Про промышленность ДНР: чего ждать?

 

Внешнее управление, в народе получившее название «национализация», таковой не является ни по форме, ни по содержанию. С точки зрения специалистов, к огосударствлению промышленных активов республика еще даже не приступила, но по правилам экономической науки, особого выбора у нее нет.

«На самом деле, пока ничего кардинального не произошло, — констатирует доктор экономических наук, заведующий отделом экономической информатики и кибернетики донецкого Института экономических исследований Роман Лепа. — Есть решение о вводе временных администраций, но в ДНР давно работает госуправление на ряде энергетических активов, заводе «Донгормаш» и других предприятиях. Значительно важнее, в данном контексте, чем руководствовались те, кто принимал это решение, и что за ним последует».

Формально это подтверждают и высокие должностные лица республики, подчеркивавшие в комментариях для СМИ, что форма собственности у заводов, шахт и прочего «национализированного» имущества юридически не меняется, так же как и владельцы. Госуправленцы делают упор на инкорпорацию базовых промышленных активов региона в паровое поле ДНР и перевод трудовых коллективов в новосоздаваемые республиканские хозяйственные субъекты. Но без всесторонних разъяснений и очерчивания если не технико-экономических, то хотя бы социально-правовых перспектив, предпринимаемые ими усилия пока только плодят вопросы и сомнения. Ответом, по мнению эксперта, должны стать последующие политические решения.

Главное – мотивы, а не механизмы

Причин для долгожданного, но скомканного в своей спонтанности, решения о переводе горно-металлургического комплекса и прочих опорных промышленных активов под эгиду властей ДНР, конечно же, могло быть великое множество. В том числе, от принуждения украинских собственников к социальной ответственности и большему участию в местной экономике, до политического заигрывания с близкими населению антиолигархическими идеями. Но, исходя из мирового опыта и здравого смысла, к ситуации в Донбассе ближе всего – попытка государства препятствовать оттоку средств со своей территории. А отток велся, причем в многомиллионных объемах еще и в пользу военного противника, что находится вовсе за гранью понимания.

«Если речь идет не о политической демонстрации, а о реальной системной работе власти и появлении у нее стратегии государственного управления экономикой, то следующим шагом действительно может стать национализация этих активов. И тогда происходящее, в том числе и упорное использование этого термина в социальных коммуникациях, можно считать подготовкой»,

— отмечает Роман Лепа.

Опыт перевода предприятий или объектов из частной собственности в государственную, есть во многих странах мира, от Западной Европы до Латинской Америки. Причем, далеко не всегда речь идет о грубой силовой конфискации. Есть прецеденты, когда в силу сложившихся экономических условий правительство и собственник договаривались о разделе затрат и прибыли. И, с точки зрения ученых экономистов, эффективней всего подобные «нерыночные» рычаги были именно в молодых и развивающихся государствах, которые по умолчанию находятся в не лучших экономических условиях. А вот либерализация отношений между властью и крупным бизнесом – это как раз путь уже вставших на ноги, достаточно развитых и стабильных стран.

Так что, складывающаяся в ДНР экономическая реальность, весьма либеральная по отношению к правам крупного капитала, но с активным вмешательством государства в работу мелких структур, ставших бюджетообразующими в силу обстоятельств, не эффективна не только с точки зрения обывателей, но и с позиций экономической науки. И заявленные перемены – отличный шанс переместить акценты.

Государство и эффективность

На самом деле, любимый миф либеральный экономистов о том, что эффективным может быть только частный собственник, давно развеян в мировой практике. Более того, по мнению Романа Лепы, в случае с ДНР речь идет о предприятиях, нуждающихся в некоторой трансформации цепи поставок, но в целом с давно изученными потребностями и возможностями. И с точки зрения научной теории, на такой небольшой территории ДНР, государство реально может быть эффективным управленцем.

