Вы здесь    

Как наши бабушки ездили за пенсией в Украину

Как наши бабушки ездили за пенсией в Украину

Программа воссоединения народа Донбасса: Как получить помощь
«Отец-основатель современного Донецка»: Джон Хьюз
Видеосюжет о том как Украина обстрелами учит как “Родину” надо любить

О приключениях донецких пенсионерок – медсестры Людмилы Сергеевны, делопроизводителя исполкома Марии Петровны, библиотекаря Нины Семеновны и самой возрастной из этой компании – 80 – летней Машеньки.

Женщины во что бы то ни стало решили забрать у незалежной положенное – свои пенсии. А для того, чтоб пройти нечеловечески унизительную процедуру идентификации и оформления документов – они воспользовались не афишируемой, но дорогой услугой «Пенсия под ключ» . И в сопровождении толкового мужчины Дмитрия, двинулись в подконтрольный Киеву город П.

Моя знакомая Людмила Сергеевна продолжает рассказывать о процедуре идентификации и сопровождающем все это драйвом.

Новости «от нас» – только шепотом

Итак, со второй попытки, с помощью, предположу, денег, а так же личных связей и кулаков Димы, мы прошли жернова собеса. Теперь путь лежал в Ощадбанк и Пенсионный фонд.

Дима дал нам день на отдых, а сам повез партию уже «отидентифицированных» пенсионеров домой в ДНР.

Клятвенно пообещал вернуться за нами.

Я пошла побродить по городу. Конечно, все желто – блакитне, хотя людям по – моему, от этого не легче. Город живет своей жизнью, не зацикливаясь на цветах и вышиванках. Он совсем рядом с Донецком – в мирное время за три часа на маршрутке можно было добраться. А сейчас – бесконечно далек. В формальном отношении – это другое государство, в человеческом – это наши люди…

В аптеках цены ниже, чем в Донецке, а на рынке огурцы – 10 грн., кабачки и капуста – 14 грн., помидоры – 35 грн., клубника – пол- литровая баночка – 15 грн. Вода дорогая – 0,5 литра стоит 4,50 грн.

Из крана течет техническая вода, даже кипятить для приготовления пищи ее не рекомендуют. К подъезду подвозят питьевую – по 75 копеек за литр. Люди выстраиваются за ней в очередь и пересказывают новости из телевизора. А смотреть там, честно говоря, нечего. Нацпропаганда, которая льется в уши местных зрителей – туда даже не затекает – менталитет не тот.

Если кто – то привез новости «оттуда» (то есть от нас) – тут же собирает вокруг себя жадно внимающую аудиторию. Новости «от нас» принято рассказывать шепотом.

Вот так, под воду, люди делятся информацией из ДНР, которая в многочисленных пересказах постепенно трансформируется в фольклорные былины – о победившем социализме, достатке, неимоверной сплоченности.

«Жаль только, что стреляют по ним», – слышится, как правило, в конце.

Когда закончится война?

Пока я неспешно наслаждалась прогулкой вне «чиновничьего заповедника» – случилась беда.

Это тревожное слово на дрожащих губах принесла библиотекарь Нина Семеновна, как только я вернулась в нашу квартиру.

– Машеньку нашу того… задержали! – выпалила она.

– Как? – опешила я.

– Кому она нужна? – холодно спросила уставшая за всю жизнь от пенсионеров делопроизводитель Мария Петровна.

А дело было так. Еще накануне, в один из наших «штурмов» собеса, к очереди подошел мужчина средних лет, слегка кавказец. Он поздоровался, раздал всем желающим свои визитки.

Мужчина зарабатывал на жизнь тем, что возил людей до блокпоста и обратно, а так же по маршрутам – Блокпост – собес, Блокпост – Ощадбанк, Блокпост – Пенсионный фонд.

Он выразил сочувствие нам, пенсионерам, сожаление, что идет эта никому не нужная война…

(В этот момент его темно – карие глаза стали влажными, хотя между собой люди говорили, что берет за извоз он немало).

– Мужчина, а когда война закончится? – спросила нагловатая женщина из очереди. Этим вопросом она «достала» почти всех чиновников собеса, от чего они становились нервными и, соответственно, компьютеры висли чаще.

