Украина повторяет судьбу Никарагуа, Порошенко будет бежать из страны вместе с гробами

 

Нынешний нацистский режим Украины приближается к своему концу. Как вернуть в цивилизацию эту страну?

Случилась у одного из телеобозревателей ещё во времена Советского Союза забавная оговорка, когда он рассказывал про последние дни тиранического режима в Никарагуа диктатора Анастасио Сомосы. А сказал он, описывая успешное освобождение страны от этого проамериканского фашистского режима, что-то вроде: «А в бункере прятался Сомоса и оттягивал свой конец».

Мем-то мем, да в нём намёк…

За точность фразы ответить сложно: воспоминания, как это называется, разнятся. Но телепередачи типа «Международной панорамы» тогда были жутко популярны, фраза мгновенно обошла всю страну и стала тем, что сегодня было бы названо «мемом».

Однако в этом старом полувековой почти давности меме сегодня звучат вполне актуальные мотивы. При том, что сегодня реально творится на Украине, толчком к свержению опирающегося на нацизм режима там может стать любая случайность. В 1978 году последней каплею стало убийство национальными гвардейцами главного редактора оппозиционной газеты «La Prensa» Педро Хоакина Чаморро. На Украине, скорее всего, такого не случится: её глава Пётр Порошенко с поддерживающими его элитами оказался куда предусмотрительнее фашистского диктатора в Никарагуа, и подлинно оппозиционную прессу истребил. В том числе методами физического террора.

Но противоречия от этого никуда не делись. На Украине — хаос и каша, но в них варится сразу несколько политико-экономических групп, которые в уже обозримом будущем будут вынуждены жестоко размежеваться друг с другом. Грубо говоря, по причине, что подъедят последние питательные вещества в этой каше. И тогда достаточно будет малейшего толчка, чтобы всё обрушилось, как тогда в Никарагуа.

И что тогда?

Тогда, в июле 1979 года, Анастасио Сомоса бежал из страны. На личном самолёте, погрузив в него мешки с деньгами и драгоценностями и даже гробы с телами умерших членов семьи. Он знал, что делал: под зонтиком США его семья тиранила и грабила свою страну целых 42 года — в ответ за зонтик предоставляя американским компаниям возможности жестоко эксплуатировать никарагуанцев, попутно выкачивая из страны всё ценное.

Пока похоже на Украину, не правда ли?

Вслед за диктатором рванули из Никарагуа связанные с ним элиты. Включая военные, в лице высших офицеров Национальной гвардии. Те бросили своих солдат на офицеров среднего звена, а те, не будь дураки, просто разбежались. Солдаты, которые там участвовали в собственной «АТО» против повстанцев из «Сандинистского фронта национального освобождения» (СФНО) оказались оставлены на произвол судьбы. И партизан.

Ещё через два дня партизаны колоннами вступили в столицу страны город Манагуа…

Что ждёт Украину?

Разумеется, все аналогии в истории всегда немножко «гуляют». История не повторяется с математической точностью. Но эти аналогии есть — на том, собственно, и строятся все уроки истории. Которые мало кто изучает и тем более — соотносится с ними. Но они есть.

То, что сегодня на Украине — крайне тяжёлая экономическая и оттого политическая ситуация — не нуждается сегодня даже в доказательствах. Они у всех там перед глазами, и даже самые «упоротые» нацисты признают, что всё идёт к пропасти.

С аналогичными чувствами сталкивается и так называемая интеллигенция — то есть та масса «майдаунов», что вышла на Майдан в расчёте, что скинут «злочинную владу», и теперь начнётся замечательная, новая, светлая жизнь.

Ровно так же казалось многим 21 августа 1991 года в России…

Вот только первые открыто рассчитывали использовать вторых для установления настоящей нацистской диктатуры на Украине. А вторые предпочитали не замечать, как за их спинами концентрируются и вооружаются боевики с именами от Бандеры до Гитлера в мозгах и лозунгами «Москаляку на гиляку!» — на устах.

В итоге всех обошли олигархические элиты. Не постеснявшиеся использовать и лозунги, и силу нацистов для захвата власти, и не побрезговавшие наобещать сорок бочек разных европ прекраснодушным идиотам из «интеллигенции». После чего с радостью и законным чувством удовлетворения разграбили и распродали страну.

И самолёты у них сегодня в полной готовности…

Что происходит с теми, кто останется? Ворчат все, это верно. Но если нацисты всех мастей ворчат угрюмо, запасаясь оружием и лихорадочно поднимая боеготовность в своих скрытых от глаз общественности лагерях, то «интеллигенты» начали ныть в разного рода открытых письмах, в своих блогах и бложиках. Они-де не ожидали того, что получилось, они стояли за лучшее, они не понимают, как на месте их демократических мечтаний закрепилась настоящая фашистская диктатура — со своей гестапо, с расправой над инакомыслящими, с полной ликвидацией свобод — и тому подобное.