Проблема, правда, в том, что практика с теорией сходятся далеко не всегда. К примеру, из упомянутых экспертом предприятий, работающих под внешним управлением более двух лет, стабильно работает только энергетический сегмент. Так как энергоснабжение одно из базовых условий жизнеобеспечения любой территории, то никаких глобальных трансформаций в этом секторе не происходило. По сути, при номинальном госуправлении, контроль над технологическим процессом осуществлялся и осуществляется предыдущим менеджментом. А на других активах, том же заводе «Донгормаш», не говоря уже о Горловском машиностроительном и бывшем ДЭМЗ, переименованном в «Юзовский металлургический завод», сроки запуска которых постоянно откладываются, эффективность республиканского менеджмента пока не проявилась. Безусловно, для этого есть масса объективных причин, но факт, как говорится, налицо. А в данном случае речь идет о гораздо более крупных предприятиях, от которых зависят, порой, целые города, а не пара сотен работников.

Есть ли у вас план, Республика?

Одновременно с национализацией в том или ином виде, или вовсе без оной, вслед за введением госуправления в крупной промышленности, в республике, по мнению эксперта, может пройти масштабная экономическая реформа, в корне которой будет лежать переход к плановой системе. Как нетрудно догадаться, в подобной системе роль государства в контроле над промышленностью не меньше, чем в случае ее прямой национализации, но, теоретически, форму собственности действительно менять не обязательно. Достаточно, чтобы предприятия выполняли поставленные задачи.

«Не стоит верить либеральным теоретикам, которые утверждают, что государственное планирование утратило актуальность, и рынок сам все урегулирует. Так или иначе, государственное планирование используется во всех странах мира, и в России в том числе. Там сейчас реализуется ряд проектов по усовершенствованию межотраслевого планирования, и, если судить по результатам аналогичной системы, внедренной в ВПК – это весьма эффективно»,

— рассказывает Роман Лепа.

По словам ученого, необходимая для этого научная база в республике сохранена, кроме того, готовы помочь с разработкой и внедрением необходимых механизмов российские коллеги. Другое дело, есть ли запрос на подобные разработки в органах власти.

«Плановая экономика нужна, по сути, только в опорных для экономики отраслях: черная металлургия, добыча полезных ископаемых, машиностроение, где можно и нужно планировать инвестиции, объемы производства и прочее на длительный период. Для торговли, или, к примеру, сферы транспорта, плановая система не нужна и будет только снижать мобильность принятия решений и, в конечном счете, эффективность»,

— констатирует ученый.

То есть, если власти республики действительно хотели бы провести подобную реформу, сейчас условия для нее лучше, чем были полгода назад.

Распутье или тупик?

К широкому обсуждению темы «плановой экономики» пока ни общественность, ни экспертное сообщество не привлекалось. Кроме того, не так давно в интервью на местном ТВ министр доходов и сборов ДНР Александр Тимофеев выразил сомнение в том, что Народный Совет когда-либо примет решение о национализации активов, которые сейчас переведены под внешнее управление. А решения государственных органов о правах, обязанностях и полномочиях самих управляющих компаний так и не представлены на официальных ресурсах. И чем дольше длится информационный вакуум, тем менее ясен исход всего проекта взятия под контроль местной промышленности.

Трехлетнее ожидание сговорчивости собственников себя, очевидно, не оправдало, поэтому особого выбора инструментов для управления промышленным комплексом, у республики, по сути, нет. Как нет и собственной обеспеченной прослойки, которая была бы способна, без отхода от условно капиталистической модели, гарантировать не только получение прибыли, но и обеспечение инвестирования, эффективного управления и сбыта. Так что либеральный рынок, по крайней мере в промышленности, сегодня – выбор явно не для республики.

Как утверждает Роман Лепа, само по себе введение внешнего управления — это резкий маневр, но пока не окончательный поворот в местной экономической политике. Сделать эту политику самодостаточной возможно, только если после «А» в виде госуправления, прозвучит «Б». Если в том или ином виде будет очерчено участие государства в работе этих предприятий. Необходимы выбор оптимальной модели и создание нормативно-правовой базы, которые позволят сохранить потенциал «зависших» на сегодня предприятий и максимально быстро переключить их на российские рельсы.

Екатерина Шило