Для кого закончится украинский ад

Лед тронулся. Заместитель руководителя Офиса президента Украины Владимира Зеленского Вадим Пристайко рассказал о том, что Москва и Киев в ближайшее время начнут обмен пленными.

«В течение месяца договорились совершить обмен определенного количества. В принципе, мы не замыкаемся вокруг количества людей, наша задача — сейчас разблокировать тот процесс «всех на всех»», — пояснил Пристайко.

Украинский чиновник не голословен. Действительно украинский омбудсмен Людмила Денисова сейчас находится в Москве, где ведет переговоры о конкретных лицах, которых планируют обменять. Для Зеленского вызволение украинских военнослужащих (22 моряка и двое сотрудников Службы безопасности), задержанных после нарушения российской границы в Керченском проливе в ноябре 2018 года, едва ли не единственная возможность выполнить хотя бы одно обещание. А перед выборами в Верховную раду приходится стараться — доказывать избирателю, что президент не пустомеля. Тогда сразу отойдут на второй план и война на Донбассе, и бессмысленные траты на вооружение, когда население живет впроголодь, и возвращение миллионов олигарху Игорю Коломойскому. Именно поэтому уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова вместе с коллегой Людмилой Денисовой смогли обсудить «конкретные механизмы освобождения удерживаемых в двух странах лиц».

Пока фамилии россиян, которые находятся в местах лишения свободы, следственных изоляторах, колониях, тюрьмах на территории Украины, не упоминаются, чтобы «не зародить надежды раньше времени». Однако Татьяна Москалькова пообещала начать серьезную проработку вопроса, поскольку «мандаты двух стран не совпадают в вопросе оказания помощи гражданам через институт помилования». Вместе с тем, по словам российского омбудсмена, стороны ищут и «находят совместные инструменты для более эффективного сотрудничества».

«Мы договорились определенным образом, что, обменявшись списками, мы берем под контроль именно кейсы тех граждан, которые в списках есть — у меня 150 (граждан Украины — прим. ред.), 35 — у Татьяны Николаевны. Мы будем сопровождать: я со своими представителями, которые есть в каждой области, где находятся эти исправительные учреждения или следственные изоляторы. Мы будем сопровождать, если нужна медицинская помощь или какие-то поддерживающие процедуры», — цитирует телеканал «Россия-24» Татьяну Москалькову.

О том, что медицинская помощь понадобится освобожденным россиянам — сомневаться не приходится. Об издевательствах и пытках на Украине над пленными и инакомыслящими имеется множество свидетельств. Сегодня, например, агентство РИА Новости представило доказательства существования секретной тюрьмы СБУ в аэропорту Мариуполя, где местные заплечных дел мастера (у двоих из них были позывные — «Мясник» и «Доктор»), мучая людей, использовали всю свою богатую фантазию. Подключенные к гениталиям контакты от электросварки, пытки бензопилой, ночь в яме с трупами — это лишь небольшой перечень реальных издевательств и над бойцами ДНР, и над теми, кого подозревают в симпатиях к ополченцам.

Хозяйничали здесь каратели батальона «Азов» при покровительстве СБУ. Хватали людей, невзирая на возраст, — и стариков, и подростков. Содержались пленные в двух отключенных холодильных камерах, в них не было никакой мебели, а двери закрывались герметично, не пропуская даже тепло. Жительница Мариуполя, член ныне запрещенной Компартии Украины Татьяна Ганжа провела в мариупольском аэропорту десять дней и не думала, что выберется отсюда живой. «Все ужасы не передать. Перебита была переносица, и левое ухо не слышит. Действительно, очень тяжело это вспоминать. Все пересказывать не буду… вээсушник-мальчишка, который меня водил в туалет по тому коридору, мне сказал, что «за два дня до вас тут девочку забили насмерть, тоже Татьяну», — приводит агентство рассказ женщины, которой палачи постоянно угрожали ямой или рвом, куда скидывали тела погибших, обещали отправить живую к мертвым. По словам Татьяны, похоронено там более сотни людей, которые пропадали бесследно, еще до ее плена. Сейчас Татьяна живет в Донецке (ее выпустили по обмену между Украиной и ДНР) в одном из общежитий для беженцев с украинской территории. А ее дом в Мариуполе разграбили мародеры из «Азова», вытащив все — «систему отопления, окна, двери».

Согласно воспоминаниям Ольги Селецкой, которая попала в застенки аэропорта в августе 2014 года, одна из самых популярных у палачей пыток — топить в бочке или пытать мокрой тряпкой. На лицо лежащему кладут тряпку и медленно поливают водой. Человек начинает захлебываться и теряет сознание, после того, как вода попадает в легкие.

«Это были изощренные пытки. Мне доводилось и с другими пострадавшими общаться. Как нас назвали — «книги». А место нашего содержания — «библиотека». Мне рассказывали о зверских пытках, о том, что там происходило… Я видела многих в подвале СБУ, которые тоже прошли мариупольский аэропорт… Люди были очень сильно избиты, покалечены. Слышала, что не возвращались после допросов», — свидетельствует Ольга.

Известная в Донецке журналистка, главный редактор «Муниципальной газеты» Елена Блоха свое пребывание в мариупольских застенках, куда она попала вместе с сыном в августе 2014 года, описала в книге «90 дней в плену».

«В помещении размером 3х1,5 метра, выложенном белым кафелем (похоже на склад), был всего один стул, на котором сидела девушка с бледным лицом. «Не закрывай, пожалуйста!» — взмолилась она, обращаясь к молодому.

«Терпи. Ты должна быть сильной», — издевательски ласково ответил он и наглухо закрыл дверь. Стало абсолютно темно и очень душно. Судя по всему, вентиляции не было никакой». Потом сокамерница рассказала журналистке , что ее два раза водили «на расстрел», добиваясь признания, что она диверсант ДНР.

Сын Елены попал в мужскую камеру, где находились еще восемь человек. «Некоторые из них, по словам сына, были сильно избиты. У одного даже было видно, как торчат поломанные ребра, у другого были переломаны ноги… Что это за люди и что с ними произошло дальше, я не знаю, могу только догадываться. Но понятно было одно, эти парни действительно могут пропасть без вести, как это происходит со многими, кто оказывается в плену у таких вот «добровольческих» батальонов. Надо отметить, что Мариуполь особенно сильно подвергся репрессиям со стороны «правосеков» и национальных батальонов. Ведь Мариуполь один из первых признал создание Донецкой народной республики», — пишет Елена Блоха.

Примечательно, что кошмары тайных тюрем СБУ не раз фиксировались в докладах Мониторинговой миссии ООН по наблюдению за соблюдением прав человека на Украине. Но в «цивилизованном» обществе не принято реагировать на преступления Киева.

источник

Смотрите также в этом разделе





Сейчас на главной

В Стаханове открыли мемориальную доску Ивану Рою

Жители Стаханова в преддверии Дня города открыли мемориальную доску Почетному гражданину города, ветерану войны и труда, бывшему директору городского автовокзала, председателю совета ветеранов Стаханова Ивану Рою.

Популярное