Майдан уничтожил всю промышленность Украины

Новому президенту Украины будет чем заняться. Еще пять лет назад страна обладала неплохой промышленностью, уцелевшей даже после развала СССР. Но Евромайдан оставил от десятков ведущих предприятий одни руины, деградировали целые отрасли. Какими оказались крупнейшие промышленные потери Украины за последние годы?

Владимир Зеленский представил некое концептуальное видение будущего экономики Украины. Накануне его пресс-служба распространила заявление, что избранный президент видит своим приоритетом обеспечение макроэкономической стабильности через независимость нацбанка Украины, сотрудничество с МВФ и соблюдение взвешенной политики в сфере публичных финансов.

В переводе на общечеловеческий язык это означает, что никаких принципиальных изменений в экономической политике Украины не будет – ровно то же самое мог сказать и Петр Порошенко. Впрочем, Зеленского можно даже поблагодарить за честность: при том состоянии экономики, которая досталась ему от предшественника, ни о каких направлениях выхода из кризиса речи быть попросту не может. Об этом свидетельствует развал тех отраслей промышленности, где еще недавно Украина могла рассчитывать на успехи как минимум на постсоветском пространстве.

Авиастроение и космическая промышленность

Крупнейшим активом, унаследованным Украиной от советского авиастроения, был концерн «Антонов». После распада СССР основными контрагентами «Антонова» были российские авиакомпании, при этом украинские авиастроители развивали кооперационные проекты с российскими коллегами. Наиболее известным из них стал ближнемагистральный пассажирский самолет Ан-148. Его производство велось в Киеве на заводе «Авиант» и на мощностях Воронежского самолетостроительного общества, а основными эксплуатантами стали российские авиакомпании и государственные структуры (Минобороны, МЧС и др.).

События 2014 года стали для «Антонова» настоящим шоком. Уже в октябре 2014 года входящее в структуру концерна Харьковское госавиапредприятие объявило дефолт. В 2015 году было выпущено всего два самолета, а затем из-за разрыва кооперации с Россией производство практически прекратилось, поскольку до 60% комплектующих были российского производства. Единственным успехом «Антонова» за последние пять лет можно назвать запуск проекта грузового Ан-178, который должен прийти на смену советским Ан-12. Как заявлял президент Украины Петр Порошенко в прошлом году на авиасалоне в Фарнборо, эта модель на 78% производится из украинских комплектующих, однако пока самолет существует всего в двух экземплярах.

В какой-то мере отрасль все еще подает признаки жизни. Адаптировалось к новым реалиям запорожское предприятие «Мотор Сич», выпускающее авиадвигатели и вертолеты – после разрыва кооперации с Россией оно смогло наладить связи с европейскими странами и Китаем. Для «Антонова» же спасением от полного краха стало включение концерна в состав холдинга «Укроборонпром», но при этом из состава «Антонова» была выделена грузовая авиакомпания, которая в последние годы приносила ему основные доходы.

В дальнейшем стало известно о подписании 25-летнего контракта между Харьковским авиационным заводом, который вошел в «Укроборонпром» еще в 2015 году, и американской компанией Oriole Capital Group на производство и продажу самолетов Ан-74 и Ан-140, в связи с чем предприятие объявило о наборе новых сотрудников. Однако о кооперации с Россией теперь можно окончательно забыть.

В весьма плачевном состоянии оказался и лидер космической промышленности Украины – днепропетровский Южный машиностроительный завод имени А. М. Макарова («Южмаш»). Уже в 2014 году он был вынужден остановить производство ракет-носителей «Зенит», а год спустя выручка «Южмаша» упала до эквивалента 25 млн долларов, что на порядок меньше, чем в докризисный период.

После разрыва связей с Россией предприятие сосредоточилось на сотрудничестве с США по проекту «Антарес» (на данный момент выполнено уже девять успешных пусков), однако компенсировать потери эта кооперация не в состоянии. «Завод испытывает трудности и с выплатой заработной платы, и с отсутствием оборотных средств, и с отсутствием перспективы. По большому счету, помимо серийной ракеты «Зенит», у завода на сегодняшний день нет другой точки приложения усилий», – констатировал в 2017 году и. о. главы Государственного космического агентства Украины Юрий Радченко.

