за себя боишься: в моем случае — за папу. Стреляют, и боишься, что папу возьмут – и нету. И за военных тоже переживаешь, пошли они тебя защищать, за тебя умирают — тоже не по себе становится».

Жене всего 12 лет, но она по-женски, по-хозяйски оценивает все, что происходит в ее поселке с тех пор, как началась война. Девочка заметила, что стало много людей без своего жилья, скитальцев. Многие хаты в Саханке насквозь посечены осколками. Ее собственный дом от минометных обстрелов с вражеской стороны еле держится, «как на соплях» — извиняется за такое выражение Женя. Окна в поселке от постоянных взрывов у всех расшатаны, хорошо, что сейчас лето, а в холодное время года особенно тяжело.

«Обстрелы чаще всего происходят ночью, — рассказала Женя. — Часто стреляют у нас на первую или вторую улицу, именно там чаще всего падает, но иногда и в школу попадает. Один раз был обстрел, и попало по газовой трубе. Разорвался снаряд, и все просто снесло. Мы две недели сидели без газа, без света, а это было зимой, были очень сильные снегопады. И не могла проехать ни одна машина, а в доме стекла взрывной волной расшатаны, и очень сильно задувало, приходилось в кучу всем ложиться, чтобы заснуть. А в школе было настолько холодно, что после того, как приходили из нее, даже пальцы синие были».

В тот год, когда случилось прямое попадание в школу, пришлось на время всем семьям с детьми перебраться в соседнее село Безыменное, потому что в Саханке учиться было негде. Как только школу восстановили, тут же вернулись домой. Но и сейчас ВСУ то и дело бьют из минометов прямо по школе. Два-три раза за месяц дети регулярно вынуждены проводить полдня в бомбоубежище.

«Как-то мы сидели дома, смотрели телевизор. И вдруг как бабахнет! Мы аж подскочили от страха, как будто землетрясение произошло. Было очень страшно, — рассказала девочка. – Еще помню, как мы ждали гостей, вышли на дорогу их встретить, должен был крестный приехать. Видим, едет машина, и прямо перед ней снаряд упал, разорвался, дым черный. Потом за наш дом прилетело очень много мин, в огород напротив – штук 10! Нас пока обходит стороной, то недолетает, то перелетает».

Девочка вспомнила, как в доме напротив на той же улице ранило ее двоюродных дядю и тетю, заскочивших к соседям в гости. Скорую помощь в Саханке не дождешься, по словам Жени, врачи боятся сюда ехать из-за обстрелов. Пришлось нанимать машину за свой счет, чтобы раненых отвезли в больницу. Впрочем, как замечает ребенок, далеко не каждый таксист сюда, в прифронтовую полосу, соглашается ехать.

«Хорошо, что тут есть люди, которые могут отвезти за определенную плату, — поделилась своими наблюдениями Женя. — 400 рублей им даешь — они тебя отвезут в Новоазовск или в Безыменное. Таксисты меньше чем за тысячу не поедут. У нас, как вы понимаете, таких денег особенно нет. Вот пожарные приезжают, в отличие от скорой. Раза два в месяц у нас точно горит какой-нибудь дом».

По тем же причинам нет возможности выезжать из Саханки за продуктами, товарами первой необходимости или за одеждой для детей. По словам Жени, семьи обходятся тем, что есть или чем помогает «Красный крест».

«Привозят крупы, макароны, масло. Масло и тушенку мы сразу съедаем, — призналась Женя. – А чтобы купить одежду или кроссовки, надо ехать либо в Новоазовск, либо в Донецк, но в Новоазовске все очень дорого. Там кроссовки стоят от 3 тысяч, а нас двое с сестрой, и нам каждой нужно по спортивному костюму, по школьной форме, это очень дорого выходит, мама крутится, как может, папа тоже. Часто мы берем в долг в магазине, в «Перекрестке» нечасто в долг дают, а тетя Люба больше дает, она подобрее».

Рассказы девочки потрясают своей наблюдательностью и добротой к окружающим. На вопрос, чего ей хотелось бы пожелать другим детям, Женя ответила как человек, видевший много страданий:

«Во-первых, чтобы никогда не отчаивались, если что-то случается. Чтобы не умирали у них люди ни с того, ни с сего. Каждый день, когда мы идем в школу, мы очень боимся, что вдруг взорвется рядом снаряд — и все. И толком не пожил. А хочется мира, хочется всего, чего не было. Хочется жить полноценной жизнью, как дети в других странах, городах, в которых нет такого, как у нас».

Это мудрый взгляд ребенка, повзрослевшего слишком рано. Но в словах и размышлениях 12-летней девочки столько надежды, что рядом с ней все наши проблемы кажутся мелочными и даже постыдными:

«Если бы закончилась война, я бы всех поздравила и обязательно всех пригласила в гости, чтобы это как-то отметить. Праздник это был бы точно, было бы очень весело. Это был бы самый радостный момент в жизни».

источник

Похожее

Новые Посты



Сейчас смотрят

Комментарии