«Мы – один народ». О чём Путин рассказал Зеленскому в своей статье



В свет вышла статья президента РФ Владимира Путина об историческом единстве русских и украинцев. Анонсирована она была во время «Прямой линии», в ответ на вопрос об отношениях между странами; Путин в очередной раз повторил тезис об «одном народе», и что Украину намеренно подначивают против России.

В Украине незамедлительно на это ответил президент Зеленский, притом выдав совершенно алогичные вещи: что если бы мы были одним народом, то над Госдумой вился бы украинский флаг. При этом слова Зеленского о том, что «мы точно не один народ», резко контрастируют с его же заявлениями из 2014-го года, когда народы – по его мнению, – всё-таки были «одним».

Рассказываем об основных положениях статьи, которая вышла и на украинском языке.

История

Большая часть текста посвящена экскурсу в историческое прошлое «триединого народа»: русских, украинцев и белорусов, которые являются наследниками Древней Руси – крупнейшего государства Европы. Тут, однако, многие упомянутые факты могут вызвать у патриотов зуд, а у современных украинских историков – кучу контраргументов (не обязательно достоверных):

  • в древние времена язык и вера были на всех одни, причём именно крещение Руси привело к сплочению разрозненных племён в один народ. Даже во времена раздробленности, после нашествия татар и образования Великого Княжества Литовского, сохранялись языковое и церковное единство – но именно московские князья, по мнению Путина, в поздний период выступили собирателями земель;
  • напротив, «евроинтегрированная» (выражаясь современными понятиями) Украина в составе ВКЛ и Речи Посполитой подвергалась полонизации и окатоличиванию, что спровоцировало выступления Богдана Хмельницкого и побудило его искать покровительства у Москвы;
  • жители территории, которая получила название «Малороссия», сближение с русскими воспринимали как освобождение от гнёта шведов, поляков и турков, тогда как понятия «Украина» и «украинец» в тот момент использовались в совсем иных значениях и не ассоциировались с географическими местностями;
  • Левобережье, находившееся под контролем Москвы, развивалось динамичнее Правобережья, оставшегося под гнётом Речи Посполитой;
  • в СССР осуществлялась политика «коренизации», сыгравшая значительную роль в развитии украинской литературы, языка и идентичности – причём отчасти она пошла во вред единству трёх народов, и украинизированы были даже те, кто себя украинцем не считал;
  • в общепризнанных границах Украина оформилась уже в СССР, и многие свои земли получила от России; «Украина – детище советской эпохи».

Путин при этом признаёт, что в Малороссии развивались свои самобытные культура и говор, но украинскую культуру XIX века считает частью и русской культуры – особенно Гоголя, бывшего «патриотом России» и писавшего на русском языке. «Як можна поділити цю спадщину між Росією та Україною?». Как признаёт и то, что в многонациональной Российской империи были перегибы – в т.ч. Валуевский циркуляр и Эмский акт, ограничившие издание литературы на украинском. Тут он, правда, напоминает о политических мотивах данных ограничений – таким образом боролись с намерениями восставшего польского национального движения использовать украинский вопрос в своих интересах.

Особый акцент сделан на событиях рубежа XIX-XX веков – когда в Европе и в т.ч. на территориях (бывшей) Российской Империи наблюдался значительный националистический подъём. Здесь стоит отметить, что Путин – прославляя победу СССР в Великой Отечественной войне и считая распад Советского Союза «геополитической катастрофой», – зачастую негативно высказывается об Октябрьской революции и её лидерах. Путин берёт во внимание не социально-экономические предпосылки переворота, а внешний фактор, в чём очевидно угадываются аналогии с современной политической конъюнктурой (неслучайно возвращающегося в страну Навального сравнивали с Лениным).

Поэтому и в контексте Украинской революции он говорит о губительном внешнем воздействии: создание Легиона украинских сечевых стрельцов в Вене, репрессиях против галичан-москвофилов (которых отправляли в концлагеря Талергов и Терезин), о немецкой оккупации Украины в Первую мировую войну и провозглашении марионеточной Украинской державы гетмана Скоропадского, о тайных договорённостях Симона Петлюры с поляками, которым он отдал западноукраинские территории и др.

Во многих территориальных и этнических конфликтах того и последующего времени Путин винит большевиков, которые «выталкивали» целые регионы за границы Советской России, перекраивали границы, игнорируя национальный фактор, а потом заложили в Декларацию о создании СССР и Конституцию право свободного выхода из Союза, «заложив мину замедленного действия». По его мнению, это впоследствии привело к «параду суверенитетов» в 90-е.

Наше время: от «Украина – не Россия» к «Украине как анти-России»

Если до 1991 года границы союзных республик не воспринимались как государственные, то с распадом СССР они резко закрылись, и «люди, которые там (за рубежом РФ) жили, тотчас оказались за границей». Путин не отрицает права независимых государств на существование и развитие, но спрашивает – какой ценой даётся эта независимость? Украина, по его мнению, заплатила очень дорого, а потеряла с разрывом единой экономической системы едва ли не больше.

