«Вы не Германия». Что рассказал министр внутренних дел времён Майдана Виталий Захарченко в интервью RT

«Вы не Германия». Что рассказал министр внутренних дел времён Майдана Виталий Захарченко в интервью RT

Захарченко привел слова западных послов о том, что в Украине «должно быть иначе» с жесткими разгонами митингующих, чем у немцев.

Экс-глава МВД времён Януковича Виталий Захарченко дал интервью российскому телеканалу RT, приуроченное к семилетней годовщине трагических событий на Майдане в Киеве. Он изложил свою версию случившегося и сделал несколько громких заявлений.

Подготовка Евромайдана

Ещё в 2011 году Захарченко прогнозировал, что в будущем подготавливается государственный переворот в Украине. На то указывал ряд факторов:

  • при президентстве Виктора Ющенко были приняты законодательные акты, которые позволяли европейцам и американцам въезжать в Украину без визы (тогда как для украинцев всё ещё действовал визовый режим).

Было много информации о пересечении границы иностранцами, ранее принимавших активное участие в протестных событиях, начиная с Югославии и заканчивая Северной Африкой: консультанты, политтехнологи, журналисты, представители посольств. На Майдане они потом появлялись вообще неприкрыто;

  • в 2010 году уже был «Налоговый майдан» – с помощью общественных масс формировалось неприятие нового Налогового кодекса, а с тем и негативное отношение к власти как таковой;
  • огромную роль в очернении власти сыграл Интернет. К 2013-му году в Украине было около 14 млн пользователей Сети, из которых 7 млн – база для оппозиции. Открывались сайты, поддерживающие волну настроений противников власти, появлялись группы в соцсетях по 100-250 тысяч подписчиков;
  • СМИ, ещё недавно поддерживающие тогдашнего президента Виктора Януковича, ближе к Евромайдану стали перестраиваться на оппозиционную риторику. Они акцентировали внимание на недоверии к правоохранительной системе и способствовали расколу элит. Главные в этом отношении телеканалы – «1+1» и «Интер», якобы принадлежащий тогдашнему главе Администрации президента Сергею Лёвочкину.

Предполагалось, однако, что основные протесты начнутся под президентские выборы 2015-го года. В окружении Януковича не ждали, что ещё до выборов будет событие, которое позволит мобилизовать все протестные силы на восстание.

Спонтанно вышедшие на Майдан после приостановки подписания Соглашения об ассоциации с ЕС студенты изначально не хотели политизировать свой митинг и избегали политиков, которые потом станут лидерами протеста (Арсений Яценюк, Александр Турчинов и прочие функционеры «Батькивщины»).

И вообще, после первоначальных, вполне законных акций, концерта Русланы (Лыжичко) студенты хотели расходиться. Чуть ли не единственная, кто себя очень агрессивно вёл в те дни, так это Татьяна Черновол, которая вместе с радикалами нападала на сотрудников «Беркута» под Кабмином и на автомобиль СБУ.

Первый же баннер «Правого сектора» (объединения националистических организаций) появился в ту же ночь, в которую были избиты студенты, – когда завозили «ёлку» на Майдан. При этом никакой целесообразности в их разгоне объективно не было.

Захарченко считает «звіряче побиття» провокацией, в организации которой, скорее всего, приняли участие экс-глава КГГА Александр Попов и генерал-лейтенант МВД Валерий Коряк (лично взявший на себя такую ответственность); также может быть причастен и аппарат СНБО, возглавляемый тогда Андреем Клюевым.

Похожую версию, кстати, излагает украинская Википедия, так что это ещё хороший вопрос, кто чьи нарративы ретранслирует. По воспоминаниям Захарченко, он неоднократно отказывался приставлять силовиков к установке «ёлки», чувствуя неладное, а после той роковой ночи, ещё ничего не зная, с утра сразу же включил «5 канал». А там уже, как и по всем каналам, показывали кадры побоища.

Кому и зачем это было нужно

Украина не была сильным государством, но пыталась им стать. Переворот лишил её такой возможности: из неё сделали оружие в войне с Россией. На Западе считают, что славяне должны воевать со славянами, а победить Россию должны украинцы. «Украина не является субъектом международных правовых отношений, она является страной, управляемой извне».

Долгое время украинская политика выстраивалась на национальной (или скорее националистической) идее о противостоянии внешнему врагу – России. Заложена она была ещё во времена «революции на граните» и акции «Украина без Кучмы», но всерьёз её вбросили и разогрели в ходе первого Майдана, в 2004-м году.

При Ющенко, который стал тогда президентом, было закреплено множество норм, которые позволили сплотить националистические силы; такие организации как ОУН и «Трезубец» (вошедшие потом в «Правый сектор») были официально зарегистрированы в Минюсте.

