Экономика блокады: что делает в ДНР и ЛНР «Внешторгсервис»

Донбасс

«Успенка», «Мариновка» и «Новоазовск» — эти названия  знает каждый из двух миллионов жителей ДНР и ЛНР.  Это  — пропускные пункты на границе с  РФ – главные «кровеносные» сосуды местной экономики…

Иван Петровский

Когда в 2017-м в Киеве поняли, что границу ЛДНР с Россией уже не отвоевать никогда, было принято решение блокировать въезды и выезды из «отколовшихся» областей там, где можно.Так началась транспортная блокада ДНР и ЛНР. Узнать чем, каки на что живут сегодня Донбасс и Луганск непросто – воздушное и железнодорожное сообщение с непризнанными республиками прервано. Только на машине или автобусе, через «Успенку», «Мариновку» или «Новоазовск».

Начиная с 2014 и до самого 2017 года здесь шли бои, и сегодня почти все опоры ЛЭП и деревья в округе имеют на себе следы осколков снарядов или пуль. На КПП царит особенная, тревожная тишина. Особое внимание к паспортам, подозрительные взгляды вооруженных людей…

Ещё полчаса после «границы» ехать вдоль сёл и деревень, нередко мимо разрушенных домов. Но Донецк встречает яркими огнями. В городском цирке закончилось детское представление, на улицу выходит принаряженная ребятня. Через дорогу – огромная новогодняя ель. За дни командировки становится очевидно: две «отколовшиеся» от Украины области живут как-то, в хорошем смысле, по-советски. У всех примерно равный доход. Зарплата — до 15 тысяч рублей. У шахтёра, военного и продавщицы. Большинство предприятий в ДНР и ЛНР находятся сегодня под контролем государства или ЗАО «Внешторгсервис» (тут говорят — ВТС).

ВТС появился в жизни бывших украинских областей совсем недавно – после введения транспортной блокады.

Откуда он взялся, и почему был принят, как местными властями, так и донецкими и луганскими «сепаратистами», знает Эдуард Басурин, заместитель командующего ВС ДНР. Он хорошо помнит, как вводилось внешнее управление – то есть перевод крупных предприятий, принадлежавших украинским олигархам, под юрисдикцию «Внешторгсервиса»:

«Хозяева в любом случае сопротивлялись. И здесь однозначно нельзя говорить, что было перераспределение – это слишком поверхностно. Нужно рассматривать социальную составляющую». Составляющая, о которой говорит Басурин – это грандиозный экономический кризис, в котором в 2017 году оказались и ДНР и ЛНР. На тот момент подавляющее большинство предприятий Донецка и Луганска (а это известные на весь мир производства угля, металла, химических удобрений) были ориентированы на Украину. Владели этими заводами и фабриками граждане Украины, налоги платили ей, комплектующие и готовую продукцию получали и отправляли за пределы ЛДНР. Последствия транспортной блокады в виде сорванных поставок и перекрытых каналов сбыта зимой 2017 буквально парализовали работу большинства заводов и шахт. Последние гвозди в крышку гроба республиканской промышленности стали забивать украинские собственники, массово отзывая квалифицированных топ-менеджеров со своих предприятий.

Теперь ими управляет «Внешторгсервис»: на заводы поставляются из России комплектующие и сырье, почти решён кадровый вопрос. Это очень непросто: из желающих ехать работать в ДНР и ЛНР очередь не выстраивается. «Проблема менеджмента существует и сегодня, спустя полтора года после введения внешнего управления. За 10 лет здесь был создан один из лучших управленческих аппаратов, собранный из специалистов со всего мира», — говорит Эдуард Басурин.

Заново собирать практически с нуля крепкую команду управленцев необходимо было так же быстро, как и отлаживать разрушенную до основания систему производства. Не просто увеличить мощности, а организовать полный цикл: добыть, переработать, произвести, продать.

Как рассказывает Эдуард Басурин, «была дана команда различным министерствам в первую очередь находить сбыт. Это уже не рыночная, а плановая экономика. Практика показала, что плановая экономика сильнее рыночной, просто симбиоз должен быть».

Пока этот симбиоз – возможность выжить. Дать людям рабочие места и стабильный, пусть и очень небольшой доход. Без «Внешторгсервиса» и этого могло не быть. Некоторые сложнотехнологичные предприятия, остановленные блокадой, до сих пор ждут перезапуска.



Процесс перехода контролировали местные власти. Был создан Спецштаб, который обеспечивал людям поддержку. «Гуманитарная программа была социально ориентирована: на простаивавшие предприятия привозили продовольственные пайки; для детей рабочих были организованы бесплатные культурные мероприятия и развлечения. Поездки детей на отдых тоже организовывались бесплатно – это правда: это был комплекс мер для снятия социальной напряженности. Как бы не было тяжело, но на это пошли», — вспоминает заместитель командующего ВС ДНР Басурин.

