Будут ли укры наступать на Донбасс, после заявления Полторака про отказ о силовом варианте решения конфликта?

Ввиду уже традиционного отсутствия дипломатических подвижек по Украине, боевые действия продолжаются и нет никаких предпосылок к их прекращению

Вопрос лишь в форме ведения боевых действий и их интенсивности.
Стороны по-прежнему предлагают оппонентам перейти к активным действиям, рассчитывая использовать выгоды действий в обороне с перспективой дальнейшего контрудара из глубины.

ЛДНР имеет достаточно слабый передний край (значительная часть техники по-прежнему находится в районах сосредоточения), который как бы приглашает ВСУ “воспользоваться ситуацией”.

Командование ВСУ это конечно видит, но понимает, что при начале масштабной наступательной операции, крайне велик риск попасть под каток “северного ветра”. Поэтому обоснованные и нет жалобы военных и волонтеров о ситуации в республиках, зачастую воспринимаются как дезинформационные мероприятия.

Аналогичным образом у нас кстати оценивают и рассказы украинских волонтерах о “зраде и разложении ВСУ”. В реальном планировании, обе стороны конечно делают поправку на реалии информационно-психологической войны. Отсюда и заявления МОУ, что Украина мол наступать не собирается, хотя очевидно, что наступательные планы у ВСУ есть. Отсюда и заявления о “наступлении к Днепру или хотя бы к границам республик”, хотя наступление не планируется, во всяком случае пока.

ЛДНР же в свою очередь, без прямого участия РФ, вряд ли способны провести масштабную наступательную операцию, поэтому многочисленные заявления Захарченко и других официальных лиц ЛДНР о выходе на границу и тем более о “развале Украины за 60 дней” оторваны от текущей военно-политической реальности. ВСУ конечно с удовольствием бы встретили в нынешних условиях наступление ВСН, так как это дало бы Украине повод активизировать тематику “Россия напала на Украину”, а сама операция, дала бы возможность существенно измотать ВСН с перспективой дальнейшего контрнаступления, в условиях которого РФ было бы более проблематично открыто вмешаться.

Многочисленные, зачастую прямо противоречащие друг другу официальные и неофициальные заявления в дискурсе (ХПП/все пропало) с обеих сторон, фактически, создают некий информационный шум, в рамках которого стороны и пытаются маскировать свои реальные замыслы, благо ресурсы и характер конфликта, позволяют с обеих сторон поддерживать его дозирование течение и при необходимости “поддать жару”.

Пока действует стратегия на политическую заморозку конфликта, Россия будет публично уклоняться от активизации действий на Донбассе, поддерживая текущее военно-политической состояние неопределенно долго, пока не создадутся (если создадутся) условия для военного или политического решения. Украина по причинам опасений связанных с прямым участием ВС РФ, так же будет уклоняться от ситуаций, когда они могут быть применены, хотя как уже стало очевидна, прежняя стратегия Горбулина не сработала, что и обуславливает нынешние истеричные запретительные меры киевского режима, который не имея возможности полноценно вести войну на Донбассе, вынужден все чаще обострять войну уже внутри оставшейся Украины, дабы образ врага прикрывал провальную социально-экономическую политику.

Отсюда и вытекает текущий характер войны с уже стандартными обострениями и всплесками разовых потерь с обеих сторон. По большому счету – в нынешнем виде война идет уже более двух лет и пока неясно, когда произойдет качественное изменение в характере боевых действий. До этого момента, фронт так и будет пожирать жизни солдат и гражданских, не говоря уже о потерях в материальной части и гражданской инфраструктуре. Нынешняя линия фронта является своеобразной непризнанной гос.границей, бои на которой, как показывает пример Карабаха, могут идти не только годами, но и десятилетиями. В этом плане рассказы о том, что “Минск остановил войну” полностью оторваны от реальности – Минск по сути лишь способствовал институциализации войны.

Все вышесказанное не отменяет вполне очевидных задач связанных с удовлетворением текущих потребностей войск, повышением качества командования, заполнением штатов (живыми людьми, а не мертвыми душами), повышением материально-технического обеспечения бригад и БТРО, проведением мероприятий направленных на повышение мотивации войск, в том числе и путем привлечения к службе ветеранов кампании 2014-2015 года. Само собой, надо следить за тем, чтобы ВСУ за рассказами про “мы не будем наступать”, не подготовила бы реальную операцию с целью масштабного сокращения территории республик. В остальном же, ситуация без существенных изменений, хотя конечно хотелось бы сказать, что существенные потери с обеих сторон, качественно ее меняют. К сожалению, нет.

источник

Понравилась статья? Поделись с друзьями:

 

Популярные Новости Сегодня