Просто так люди по оповещению через Facebook не выходят: их нужно организовать, профинансировать, кто-то их кормить должен, в конце концов. Даже создать сайт стоит каких-то денег (а на страницу в Facebook нужно завлечь подписчиков). Так что не следует преувеличивать роль Мустафы Найема в начале революции. За финансированием Майдана стояли как иностранные государства, так и часть украинских элит.

В интервью, помимо Лёвочкина, был упомянут Дмитрий Фирташ, Юрий Бойко и Валерий Хорошковский. В частности, юридическая компания Фирташа оказывала помощь задержанным активистам. Что касается Виктора Пинчука, братьев Суркисов и Игоря Коломойского, то они до поры до времени поддерживали нейтралитет.

Ринат Ахметов же вовсе был среди сторонников Януковича, в том числе и на выборах ему помогал (да, а как оказалось позже – готов с любой властью работать).

Увы, но детально изучить роль олигархов тогда не получилось. Много интересных материалов получили с конфискованных серверов «Батькивщины», в частности, данные о нелегальных поставках оружия на Майдан, в том числе через Черноморский бассейн (вероятно, из Турции). Информацию передали в СБУ, которая уже через три дня по какой-то причине прекратила расследование. В результате МВД осталось один на один с переворотом.

Как свергали власть

Технология протеста («цветных революций», если быть точнее) такова, что нужно показать обществу, – государство и охраняющие порядок в нём структуры выходят за свои полномочия, например, расстреливают мирное население. В ходе Майдана эта технология сработала минимум дважды: сначала в виде «онижедетей», потом – во время февральской бойни.

Януковича Захарченко считает сильным человеком, а не трусом, как его представляют в СМИ. Просто он думал, что играет в свою игру и всё контролирует, отметил экс-глава МВД.

Когда же ситуация явно выходила из-под контроля, готовилось обращение президента, согласно которому он объявляет досрочные выборы и возвращает Украину к Конституции 2004-го года. Текст должен был зачитать в Раде Нестор Шуфрич, но по каким-то причинам этого не случилось, и майдановцы пошли на штурм, громя всё подряд под видом «мирного шествия». Тогда же прозвучали и первые выстрелы.

На тот момент ответ на вопрос, кто стрелял, выяснить не удалось, – мешали скученность людей и задымлённость местности. Удалось установить лишь, что многие ранения нанесены пулями из пистолетов и гладкоствольного охотничьего оружия – не из того оружия, которое было у силовиков.

Всего на Майдане получили травмы разной степени тяжести 932 бойца «Беркута»: 237 получили тяжкие телесные повреждения, 158 – огнестрельные ранения, 23 погибли.

Реальное же число жертв среди сторонников Майдана от действий силовиков под большим вопросом, так как к «сотне» были причислены в том числе и случайные люди, вроде умерших от передозировки наркотиков или же задавленный другим майдановцем Сергей Дидыч.

Захарченко вспоминает, как при содействии МИДа ему организовали встречу с западными послами, которые обвинили его в превышении служебных полномочий. Он попытался возразить, сказав, что у немцев есть свои внутренние дела, и в Германии протестующих разгоняют жёстко. На это ему ответили: «Ну вы же не Германии, у вас должно быть иначе».

Почему всё пошло не так при Зеленском и дальнейшие планы

За победой нынешнего президента Украины Владимира Зеленского стоят всё те же бенефициары западные страны и олигархи. Политически в стране ничего не меняется, риторика по сравнению с предшественником не изменилась. Субъектом международных отношений Украина так и не стала – не может самостоятельно принять даже решение по окончанию войны. Эта зависимость и сказывается на политике нового гаранта.

Родной для Захарченко Донбасс оказался между молотом и наковальней. Абсолютно все в той или иной форме говорят, что Донбасс просто так не оставят, – Россия, Украина, Европа, сам Захарченко.

Экс-глава МВД создал фонд «Юго-Восток» для помощи жителям региона; в будущем он видит себя президентом объединённого, «в какой-то степени независимого» Донбасса, с легализованной (а не теневой) экономикой. Для этого у него есть собственный политический проект «Воля народа». По мнению Захарченко, у местных сейчас происходит осознание своей роли в истории. Помочь же в реализации данного проекта должна не только Россия, а и весь «нормандский формат».

Конечно, при нынешних обстоятельствах Украина не готова вести с ним диалог, потому как он под санкциями и вообще персона нон грата в стране. Но когда-нибудь в будущем…

Фото: Антонимы / YouTube 

Источник

Поделитесь материалом в соцсетях.