За спиной киевской хунты все чаще слышны разговоры о неизбежном распаде Украины

период распада Украины

Представитель президента Украины в Крыму Борис Бабин заявил, что в Херсонской области, граничащей с русским Крымом, наблюдается «потеря признаков государственного управления»

В целом ничего нового. С 2014 года украинская государственность, не успев устояться, продолжает нехотя идти по неизбежному пути своего развала. Сами украинские чиновники уже открыто говорят о невозможности сохранения советского территориального наследия современной Украиной.

Здесь важно понимать, что Украина откололась в 1991 году для Москвы так же неожиданно, как и новороссийские регионы от Киева в 2014-м. И то, что сепаратистский проект Украины-антиРоссии, продолжает давать трещины по советским территориальным швам — вполне естественно. Сами республики в Советском Союзе появлялись по воле партийного руководства, чтобы противодействовать русскому «великодержавному шовинизму». Границы между ними проводились абсолютно произвольно. А потому регионы, отошедшие к Украине, совершенно не обязаны вечно двигаться в фарватере русофобского «украинского проекта».

Почему Украина неизбежно территориально распадётся?

Прежде всего, распад Украины неизбежен, потому, что само это образование, есть продукт территориального раскола, а не исторического государственного формирования. И процесс раз начатый, неизбежно всё глубже проникает далее внутрь тела Украины. Отколовшись от России, Украина уже в свою очередь стала беременна многочисленными внутренними разделениями. Часть из которых, «родились» на свет в 2014 году. Это и Крым, и Донбасс, и Луганск. А часть продолжают, вызревая ждать своего неизбежного политического момента появления.

«Беременность» Украины дальнейшими отделениями территорий можно прервать только широкомасштабными репрессиями, в стиле сталинских времен. Представить себе решимость киевских властей провести эти репрессии легко. Невозможно лишь поверить в то, что сама украинская государственность способна выдержать, такую внутреннюю напряженность, которая неизбежна при таком гражданском противостоянии.

Даже сегодняшнее информационное нагнетание киевской властью русофобии во внутриукраинской трансграничьи вызывает «потерю управляемости» и создаёт предпосылки для внутреннего сепаратизма.

В целом пора сделать вывод, что в стремлении к собственной государственности киевские советско-украинские элиты впали в глубокие националистические искушения, совершенно не свойственные большинству малорусского населения.

Украинская политическая элита пытается в национал-большевистском стиле навязать мягким южнорусским характерам, совершенно не свойственные им идеи ригористской державности. И сталкивается со всё более набирающим свою силу анархистским неприятием этих государственных инициатив со стороны населения. Государственного духа, этоса державности на этой территории, с этим населением, не было уже со времен Киевской Руси.

Никакая «украинская идея» не способна создать великого государства из искусственно нарезанных постсоветских регионов и населения, не имеющего никакого желания культивировать у себя, аристократические идеалы самоотречения, необходимые для существования суверенных государств.

Мертворожденное украинство, может только имитировать державность и самостийность. Любые события требующие национального напряжения, будь то внешнеполитические проблемы или внутриобщественные нестроения сразу же подвигают Украину к территориальному распаду и массовой миграции населения.

Украинский вариант регионального западничества

Украина является государственным образованием на пока ничейной границе Русского мира и Европы. Такие полугосударственные тела называют лимитрофами или трансграничьем. Ни НАТО, ни Россия не контролируют полностью эту нейтральную полосу. За контроль над ней всё ещё идет противостояние с переменным успехом.

Но само украинское государство, политическая элита настроены агрессивно антирусски и антироссийски. Именно поэтому это необычный сосед, с которым было бы всегда желательно поддерживать добрососедские отношения. Это страна генерирующая постоянное беспокойство, в той или иной степени.

Украина очень идеологизированное образование, без устранения которого интеграционные процессы на постсоветском пространстве или по-другому говоря, собирание русских земель будет встречать агрессивнейшее сопротивление. Именно «украинская идеология» является единственной скрепой Украины, как государственного образования. И ключевой проблемой здесь является то, что «украинство» политически играет на цивилизационном поле Русского мира.

У России и у Украины общая история, общая вера, общая территория, но разная цивилизационная ориентация у правящего класса.

«Украинство» таким образом, есть лишь вариант южнорусского регионального западничества.

Что же нам делать в отношении Украины?

В русском обществе, да и в среде политических экспертов нет консолидированной, единой позиции как себя вести России в отношении Украины. Давно пора и просто жизненно необходимо определиться в стратегическом отношении к антирусскому образованию на наших границах.

Украина опасна для России и оставлять её без каких-то изменений в своём южном подбрюшье не правильно.

Украинское руководство не должно комфортно расправляться с русскими активистами и пропагандировать свои русофобские мифы на многомиллионное южнорусское население.

На Украине идёт жесточайшая борьба за власть, между правящими кланами. Выборы не за горами, а это всегда политический кризис на Украине.

И главными врагами «украинства» становятся русские СМИ. Ведь «украинцами» не рождаются, ими становятся путем долгого информационного воздействия. В ситуации искусственно созданного на Украине информационного вакуума идут планомерные волны «украинизации». Вся надежда киевской власти на тот пропагандистский морок, который туманит сознание южнорусского населения, делая из него свидомых украинцев. Ведь если бы украинцем можно было бы родиться, то зачем столько информационного шума стремящегося убедить население Украины, что оно есть единый украинский народ?

Необходимо создание серьёзной и разнообразной по содержанию альтернативы информационному зомбированию. Создания сети радиостанций вещающих специально на Украину, интернет-порталов специализирующихся на контрпропаганде «украинству» и налаживание каналов переброски литературы развенчивающей украинские исторические мифы.

Украина как государство искусственное и идеологизированное больше всего боится информационного воздействия.

В решении проблемы Украины не хватает чисто информационного давления, информационного толчка для окончательной потери управления и привычных очертаний этого государства.

источник

Похожие новости