Бывший “АТОшник” рассказал, что было на самом деле в Шахтерске 2014 года

По сравнению с нынешним форматом войны в Донбассе, в 2014 год столкновения были жестче, а ополчение и ВСУ активно «менялись» населенными пунктами, отбивая и занимая города и посёлки с боями и без.

Недавно в сети появились воспоминания одного из десантников ВСУ, рассказывающие об одном из эпизодов 2014 года, когда украинские вооруженные силы и ополчение схлестнулись за Шахтерск.

«Конец июля четырнадцатого. У всех приподнятое настроение, мы освобождаем город за городом, не покидает мысль, что вот-вот… осталось чуть-чуть и все это закончится. Закончится этот гребанный сюр… война которая случилась там, где ждал ее менее всего. Война не где-то за океаном, а дома… Там, где родился и прожил всю свою жизнь».

В отличие от множества украинских солдат, в данном случае боец не рассказывает сказок о конных бурятах и сотнях русских спецназовцев ГРУ.

«Шли двумя колонами, моей машине, как это часто бывало, досталось счастье идти в ГПЗ. Счастье сомнительное, особенно с учетом вооружения «Реостата», но что поделать. Маршрут был проложен весьма извилистый, первая половина прошла через блоки, выставленные нашим третьим батом и кем-то из механизаторов. Вторая, уже по территории, которая по сути не контролировалась ни кем. В итоге мы дошли без приключений, а вот вторая колонна, уже нарвалась на засаду. Был ранен комбат из 95й, его водитель и один боец убит. Во время выхода из-под обстрела, тела бойца выпало из Шишарика. В последствии за ним отправили несколько коробочек.»

Затем солдаты ВСУ обустраивали позиции, когда колонна прибыла к городу, но долгой передышки не случилось.

«Противник не заставил себя долго ждать. Буквально через полчаса по нам начал работать миномёты. Сначала разрывы ложились хаотично, но вскоре минометчики пристрелялись и попытались достать мой алюминиевый тазик. Один из разрывов лег на столько близко, что в машину, через открытые люки (стояла жара), залетели клочья земли. Уже намного позже, наводя в «Реостате» порядок, нашел несколько осколков в боевом отделении, один из них, величиной около 10 сантиметров застрял в каремате, лежащем за перегородкой механика-водителя, прожег его, сделав малопригодным в дальнейшем».

В дальнейшем ополчение действовало ещё более успешно, поражая 25 бригаду ВСУ артиллерией и нанося серьезный ущерб.

“В частном секторе начались пожары, огонь начал перекидываться на дома. Именно так и сгорела батарея «Нон», которая просто была объята пламенем полыхавших поблизости домов. Сначала загорелись боеприпасы, выложенные рядом, потом взорвались и «Ноны». Сильно доставалось колесной технике, многие машины стояли словно решето посеченные осколками. Возле одного из ГАЗ-66 упала 120мм мина, это было метрах в 20 от моей машины. Отделались лишь одним легко раненым – пострадал ВДСник, а машина, посеченная осколками в последствии, вышла своим ходом.

Во время одного из обстрелов осколки пробили бортовую броню одной из БМД, а также баки машины. Начало вытекать топливо, загорелось поле, вскоре вспыхнула и сама машины – механики не рискнули бежать спасать соседние, в итоге мы потеряли две двойки и один БТР-РД, ПТУРы из которого, вовремя пожара разлетались во все стороны, словно фейерверки.”

Затем, после тяжелых боёв, солдатам ВСУ все же дали указание выйти. В результате тяжелых городских боёв, 25 отдельная Днепропетровская бригада ВДВ потеряла много техники и до полутора сотен солдат и офицеров убитыми и ранеными. Ополчение же, имевшее меньшую численность, понесло и меньше потерь, победив одну из самых элитных на тот момент частей ВСУ.

Виктор Злобин

Понравилась статья? Поделись с друзьями:

 

Популярные Новости Сегодня