Судостроение

Судостроительная отрасль, основные мощности которой сосредоточены в черноморском городе Николаеве, испытывала проблемы еще до Евромайдана, а события 2014 года фактически нанесли по ней непоправимый удар. Например, старейшему на территории Украины Николаевскому судостроительному заводу (ранее – Завод имени 61 коммунара) пришлось перебиваться мелкими военными контрактами наподобие выпуска переносных печей-«буржуек» для вооруженных сил Украины. В октябре 2017 года предприятие и вовсе прекратило работу из-за долгов, однако спустя несколько месяцев завод был наделен статусом главной ремонтной базы ВМС и морских пограничных сил Украины. В течение прошлого года было отремонтировано восемь судов – о строительстве новых кораблей речи давно не идет, тем более что два из трех стапелей завода решили демонтировать.

Меньше повезло николаевскому судостроительному заводу «Океан», который был признан банкротом еще в президентство Виктора Януковича, а при новых властях за него развернулась затяжная борьба. В августе прошлого года «Океан» наконец был выставлен на продажу за 1,8 млрд гривен (порядка 65,3 млн долларов) – ровно столько составляли требования кредиторов. В итоге завод площадью почти 150 гектаров (включая акваторию) продали за смехотворные 123 млн гривен (около 5 млн долларов) некоему торговому дому «Аннона». Новый собственник заявил о поиске иностранных партнеров, а также о намерении бороться за оборонные заказы, но пока это не более чем планы.

В июле прошлого года хозяйственный суд Николаевской области признал банкротом и Черноморский судостроительный завод – некогда легендарное предприятие, на котором были построены все авианесущие крейсера ВМФ СССР.

В дальнейшем завод вошел в структуру «Смарт-холдинга» бизнесмена Вадима Новинского, партнера миллиардера Рината Ахметова. Принадлежащий этому же собственнику Херсонский судостроительный завод – редкий пример живого предприятия в отрасли: в прошлом году он приступил к строительству судна серии «Волго-Дон макс», а также продолжил строительство танкеров-химовозов для голландской VEKA Shipbuilding WT B.V.

Список проблемных предприятий будет неполным без киевского завода «Кузница на Рыбальском», который до недавнего времени принадлежал экс-президенту Петру Порошенко и депутату Верховной рады от его блока Игорю Кононенко. В сентябре прошлого года шесть гектаров площади завода (цеха, склады и верфь), расположенного неподалеку от центра Киева, было передано сторонней компании «Строй-Реновация». Уже ее название намекает на то, что территория обремененного обязательствами завода в скором будущем может быть застроена жильем.

Автомобилестроение

В советские времена украинский автопром специализировался на «народных» легковушках, выпускавшихся на заводе в Запорожье, и междугородних автобусах, которые производились во Львове. Теперь об этих предприятиях остались одни воспоминания.

Запорожский автомобильный завод (ЗАЗ) серьезно пострадал еще во время кризиса 2008–2009 годов – объем производства за пару лет сократился более чем в пять раз (до 46,2 тыс. машин в год). Однако этот удар не был смертельным: до Евромайдана ЗАЗ боролся за существование и даже разрабатывал новые модели. Агония наступила летом 2014 года, когда завод сократил более 2000 работников, перешел на трехдневную рабочую неделю, а затем снизил выпуск автомобилей до минимума. В прошлом году с конвейера ЗАЗа сошла всего 131 машина, что фактически означало смерть предприятия. В декабре 2018 года началась процедура банкротства, на днях имущество ЗАЗа было выставлено на торги.

О прекращении производства на Львовском автобусном заводе (ЛАЗ) было объявлено в марте 2013 года, но затем было предпринято несколько попыток возродить предприятие. Ряд новых заказов ЛАЗ планировал выполнить для Донецка, так что после начала военных действий в Донбассе производство вновь было остановлено – на сей раз окончательно. В прошлом году ЛАЗ сообщал о возобновлении работы и сборке нескольких автобусов, но завод, согласно последним сведениям, все же решено снести.

Еще одной жертвой кризиса стал Кременчугский автосборочный завод в Полтавской области, основанный в 1995 году как совместное украинско-российское предприятие по сборке «Газелей». Сначала удар по заводу нанесло вступление Украины в ВТО, открывшее на украинский рынок доступ для дешевой импортной техники, а добил предприятие разрыв связей с Россией. Уже летом 2014 года завод остановил работу, а спустя год хозяйственный суд Полтавской области признал его банкротом.