– А никогда! – Резко ответил водитель. – Вы знаете, сколько там, на блокпостах зарабатывают? Миллионы! И зачем им оттуда уходить? На трактора свои возвращаться? Они ж все безработные там у себя, в селах. Это хорошо если еще трактор есть. Один на десять деревень. А если и этого нет – как землю обрабатывать? А тут на тебе – стой с автоматом и забирай у людей бабло, или что найдешь. Так что не уйдут они, не надейтесь.

Убеждала вернуться к трактору

Я не сильно тогда обратила на этот спитч внимание, а сейчас вспоминаю – Машенька слушала разговор, затаив дыхание, а после даже всплакнула.

Так вот, из рассказа библиотекаря Нины Семеновны следовало, что Машенька выбрала ее в напарники идти на рынок. Купили немало – пару кг лука, картошки, капусту, 1 кг сахара (Ну зачем? – хотелось закричать! Мы же скоро уедем! Или как?).

Несли они сумки в нашу квартиру, как вдруг Машенька увидела двух вояк.

– Буханку хлеба схватила под руку и помчалась к ним! – Библиотекаршу мы отпаиваем водой, но голос у нее все равно дрожал. – А они здоровые такие! И немолодые уже. И может, пьяные… Ну мне так показалось.

И подбежала наша 80 – летняя сухонькая, маленькая Машенька к ним. Понятно, хлебушек предложила. Настойчиво так. Вояки отвернулись, и начали обходить бабульку с левого фланга. Их путь лежал в магазин, который находился буквально в десяти метрах.

Но Машенька опять стала на их пути. Обходили – то они ее вдвоем, а не по одному, потому маневрировать ей было легче.

– Сынок, возьми хлебушек! – Залепетала Машенька. Сынками она называла всех особей мужского пола младше ее. – Он тебе еще пригодится! Я же знаю – кормят вас плохо, да и домой хочется! Трактор – то у тебя есть? Возвращайся домой, милочек ты мой. Трактор другая деревня заберет, что делать будешь – то?

В это время библиотекарша Нина Семеновна металась с сумками, полными луком и картошкой возле этой троицы. Кружила вокруг, а подойти и забрать Машеньку боялась.

Закончилось тем, что повели амбалы – вояки нашу Машеньку в полицию.

Туда бегом, втроем, двинулись и мы. Позвонили Диме, но он не брал трубку – может, проходил блокпост.

Идем, волнуемся, проверяем – при себе ли паспорта и справки переселенцев, мысленно ругаем Машеньку и библиотекаршу (могла же отбить старушку у вояк), а тут на встречу она!

Бредет легонькой как ветер походочкой.

Легонькой потому, что в свои 80 Машенька – почти мумия. Она уже не кружит по жизни тяжелыми шагами в поисках чего – то материально – земного, а просто порхает. Даже не знаю – зачем ей этот пенсионный тур…

– Ну что???? – Накинулись мы на старушку.

Выяснилось – ничего. Написала какую – то бумагу, что хлеб не отравлен и никакого умысла травить, а так же уничтожать военных у нее не было. Клятвенно пообещала не приставать к тем, кто в форме.

– Буханка им досталась, – горько сказала Машенька, кивая на полицейский участок.

Специально обученная девочка

– Значит так! – Начал грозно Дмитрий утром, по приезду. – С людьми не разговаривать, военных обходить стороной с дистанцией в пять метров, ходить только в аптеки и на рынок!

Речь предназначалась Машеньке, и она виновато все это выслушивала. Но было видно – чтение моралей ей не нравится.

– На Ощадбанк и Пенсионный пойдем с Мариной. – Из – за спины нашего командора Дмитрия показалась хрупкая девушка лет 25 – ти.

Тут наша Машенька решила взять реванш.

– Ты, сынок, по што ребенка на бойню пристраиваешь? – Грозно сказала бабулька.

– Та вы, женщины, девочку эту в деле еще не видели! – Рассмеялся Дима. – Она ж специально обучена по этим местам ходить!

Марина приобняла Машеньку, проверила наши ксерокопии, документы и мы двинулись в путь.

Продолжение следует…

источник

Неопровержимые доказательства присутствия регулярных российских войск в Донбассе

Мы рады видеть Вас снова на нашем сайте :)