Денис Пушилин – недавно избранный руководитель «отколовшейся» области Украины, рассказывает:

«С 1 марта 2017 года в ДНР и ЛНР были национализированы несколько десятков металлургических предприятий и предприятий угольной промышленности, принадлежащих ранее украинским бизнесменам (Ринату Ахметову и другим).Из-за блокады со стороны Украины непризнанных территорий и военных действий производство резко упало, уровень загрузки предприятий, согласно официальным данным, составлял от 20-80%. Для восстановления производственного комплекса Донбасса и социальной сферы эти предприятия были переданы под управление компании ЗАО Внешторгсервис (ВТС). Это была фактически единственная компания, которая взялась за восстановление работы предприятий Донбасса».

Разумеется, перевод предприятий под внешнее управление не стал для промышленности республики лекарством от всех болезней с мгновенным результатом. Однако успехи ВТС очевидны и значительны. К примеру, в конце 2017 года Алчевский металлургический комбинат (АМК), перейдя под управление ВТС, уже через 20 дней вновь заработал после блокадного простоя. В июне 2018 года благодаря запуску в ЛНР энергомоста на комбинате смогли восстановить полный цикл производства. «Дополнительное количество электроэнергии позволило запустить прокатное производство и получить готовую продукцию металлургического цикла — самая важная цель металлургического производства», — заявил и.о. главного инженера АМК Максим Мокрицкий.

Комбинат планомерно увеличивает объёмы производства: уже сейчас они составляют порядка 70 тысяч (единиц) листового проката, 70 тысяч товарных слябов (пластин) и 50 тысяч сортового проката в месяц. И останавливаться на этом алчевские металлурги не намерены.

В свою очередь, заработавший АМК возобновил деятельность на Харцызском трубном заводе. Алчевский листовой прокат нужен здесь для изготовления труб большого диаметра. «Запуск ХТЗ помогает выстроить определенную интеграцию предприятий Донбасса: Макеевка делает кокс, Комсомольское рудоуправление — известняк, Алчевск — прокатный лист», —рассказал управляющий ХТЗ Роман Хрокало. Таким образом предприятия, которые еще недавно простаивали, удалось объединить в работающий макроэкономический комплекс с единой технологической цепочкой. Теперь промышленный сектор может выдавать на рынок готовую продукцию с высокой стоимостью. Это позволит получать средства и для налогов в бюджет, и для зарплат работникам этих предприятий.

Другим примером эффективности внешнего управления стал Докучаевский флюсо-доломитный комбинат: его передали ВТС одним из последних. И если прежде комбинат был загружен лишь на 5%, то сегодня работа на ДФДК буквально кипит во всех направлениях. Объемы производства уверенно растут, и само предприятие развивается: «Внешторгсервис» уже начал модернизацию оборудования и ремонт рабочих помещений. Мнением поделился и.о. главы администрации Докучаевска Александр Качанов: «Я вижу очень положительный момент в том, что вся металлургия находится в одних руках, которые выстроят так называемый замкнутый цикл».

Перезапуск предприятий закономерно повышает уровень жизни граждан независимых республик. Экономические показатели конвертируются в показатели социальные: тысячи семей получают стабильную работу, зарплату и уверенность. Сегодня на предприятиях ВТС работает 71 тысяча человек. Вместе с членами их семей – это 220 тысяч человек. К работе предприятий ВТС привлечено уже 478 подрядчиков, в их компаниях ВТС дал работу еще 53 тысячам человек. Еще 32 тысячи человек работают на угольных шахтах, которые поставляют сырье только на предприятия ВТС. В целом количество сотрудников «Внешторгсервиса» вместе с членами их семей составляет около 500 тысяч человек. Налажен сбыт продукции, как на территориях ДНР и ЛНР, так и в РФ. К настоящему времени доля ВТС в экономике территорий превысила 60%.

По оценкам руководства ДНР и ЛНР, ВТС фактически осуществляет в непризнанных республиках гуманитарную миссию: восстанавливает экономику территорий, обеспечивает жителям социальную поддержку. В конце года совет министров ДНР и ЗАО «Внешторгсервис» подписали важный документ — соглашение «О социально-экономическом партнерстве». Ежегодный вклад «Внешторгсервиса» в социальную сферу составит составит 150 миллионов рублей. Деньги будут направлены на выполнение социальных мероприятий и программ. Планы Совмина и ВТС касаются культуры и образования, медицины, физической культуры и спорта. Что примечательно, озвученные в соглашении суммы будут распределяться по всем городам и районам республики, даже если там нет филиалов «Внешторгсервиса». Впрочем, свой значительный вклад ВТС вносит с самого начала, и плоды его уже сегодня хорошо заметны. Волнения среди рабочих понемногу улеглись: совсем лихие времена тут прошли, социальная напряженность спала. Жить уже не так страшно. «Если сравнивать тот период и сейчас, то преступности намного меньше стало, это точно», — утверждает Эдуард Басурин.

А ещё, как сообщило 11 декабря 2018 года Минэкономразвития ДНР, «в республике снизились цены на некоторые виды молочной и масложировой продукции». Конечно, до восстановления достойного уровня жизни ещё далеко. И всем жителям ЛДНР, от металлурга до министра, предстоит сделать ещё немало шагов на этом пути. Но главное – эти шаги делаются в реальной жизни, и делаются совместно. Медленно, но верно к гражданам непризнанных территорий возвращается уверенность в завтрашнем дне.

источник

 

Смотрите также

Шок в СМИ!

Новость дня

img
tribunal
white-crane

Сейчас смотрят