Чуть лучше выглядит ситуация на автобусном заводе «Часов Яр», который расположен в подконтрольной украинским властям части Донецкой области. В прошлом году это предприятие с 60-летней историей выпустило 107 автобусов – на порядок меньше, чем объем производства до 2014 года, но и это по нынешним украинским меркам неплохо. На плаву остается и завод «Черкасский автобус», который в прошлом году выпустил 488 единиц техники – даже несколько больше, чем до Евромайдана. Однако свежая статистика – с начала года объем производства автотранспортных средств на Украине снизился на 31,4% (до 1880 штук) – свидетельствует о том, что украинский автопром движется к полному исчезновению.

Транспортное машиностроение

Главной потерей Украины в этом сегменте промышленности стало мариупольское предприятие «Азовмаш» – один из крупнейших производителей грузовых железнодорожных вагонов на постсоветском пространстве. Это предприятие также имело тесные связи с Россией. Однако после начала кризиса на Украине объемы производства на «Азовмаше» катастрофически снизились.

В начале прошлого года глава областной военно-гражданской администрации Донецка Павел Жебривский сообщил, что «Азовмаш» накопил долги в объеме более 700 млн долларов, но так и не смог найти рынки сбыта, в связи с чем его ждет либо национализация, либо распил на металл. При этом завод практически утратил все квалифицированные кадры – численность его персонала с 2014 года снизилась с 15 тысяч до одной тысячи человек.

Сельскохозяйственное машиностроение

Ряд ведущих предприятий этой отрасли «благополучно» скончались еще до 2014 года. Например, завод «Львовсельмаш» – единственное на Украине и в СНГ специализированное предприятие по выпуску машин для химической защиты растений и внесения в почву жидких минеральных удобрений – прекратил производство еще в 2009 году. Днепропетровский комбайновый завод, основанный до революции, протянул чуть дольше. В 2010 году его площади были сданы в аренду под склады, затем было демонтировано оборудование и в 2013 году суд признал завод банкротом. Продолжает борьбу за жизнь Харьковский тракторный завод, основанный в 1931 году. Объемы его производства за последние годы резко снизились, но завод имеет экспортные контракты и заявляет о планах модернизации производства.

Химическая промышленность

Символом развала украинского химпрома стал затяжной конфликт вокруг Одесского припортового завода (ОПЗ), некогда крупнейшего предприятия химической отрасли на территории УССР, производившего широкую номенклатуру азотных соединений. Приход к власти правительства Евромайдана сдвинул с мертвой точки вопрос о приватизации завода, но вокруг этого процесса незамедлительно возник конфликт с участием его менеджмента, с одной стороны, и тогдашним одесским губернатором Михаилом Саакашвили, с другой. Одновременно всплыли факты масштабной коррупции и крупные долги.

«Крайним» в этих конфликтах оказался сам ОПЗ, который был вынужден перейти на работу по давальческой схеме, что означало регулярные простои в периоды, когда спрос на азотные соединения для минеральных удобрений падает. Украинские власти не теряют надежду продать ОПЗ, но уже при подготовке «большой приватизации» в прошлом году он был назван самым проблемным ее объектом из-за огромных долгов.

В похожей ситуации оказались и сами производители минеральных удобрений – неотъемлемого товара для строительства «великой аграрной державы». Большинство крупнейших предприятий отрасли, таких как черкасский «Азот», «Ривнеазот», Северодонецкое объединение «Азот», «Сумыхимпром», в последние годы работают с перебоями, останавливая производство на несколько месяцев.

Нефтепереработка

Индикатором плачевного состояния украинской промышленности является и неспособность «евромайданных» властей нормализовать ситуацию в нефтепереработке. При наличии шести НПЗ, способных перерабатывать 51 млн тонн нефти в год, Украина по-прежнему вынуждена импортировать горючее. Такая ситуация сложилась еще до 2014 года – после остановки Лисичанского, Одесского, Дрогобычского, Херсонского и Надворнянского НПЗ фактически единственным работающим предприятием отрасли оставался Кременчугский НПЗ, подконтрольный олигарху Игорю Коломойскому. Но и это предприятие загружено всего на четверть, а общая доля собственного производства на рынке горючего Украины не составляет и половины.

vz.ru