«Немецкая пресса»-Deutschlandfunk: Донбасс подконтрольный Украине гибнет, теряя промышленность и людей

Всего лет тридцать назад Донбасс был богатым краем, в котором всегда было много работы, а рабочих рук – не хватало.

Сегодня всё изменилось: работы нет, люди уезжают, а промышленность региона гибнет на глазах.

О том, как живёт сегодня население Донбасса на территории, подконтрольной Украине, и что принесёт этому региону принятый закон «о реинтеграции Донбасса», рассказывает корреспондент Сабине Адлер (Sabine Adler) на сайте немецкой радиокомпании Deutschlandfunk («Вещание Германии»).

Сабине Адлер побывала в Лисичанске Луганской области, где уголь добывают с 1795 года. Однако сегодня всё больше шахт останавливается, хотя запасов угля здесь хватит ещё на сотню лет.

foto

В Лисичанске, в отличие от других мест, шахты не были затоплены водой из-за боёв. Однако блокада привела к тяжёлым последствиям для ранее единого Донбасса. Запчасти для подъёмных устройств до этого приходили из России и с территорий, которые нынче под контролем ЛДНР. Сегодня невозможно ремонтировать то, что выходит из строя под землёй и на поверхности. Руководитель шахтёрского профсоюза Владимир Иванишин приводит примеры: «Резиновые ленты транспортёров на Украине не производятся, их делают в Курске, то есть в России, и у нас нет права закупать их там. Угледобывающие машины приходят с Урала или из Тулы, то есть тоже из России. На машиностроительных заводах в Горловке и Дружковке производится украинское оборудование, но Горловка полностью разрушена, а Дружковка частично. Блокада и война наносят нам большой вред».

Из-за изношенной техники, которая не модернизируется и которую можно только ремонтировать, добыча угля упала почти на 20%, что также уменьшило доход. Повсюду ощущается нехватка средств. Шахты не могут оплачивать энергию, упали поступления в пенсионный фонд и снизились сборы налогов в этом регионе, рассказывает Deutschlandfunk. Улучшения не предвидится, считает местный общественный деятель Эдуард Щеглаков: «От линии фронта нас отделяют 20-30 километров. Бои могут в любое время вспыхнуть с новой силой. Кто придёт сюда с инвестициями? Даже украинские инвесторы не появятся здесь».

Недавно принятый закон о реинтеграции Донбасса изменит положение жителей Восточной Украины в худшую сторону. Правозащитная организация «Право на защиту» пытается помогать перемещённым лицам, поддерживает требования возмещения убытков в результате уничтожения собственности. Активистка, юрист Дарина Толкач опасается, что теперь вообще никто не получит компенсационных выплат: «В законе только Россия объявлена ответственной за ущерб, причинённый войной. Для людей это означает, что они теперь должны направлять жалобы на Российскую Федерацию в украинский суд. Как всё это должно работать, никто не объясняет».

Deutschlandfunk отмечает, что, согласно новому закону, на Украине возникнут три различные зоны: оккупированные территории с самопровозглашёнными народными республиками, безопасная зона – собственно Украина – и буферная зона, для которой нужны будут специальные документы от нового командования вооружёнными силами. Эта буферная зона будет образована Донецкой и Луганской областями, где население, хотя и вблизи оккупированных территорий, но тем не менее жило нормально, как и на остальной Украине. «Теперь там будет господствовать квазиправо военного времени», – говорит юрист Дарина Толкач.

В преамбуле закона о реинтеграции Россия названа агрессором, что доставляет удовольствие большинству депутатов Верховной рады, если они проголосовали «за». А те, кто критикует, сразу же становятся агентами Кремля. Дарина Толкач тем не менее открыто заявляет: «Этот закон – чистой воды популизм. Это признак того, что началась предвыборная борьба перед президентскими выборами. Выборы состоятся в следующем году. Нужно набирать очки. Однако люди на оккупированных территориях по-прежнему не будут получать пенсии и задержанную зарплату, которую Киев был должен заплатить им еще за 2014 год. Речь идет не о реинтеграции, а лишь о расширении полномочий органов безопасности».

Даже и без войны на Украине в шахтах часто происходили несчастные случаи. А теперь на предприятиях горнодобывающей промышленности Лисичанска, который находится всего лишь в нескольких километрах от линии фронта, нет денег даже на установку крепи под землёй. Растёт риск несчастных случаев и задержка зарплаты. Поэтому профсоюзный руководитель Владимир Иванишин бьет тревогу: «Когда нет даже обычных респираторных масок, то работа под землёй должна быть остановлена. Но куда в этом случае идти людям? На что им жить? Мы добыли и продали слишком мало угля, поэтому накопились долги по зарплате, с декабря 2015 года по сегодняшний день это составляет 133 миллиона гривен». В пересчете на евро это 4 миллиона, говорится в статье.

Горняки не виноваты в падении добычи угля. Они работали скорее больше, чем меньше. Вместо того чтобы добираться к забоям в клети, были вынуждены проходить штреки длиной в километры, часть транспортёров вышла из строя, поэтому уголь перевозят вагонетками. Многие, не выдержав, уезжают, большинство – в страну, названную «агрессором», – в Россию, где есть работа. И из соседнего Северодонецка, города химических предприятий, люди также бегут массово.

«Перед началом войны в феврале 2014 года у нас было 7000 рабочих, сегодня – 3500. Люди уехали в Россию, Европу, многие вышли на пенсию», – говорит Валерий Черныш, профсоюзный босс завода «Азот», входящего в химический концерн, принадлежащий олигарху Дмитрию Фирташу, жизнь которого вряд ли осложняют проблемы с химическим предприятием в Северодонецке. А проблем много. «Наша область больше не подключена к центральной украинской энергосети, – объясняет Черныш. – Это состояние длится уже три с половиной года. И нам приходится платить высокие цены за газ, поскольку он теперь идёт не из России, а из Европы».

Пока восстановление электросети является делом будущего, предприятия на востоке разорятся из-за дорогого природного газа, считает Сабине Адлер.

«Возраст наших установок – примерно 50 лет, они потребляют значительно больше энергии, чем современные установки. Если бы правительство поддерживало своих производителей, то оно продавало бы нам газ, который добывается здесь на Украине, на более благоприятных условиях. А так многие предприятия закрываются. Это уничтожение украинской промышленности», – считает северодонецкий профсоюзный лидер. Он не знает, что наносит больше вреда экономике Донбасса: война или правительство в столице Киеве.

Профсоюз «Азота» сегодня может лишь вспоминать о лучших временах. Донбасс в своё время был мощным промышленным регионом.

«Если бы наши предприятия опять смогли бы работать нормально, мы бы не ходили по миру с протянутой рукой. Но Украина показывает своим гражданам, что они её не интересуют», – уверен Черныш.

Все профсоюзные и общественные деятели, да и простые рабочие, с которыми общалась корреспондент Deutschlandfunk, уверены в том, что слишком многие наживаются на войне, поэтому она будет длиться долго. Решение Киева запретить все экономические связи с так называемыми народными республиками и Россией, наносит еще бόльший вред, чем война, – об этом говорят все в один голос.

«Новый закон о реинтеграции Донбасса скорее разделяет, а не объединяет. Закон выгоден в первую очередь президенту, потому что фактическое объявление состояния войны в некоторых областях позволяет правительству, отменить выборы в следующем году», – уверена Дарина Толкач.

Услышит ли Украина Донбасс – хотя бы подконтрольные территории? Вряд ли.

fondsk



Новые посты

Далее по теме

Обратите Внимание