При полнейшем наличии отсутствия когнитивного диссонанса

1

Состоялся у меня несколько дней назад разговор со старым приятелем, который жил и живёт в одном небольшом городке Донецкой области, находящемся на территории, сейчас подконтрольной Украине.
Познакомились мы на музыкальной почве в конце восьмидесятых и дружим до сих пор. Человек он очень добрый, светлый (что важно в контексте нижеизложенного).

Для начала, если можно так «по-интернетному» выразиться, определю его «профиль», который он сам же в этом разговоре вновь озвучил, не стесняясь. Ему около 55, русский по национальности, рождён в СССР, всегда считал себя русским человеком, давал Присягу СССР, а фейковое государство «Украина» никогда ничем иным, кроме гадкого недоразумения, не считал. Такая вот преамбула.

Амбула.

— После обмена впечатлениями, кто как живёт, совершенно неожиданно был задан мне вопрос. Причём, задан с таким нескрываемым подозрением и очевидным оттенком неприятия:
— А вы, что, действительно назад в (sic!!!) Украину не хотите?
– А с чего бы нам туда хотеть, прости за ответную наивность? Ты знаешь, сегодня в ЛНР гражданский погиб при обстреле? Это, так, для примера «хотения»….
— Ужас (с неподдельным сопереживанием).
— Более ста детей погибло за время войны, более ста гражданских за этот год. Друг мой недавно на передовой погиб. Ты бы кстати, с таким предложением к семьям погибших с глазу на глаз обратился бы…После чего, посмотрел бы я на тебя…
— Кошмар (интонации те же). (Из чего становится понятным, что многого они действительно не знают, а кое о чём просто предпочитают не думать).
— Ты бы и у моего приятеля бы об Украине спросил бы… У которого зубов осталось меньше четверти. Когда он в плен попал, ему ваши «воины света» зубы по одному плоскогубцами под корень выламывали.
Кстати, нашу музыкальную толкучку на бульваре Пушкина (самый центр Донецка) помнишь? Перед этим бахало так, что у меня стёкла прогибались, а пришёл туда – а всё вокруг осколками засыпано. Просто чудо, что никто не погиб. А детскую поликлинику на том же бульваре помнишь? Вся изуродована. Кстати, под тот обстрел попал и я… Но это всё – мелочи…

— А что может быть хуже? Война, какой ужас…
— А ты набери в Интернете «Последняя осень в Донецке». Фильм есть такой, снимал французский журналист… Кстати, фильм весьма и весьма обзорный, для людей типа тебя, которые с ранимой психикой, т.е. – кино без крови и кишок. Но хоть кое-какое представление даёт. — Посмотри… (Я уже не особо конкретизирую в разговоре – кто эту войну делает такой. Именно, чтобы страусов не пугать окончательно).
— Ой, да у меня сейчас компьютер в ремонте…
— А почему у вас в таких случаях всегда так — то компьютеры ломаются, то батарейки садятся? Ничего, ты человек неглупый. Захочешь посмотреть, посмотришь. После ремонта. Название простое, запоминающееся. Далее – подумал, но не сказал, не захотел откровенно издеваться: «Хотя, очень я сомневаюсь, что вспомнишь… В таких случаях с батарейками в памяти проблемы часто случаются»…

— Ну, у нас всё хорошо…
— Хорошо говоришь? Кстати, насчёт «фейкового государства», как у вас там нас называют. А как ваш город, всегда носивший прекрасное и светлое название, называется сейчас, после «декоммунизации»? Вы-то хоть сами запомнили? Произнося такое название, перелом языка заработать же можно. Абырвалг какой-то… Или же по старинке именуете, не грузясь мелкими подробностями? А нацики, кстати, тебе на голову не давят?
— А у нас их нет…
— В вашем «Труднограде», может быть. А вообще?
— молчание….