Так, с 1991 по 2013 за счёт низких цен на газ страна сэкономила более чем $82 млрд, тогда как сейчас борется за $1,5 млрд доходов от транзита российского газа в страны ЕС; если бы экономические связи были сохранены, то «позитивный эффект для Украины насчитывал бы десятки миллиардов долларов». У Украины были мощная инфраструктура, ГТС, судостроение, авиастроение, ракетостроение, приборостроение, научные, конструкторские, инженерные школы мирового уровня. Но вместо того, чтобы стать одной из богатейших стран в Европе, Украина стремительно деградирует: машиностроение за 10 лет упало на 42%, производство электроэнергии за 30 лет – вдвое, подушный ВВП – менее $4000, то есть хуже чем в Молдове, Албании и даже чем в частично признанном Косово. «Украина сейчас – беднейшая страна Европы».

Путин винит в этом не «трудолюбивый и талантливый» украинский народ, а власть, которая «пустила на ветер достижения многих поколений». Особенно после событий 2014 года, когда Киев целенаправленно пошёл на ликвидацию двухстороннего сотрудничества – при том, что «государство-агрессор» до сих пор входит в тройку главных торговых партнёров Украины. Всё это сопровождается переписыванием украинской истории: пребывание в составе СССР названо «оккупацией»; вычёркивается то, что народы объединяет.

Связывает он это – как и печальный для Украины исход событий начала XX века – с внешним влиянием. Страны США и Евросоюза, по его словам, подталкивают Украину к сворачиванию контактов с Россией. А тем временем власть с олигархами, пользуясь слабостью политических институтов, грабят народ и «готовы продать родную мать, чтобы сохранить капиталы». О своих амбициях нагло заявляют неонацисты.

Заметно, что Путин «атакует» Зеленского за его гуманитарную политику, продолжающую действия предшественников, и за лживые предвыборные обещания достигнуть мира. Более того, «в чём-то ситуация вокруг Донбасса деградировала», будто при Порошенко с точки зрения Путина было лучше.

Если после победы Евромайдана власть тут же решила отменить закон о языковой политике, потом занялась законами об образовании, об «очищении власти», то теперь уже действующий президент (то есть Зе) вносит закон о «коренных народах». А Рада голосует за то, что русские не являются коренным народом в Украине, несмотря на вековые связи. Это «курс на насильственную ассимиляцию, на формирование этнически чистого украинского государства», что Путин сравнивает с «оружием массового поражения» против русских, которое сократит их численность на сотни тысяч или даже миллионы. При этом он отмечает, что принимался закон на фоне учений НАТО в Украине.

Припомнил он также вмешательство власти в дела церкви и постоянное голосование Украины против резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, осуждающей героизацию нацизма. Как и саму героизацию нацизма в Украине и других неоднозначных персонажей, таких как Мазепа или Петлюра. Упомянул «одесскую Хатынь» 02.05.2014 и пообещал, что «последователи бандеровцев» не дождутся «своего времени», чтобы повторить одесские события уже в Севастополе, Донецке и Луганске.

Позиция Путина по Крыму известна – передача полуострова УССР была «с нарушением действовавших на то время правовых норм», поэтому он её не признаёт. Конфликт на украинской территории называет «гражданской войной», считает Минские соглашения попыткой России «остановить братоубийство», дающими реальный шанс мирно восстановить территориальную целостность Украины. Альтернативы документу он не видит, учитывая, что никто не пересматривал соответствующую резолюцию Совбеза ООН.

Также Путин снова обвинил киевскую власть в полной зависимости, прямом внешнем управлении, распродаже сельскохозяйственных земель и набранных кредитов, которые неизвестно чем возвращать.

Выводы

Под конец Путин говорит, что западный проект «анти-Россия» продуман таким образом, чтобы власть поменяться в Украине могла, а вот антироссийский стержень в ней – нет. Но связи между народами не разорвать, для миллионов украинцев такая политика категорически неприемлема – вот только против них осуществляются репрессии.

Россия же, по заверению Путина, никогда не будет анти-Украиной. Он также пообещал, что не допустит, чтобы «наши исторические территории и близкие к нам люди, живущие там, использовались против России». И что слова об «одном народе» воспринимаются в штыки только сейчас, но «много людей его услышат».

Можно ли это считать своего рода программным документом? Ведь сейчас происходят или готовятся многие события, которые определят архитектуру безопасности в Европе: встречи Зеленского с Меркель и Меркель с Байденом, подвисшая встреча Путина с Зеленским, парламентские выборы в Германии и в РФ (причём голосовать за кандидатов в Госдуму смогут также жители Крыма и ОРДЛО с российскими паспортами).

Конечно, опрометчиво было бы думать, будто Кремль таким образом анонсирует громкие шаги по Украине уже на ближайшее время – вопреки своим же международным обязательствам. Но что понятно – Зеленскому там выдали «чёрную метку», как уже было и при предыдущих президентах. Порошенко тоже с некоторых пор стал там нерукопожатным. Зеленский добился такого эффекта едва ли не раньше. И теперь – когда он не может определиться, с Западом ему быть или с Китаем – ему придётся приложить слишком большие усилия (или пойти на серьёзные уступки), чтобы возвратить былое доверие в Москве.

Фото: Прямой

источник

Поделиться постом