А третья — большая — часть сидит по домам или едет работать в Россию или Польшу, недовольная всеми, и больше всего хочет вернуться в прошлое.

Но возврата в прошлое не может быть.

Какое прошлое, после всего, что вы натворили? Молитесь, чтобы будущее не утонуло в крови!

Та же логика политики, вкупе с логикой истории подсказывает: после любого переворота на Украине может быть, в принципе, три политических решения.

Первое, самое благостное — «заиграть» ситуацию. Да, режим был плох, но мы будем лучше. В остальном ничего не меняется, просто верьте, люди, что отныне всё станет хорошо. Вполне латиноамериканский путь. И не без известного политического потенциала. Лет на пяток. И этот путь сегодня, по опросам судя, ближе всего «массовому украинцу».

Второе — националистическое, нацистское. То есть: у нынешних ничего не вышло, потому что как люди с иудейскими корнями они только играли в национализм, но не строили его по-настоящему. Даёшь бандеризацию по-настоящему!

Понятно, что это — путь к жестокой диктатуре и тотальной гражданской войне. На фоне непременной войны с Россиею.

И, наконец, третье — условно сравним его с «сандинистским» решением. Наворовавшиеся элиты бегут, не обращая внимания на брошенную на произвол судьбы, деморализованную украинскую армию.

Это решение — самое спасительное для Украины. Но и самое сложное. Потому что нужно будет немедленно устраивать покой и порядок в гражданском обществе. А как? Если 300 тысяч только «ветеранов АТО» надо как-то втянуть в новую политическую реальность. И это ещё не говоря о нацистах, которые ведь не только по схронам разойдутся. Нет, ведь за годы «незалежности» — будем честными! — по маленькому нацисту поселилось в мозгах огромного количества населения. И даже если с помощью братской России, невероятного труда и неизбежной крови постепенно удастся как-то стабилизировать и начать исправлять экономическое и социальное положение в стране, — то кто гарантирует от рецидива Майдана? На котором неизбежно будут выкинуты новые нацистские лозунги — ибо иного варианта для Украины как «Анти-России» нет и быть не может.

Значит, необходима денацификация. Настоящая, какая была в ГДР после окончания Второй мировой войны. Иначе говоря, такая, в которой будет оценено каждое слово и дело, что были сказаны или сделаны тем или иным индивидуумом во время нацистской диктатуры. Собственно, дальнейший текст и пишется на основе большого количества мнений, высказанных людьми в настоящем оплоте украинского фашизма, денацифицированной, освобождённой от него территории, — в народных республиках Донбасса.

Необходимо будет выработать на новой Украине и отдельное законодательство по преступлениям нацизма. Наподобие того, что было применено в Нюрнберге в 1946 году во время суда над нацистскими преступниками Третьего рейха.

Вот только процесс подобный стоило бы провести в Одессе. На месте первого массового и демонстративного преступления украинского нацизма.

Это создаст главное — систему. В которой всем сёстрам будет раздаваться по заслуженным серьгам. Разливали, скажем, три юные нацистки горючее зелье по бутылкам, которым потом жгли людей заживо? Пожалуйста, полный срок за соучастие в массовом убийстве. «Топили» журналисты со всех своих телевизионных, газетных и интернет-амвонов за нацизм, за диктатуру, называли антифашистов террористами, устраивали сайты наподобие «Миротворца» — пожалуйте на нары. А главных заводил можно и по примеру Штрайхера в Нюрнберге… Ведь слово — тоже оружие, и если ваше слово звало к убийству, — той же мерою и вам да отмеряно будет.

Военные? Они разные были. Кто долг свой перед страною исполнял, ошибочно понимая его как долг перед враждебной его же стране диктатурой. Нет к тебе претензий, если на войне военных преступлений не совершал и преступления против человечности. А если ты пленных пытал, на грудных клетках прыгал, если теракты совершал, по мирным гражданам бомбы и снаряду пуская, — место тебе под судом трибунала.

А на верхушке этого процесса правовой денацификации — политики. С ответственностью уже другой — ответственностью за приказы, разрубившие народ на ненавидящие друг друга части, а из прекрасной земли сделавшие помойку. И тоже — полной мерою.

Ах, он сбежал? Но вина его доказана? Значит, приговор должен быть приведён в исполнение.

Уж как ни оттягивал свой конец Сомоса, а настиг его аж в Парагвае выстрел из гранатомёта. Недолго прятался диктатор. Чуть больше года…

источник