1

Суровые будни «алкогольного сектора» ДНР

Донбасс

 

На рынках занесенной снегом военной Макеевки с четырех утра разливайщики уже открываю свои торговые точки. Их мерцающие в густых утренних сумерках огоньки заманчиво гипнотизируют ранних прохожих, алчущих алкогольного кайфа.

Я тоже решила посетить одну из таких точек (на местном жаргоне «наливаек»), где на разлив продают обычную республиканскую водку. Впрочем, не только ее. Точки внутри хорошо оборудованы, некоторые даже имеют вид уютных мини-кафешек, в которых можно посидеть за стаканчиком, закусить чизбургером и пообщаться с приятелями. Словом, в центре города настоящий рай для любителей «сорокоградусной».

«Между прочим, это самый популярный продукт сейчас в Донецке», — видя мою заинтересованность, вступает в разговор милая девушка-реализатор.

«У нашей «Катюши-плюс» и цена подходящая. Водка хоть и дешевая, но абсолютно качественная», – добавляет девушка.

На полках наливайки заманчиво поблескивают этикетками «Биленька», «Russian Shot», «Свобода»… Ноль пятая бутылка стоит от 70 до 80 рублей с копейками. В наливайках есть и дорогие российские, белорусские марки от 110 до 1000 руб в оригинальных бутылках: как классических по форме — овальных, так и в виде сердца, и даже мифических существ. Премиум класс — около 200 рублей. Словом, все для клиента, в зависимости от его кошелька и предпочтений.

«Производители разные, цена и качество для любого контингента, – рекламирует алкогольную продукцию девушка, – Между прочим, у нас за 115 рублей можно купить напиток, который будет лучше того, что в Украине продается за 40−50 гривен. Можно и на разлив», — добавляет она, широко улыбаясь.

Я интересуюсь, есть ли у них разрешение на такую разливную торговлю. Оказывается, есть – документы в порядке, и налоги исправно платят куда надо.

«А как же иначе. Это ведь не подпольная лавочка. У нас здесь все законно. Все акцизные марки на водке клеются с гербом ДНР», – подозрительно оглядывая меня, говорит продавец.

Я выхожу на улицу, столкнувшись у порога с ранним завсегдатаем заведения. Мужчина приличного вида, но с лицом уксусного алкоголика, потягивает водку прямо из пластикового стаканчика на морозе.

«Как зелье? Не отравимся?», – интересуюсь. Мой собеседник удивленно смотрит на меня. «Да нет… пить, в принципе, можно – доверительно подмигивает он мне. – К тому же это самое доступное «лекарство». У нас ведь война идет (он видимо все же заподозрил во мне заезжего журналиста) Могут убить в любую минуту. Водка помогает переносить весь этот кошмар, иногда снимая стрессы, а порой придавая и силы. Дешево и сердито», – добавляет он. В наливашку мимо нас прошмыгивает подросток в теплой модной толстовке, с сумкой наперерез. Может за соком или пирожным, с утра пораньше? Кто знает…

Помнится о том, что деньги не имеют запаха, первым заявил один знаменитый римский император, удосужившийся брать налог, простите, с отхожих мест. Суровым древним римлянам тогда это показалось очень аморальным. Хотя, когда речь идет о доходах, мораль тихонько стоит в сторонке. Понятное дело, продажа водки это вам не отхожее место. Доход поболее будет для продавцов и особенно казны, если под наливайки переделывали в Республике даже благопристойные овощные лавки. «Да потому что, водочный бизнес здесь не имеет себе равных, – поделился со мной один из торговцев злополучным зельем. – Свободная продажа, никаких ограничений, единственно – заплати налог и все».

Правда, остаются и побочные эффекты от этой «питейной» бухгалтерии. Объективно говоря, это является предпосылкой к увеличению масштабов местного пьянства. Но, видимо, такую «мелочь» здесь пока мало учитывают. А ведь могли бы посмотреть пока не поздно, на соседей, изучить опыт тех же россиян, у которых уже работает и достаточно эффективно антиалкогольная программа.

Наталья Залевская

Не забудь поделиться)


Обратите Внимание


Сегодня в Тренде