Пострадавшую от ВСУ девушку из Горловки выдвинули на Нобелевскую премию мира 2019 года

Уроженку Горловки выдвинули на Нобелевскую премию мира. Впервые о том, что Анна Тув выдвинута на Нобелевскую премию мира, стало известно во время пресс-конференции в здании нижней палаты парламента Италии.

Инициатива выдвинуть Анну Тув на Нобелевскую премию принадлежит благотворительной организации «Помогите спасти детей», которая специализируется на помощи детям в странах, где проживает русскоязычное население, а также в самой России.

«История Анны Тув очень важна из-за того, что своей личностью она представляет страдания всего народа Донбасса. Она мать, она женщина, потерявшая мужа и дочь. Она физически пострадала от этой войны, лишившись руки. Благодаря нашей поддержке она может рассказывать о своем опыте», — заявил председатель организации Эннио Бордато.

В организации уверены, что выдвижении жительницы Донбасса на премию мира поможет распространить в Европе и мире правдивое освещение гражданской войны в регионе. На данный момент на сайте организации идет сбор подписей в поддержку Анны. Под петицией подписались более 70 000 человек.

В петиции, которая в феврале будет представлена Нобелевскому комитету, будет говориться, что «присвоение премии мира Анне Тув — это признание женщины, которой движет исключительно желание активно призывать к уважению человеческих прав и достоинств, а также к миру». Обращение будет подкреплено документами ОБСЕ на Украине, иском женщины в ЕСПЧ к украинским властям и данными о выступлении на сессии Совета по правам человека ООН.

«Я надеюсь и мечтаю, что это произойдет, я верю, что я ее получу, но моим долгом было приехать и сказать о том, что войны быть не должно. Я здесь не из-за премии, а для того, чтобы как можно больше людей узнало о том, что происходит в Донбассе», — заявила Анна.

1

Во время обстрела со стороны украинских карателей Анна потеряла мужа, дочь и руку. Общественники из Италии помогли женщине с установкой бионического протеза.

1

Страшная правда

«Мы были дома, поливали огород, у дочки был последний день занятий перед летними каникулами, двухлетний сын играл во дворе, новорожденная дочка спала в доме, — рассказывала женщина. — Мы видели, как над нами низко летает дрон, но не обратили на это внимания. Чуть позже мы услышали сильные выстрелы и свист. Прямо возле нас падали снаряды.

Мы успели только забежать в дом, и в этот момент прямо в коридор, где мы были, упал украинский снаряд. Муж успел подбежать ко мне и открыть входную дверь, меня выбросило взрывом и его весом на улицу.

Я потеряла сознание, очнулась от того, что услышала, как под завалом кричал сын. Газовая труба была перебита, и газ шёл прямо мне в лицо, я не могла встать, и из завала меня достал сосед. Я забежала в дом раскапывать сына. Только потом, когда я его достала, и мы спрятались за холодильник, я увидела, что у меня оторвана левая рука.

После чего в дом попал второй снаряд. Скорая не могла приехать из-за обстрела.

Позже спасатели нашли в коридоре мою Катю, разорванную на две части, рядом лежал муж, точнее, части его тела. Новорожденная дочь получила осколочные ранения, сын стал инвалидом, дом не подлежит восстановлению, муж и дочь погибли, я — без руки».

Только после этих слов присутствовавшие на мероприятии стали замечать, что одна из рук женщины безжизненно висит, а кисть имеет не совсем естественный ровный матовый цвет. А выступавшая продолжала:

«Осенью совет адвокатов в Донецке направил в Страсбургский суд материалы дела и мои свидетельские показания на видео вместе с адвокатом Дамьеном Вегье. Прошло два года. В прошлом году я продублировала иск в Москве. Никакой реакции нет. Таких исков и обращений сотни. Ни одного слова сожаления, ни помощи от правительства Украины нет. Выплат и компенсаций нет. Протез мне ставили граждане Италии, Ассоциация по спасению детей. На данный момент только в Донецкой области погибло более 80 детей, свыше трех тысяч стали инвалидами. У моей подруги в Горловке погибли трое детей одновременно»…

После выступления Анны Тув — так звали ту женщину — зал впервые за все время заседания молчал, никто не задал ей ни одного вопроса, никто не попытался спорить.

Лощеные западные функционеры от политики, науки и медиа впервые увидели перед собой живое воплощение той войны.

До выступления в ООН в середине ноября Тув успела побывать на конференциях, митингах и круглых столах в Италии, Сан-Марино и Германии, давала интервью во Франции. Она рассказывала, что произошло с ее семьей и другими жителями Донбасса.

В поддержку жителей востока Украины европейцы устраивали акции с требованием «отдать под трибунал» украинского президента Петра Порошенко и признать нацбатальоны террористическими организациями.

Усилиями хрупкой женщины железобетонную информационную блокаду вокруг всего, что происходит сейчас на Луганщине и Донетчине, удавалось пробить.

«Моя цель — донести правду, и тем самым попробовать защитить людей, которые остались там, на Донбассе, под обстрелами, — призналась Анна Тув обозревателю Царьграда. — Например, моих подруг, которые живут в „красных зонах” (территория, непосредственно примыкающая к месту, где ведутся боевые действия — прим. авт.), они мне пишут буквально каждый день, иной раз в два, три часа ночи, рассказывают о том, что их бомбят, и они очень боятся…

Как раз, когда я ездила в ООН, приезжал мой папа, рассказывал о ситуации в Горловке, перед его приездом был обстрел, погиб отец троих детей, в среднем от обстрелов там разрушаются по два дома в неделю.

Сама Анна возвращаться в Горловку после гибели мужа, дочери и разрушения дома не собирается. Живет с пятилетним сыном-инвалидом и двухлетней дочкой в Подмосковье, работает в Международном благотворительном фонде, помогающем детям-инвалидам, отвечает за работу по связям с общественностью. А также состоит в ряде общественных движений Донбасса.

Новости по теме

Вы могли это пропустить



Новые записи