А потом в ответ:
— У нас всё хорошо! Вот, недавно в Киев «Deep Purple» приезжали, а в Харьков – «Дискотека восьмидесятых»…
— Для тебя пенсионеры («в поисках десятки») на подработке являются показателем благосостояния государства? Я, например, шёл с другом год назад по Тверскому бульвару, а там афиша висит – Lisa Gerrard. – Разницу схватываешь?
— Ну, то же Москва…
— А тогда и не говори ничего такого. Вот она и разница – куда Лиза Геррард едет, а куда «Дискотека восьмидесятых». – Кому в будущее, кому в прошлое… Мне, кстати, привезли-таки пятый альбом «Blackfield» на виниле… (группа, которую мы оба очень любим).
— А я вообще не слышал, что такой есть!
— Вот те на! Года полтора как вышел. Сидишник московской печатки купил здесь, в Донецке, недели через три после выхода альбома на Западе.
— А я и не знал…
— Так ты мне утверждаешь, что вы живёте в центре мироздания, а мы – на обочине истории. А на деле и с этим всё получается наоборот!
— Ну, у меня на винил сейчас всё равно денег нет…
-Тогда, а кто хуже живёт? У светлых эльфов денег нет, а у нас, голодающих, находятся… Непорядок выходит. Несоответствие даже в мелочах…

Мои слова, дело понятное, межушное пространство приятеля явно не озонировали, в силу чего вдруг сказано было, чуть ли ни с шипением:
— У нас – мир и всё хорошо! Почему вы не хотите назад? И куда вы, вообще, хотите?
— Мы хотим в Россию. И платим страшную цену за свой выбор, за выбор своего мира, отличного от того, в котором живёте вы.
— Ни в какую Россию вас не возьмут! Я недавно ездил в Белгород и спросил у таможенника, как он к нам относится. А тот сказал в лоб: «Вы – вонючие предатели и никому здесь не нужны»!
— Так, не путай Божий дар с яичницей! Всё правильно тебе таможенник сказал. – Вы там никому не нужны, потому что вы в глазах нормальных россиян именно — вонючие предатели. Предавшие свой народ и историю. Убивающие людей. Или просто тупо мирящиеся с этим. И ему недосуг разбираться в оттенках твоих личных привязанностей. И не путай вашу недострану с нами. Мы пятый год подряд кровью платим за то, чтобы не иметь ничего общего с «фейковым государством», как ты сам имел честь выразиться.
Кстати, до войны ты регулярно ездил по работе в Ростов, и каждый раз восхищался – как в России прекрасно, а как у нас плохо. Что случилось с тобой за эти пять лет, что ты начал доказывать противоположное? Просто потому, что волею случая оказался на той стороне и, подобно Глухову из «Миллиарда лет до конца света» призываешь уютно сдаться других, чтобы просто не беспокоили твой мирок? А, человек, показательно именующий себя русским?

После чего связь в очередной раз оборвалась и более не возобновилась. Сомневаюсь, что возобновится вообще…

Резюме.
Мы говорили ещё много о чём. О делах семейных, о здоровье, о кошках, о музыке. Но этот фрагмент (политическую часть разговора) я постарался привести максимально близко к оригиналу.
В силу чего, подчёркиваю. – Я не собираюсь устраивать очередную «двухминутку ненависти», «разжигать», не призываю клеймить и осуждать. Просто привожу небольшую иллюстрацию бытующего на тех территориях классического «двоемыслия». Системы координат, в которой украинство, льющееся из всех утюгов, постепенно вытесняет и подменяет здравый смысл. Ту самую тёмную как ночная чаща систему координат, в которой запросто сосуществуют понятия априорно взаимоисключающие. И есть ли у них дорога назад? – Этот вопрос оставляю открытым до выяснения на практике.

Грустно слышать такое. Но кто-то очень верно подметил, что само украинство, не имея в себе ничего, кроме сэлюковости, структурирует подвластную ему среду именно под сэлюковый примитив. Чудовищно упрощает, вгоняет в примитив, в грязь. Вот почему умный, образованный и чуткий человек, надышавшись им, превращается в немытого люмпена, начиная лопотать такое вот невразумительное и местами откровенно омерзительное «бе-бе-бе»… Он уже переструктурирован под сэло и готов на всё, ради сохранности собственной хатынки. Только, чтобы не было войны… А кто там, что там – это уже за тыном, это не есть интересно. Более того, если интересоваться подробностями, можно и самому себе психику травмировать, конфликты с совестью могут начать возникать… А так – всё отлично. И на Україні – лад и спокiй…

Явление это имеет достаточно массовое отражение в умах. Удивляться нечему. Грустно, да. Но неизбежно. И это нужно понимать. И, прежде чем взывать «бросаться на танки» ради «русских на Украине», вопия о категорической необходимости сиюминутной «войны до победного конца», попытаться осознать обратную сторону медали — чем там сейчас дышат, как мыслят. И нужны ли мы им вообще на данном этапе? Ведь, в случае чего, потом будет просто поздно.

Почему и призываю к одному – не махать шашкой, а остановиться и ещё раз просто подумать.

deadman-alive

Похожие новости