Денис Пушилин: Мы должны разбиться в лепешку, но решить вопрос с задержками зарплат на предприятиях | Денис Пушилин



07.06.2021

Правительству поставлена задача в самые кратчайшие сроки предложить новую модель управления предприятиями, входящими в орбиту «Внешторгсервиса», и решить вопрос невыплаты заработных плат. Об этом в интервью информационному агентству NewsFront заявил Глава Донецкой Народной Республики Денис Пушилин.

— Минувший год выдался сложным во всех отношениях в связи с пандемией коронавируса. Как Донецкая Народная Республика пережила этот период? Какие трудности возникли? Как складывается ситуация с коронавирусом в настоящее время?

— Могу сразу сказать, что мы не без трудностей, но достаточно стабильно пережили этот год. Трудности были связаны с наличием медицинских препаратов, с медицинским оборудованием. Существенную роль сыграла поддержка со стороны России.

Первую волну мы вообще спокойно пережили с ограниченным числом каких-то мер по противодействию распространению коронавирусной инфекции. Да, мы закрыли на какой-то период границы с Украиной и даже с Россией. Это произошло, так как никто не понимал, что нужно делать. Мы занимались в том числе решением проблем экономического характера, потому что нужно было обеспечить продовольственную безопасность.

Границы закрывались между всеми странами по всему миру. Мы видели кадры по телевизору, когда продукция в супермаркетах в европейских странах просто вымывалась. Что было говорить про нас, когда у нас со всем этим, с логистикой и в обычный период времени достаточно тяжело. И эту проблему нам удалось закрыть.

Вторая волна была уже достаточно тяжелой. У нас было открыто 39 ковидных баз на территории Республики. Были задействованы практически все койки с поддержкой кислородом. С этим были трудности, но снова сыграла решающую роль помощь России медикаментами и медицинским оборудованием.

После осеннего обострения ситуация стала улучшаться, и мы снизили количество ковидных баз до 19. Недавно было уже весеннее обострение, как в России, так и у нас, потому что мы находимся в одном эпидемиологическом поле. Число ковидных баз увеличилось до 29. Сейчас мы снова наблюдаем снижение, будем уменьшать число ковидных баз, но койко-места держим с запасом. Кислорода и препаратов у нас в достаточном количестве, проблем с этим мы пока не видим. Кислородом мы обеспечиваем себя сами. Мы запустили Юзовский металлургический завод, налаженное там производство кислорода позволяет закрывать все потребности Республики.

И самым важным мы, конечно, считаем начавшуюся кампанию по вакцинации. Она была у нас достаточно ярко запущена, поддержана нашими людьми, и у нас достаточно хорошие темпы. Сейчас мы ждем следующую партию вакцины в июне месяце. Количество записавшихся на вакцинирование людей очень большое. Мы рассчитываем, что выработка коллективного иммунитета позволит осуществить возврат к обычному ритму жизни.

— Наиболее актуальный вопрос, который сегодня продолжает будоражить общественное мнение: когда будут открыты границы с ЛНР и Украиной? Вызывает серьезную напряженность и недовольство, когда человек не может даже нормально проехать из Луганска в Донецк или из Снежного в Красный Луч. Когда будет нормализована эта ситуация?

— Что касается границы с ЛНР, то для меня и для моего коллеги Пасечника Леонида Ивановича все очевидно. Мы лично и профильные ведомства наших Республик предпринимаем все шаги, но есть определенные бюрократические проволочки. Более того, существуют опасения и по линии нашего здравоохранения, потому что в ЛНР была открыта Станица Луганская. Сейчас они уже пришли к мерам, подобным нашим, по ограничению пересечения границы с Украиной. А для нас это наиболее опасное направление, откуда возможны были вспышки инфекции. Если мы посмотрим только на официальные цифры заболеваемости на территории Украины, отсутствие вакцины, отсутствие необходимых препаратов. В совокупности подобная ситуация на территории Республик могла бы стать для нас крайне критичной и привести к необратимым последствиям. Мы не можем рисковать жизнью наших граждан. Да, мы знаем, сколько трудностей доставляет людям перекрытие границ, невозможность посещения родственников и прочее. Но здесь мы выбираем из двух плохих вариантов.

Мы видели, до какого уровня доходила критическая ситуация в ряде европейских стран. Поэтому сейчас требовать от нас открытия границ с Украиной – значит требовать пренебрежения безопасностью и жизнью наших граждан. Особенно это неприятно и непонятно слышать со стороны европейских стран, которые друг от друга позакрывались, несмотря на Шенген и прочие договоренности, перекупали и забирали друг у друга вакцину. Вы точно имеете право нам что-то советовать? Я считаю, что нет. Поэтому мы в первую очередь руководствуемся безопасностью наших граждан.

Да, мы знаем, что люди, у которых есть финансовая и временная возможность, едут на Украину в объезд через Россию. Это перемещение занимает едва ли не сутки. У нас нет возможности его контролировать. Но это ограниченное количество людей. Не все могут позволить себе такие суммы. Поэтому количество инфекций, завозимое столь длинным путем, несопоставимо с тем, что могло бы принести открытие всех КПВВ, как это было до ситуации с COVID-19. Поэтому да, мы понимаем, что сложившаяся ситуация вызывает массу неудобств. Но мы руководствуемся исключительно рекомендациями Министерства здравоохранения. И пока ситуация на Украине в корне не поменяется, а сроков здесь, увы, мы даже не видим, с учетом того, что там происходит, говорить об изменении ситуации на наших КПВВ, преждевременно.

— Пандемия нанесла значительный ущерб экономике многих стран мира. А как складывается текущая социально-экономическая ситуация в ДНР? Какие меры предпринимаются руководством Республики для ее стабилизации и, в частности, решения таких насущных для многих жителей ДНР проблем, как многомесячные задержки заработной платы на предприятиях?

— Безусловно, мы не стоим на месте. Если даже брать просто сухие цифры по прошлому сложному 2020 году, то налогов мы собрали на 12,4 % больше, чем в 2019 году. Это говорит о том, что предприятия работали несмотря ни на что, в том числе открывались новые.

При этом мы знаем, что основная наша проблема – крупные металлургические и коксохимические предприятия, входящие в орбиту «ВТС». На данный момент мы видим, что та модель, которая была принята после введения Украиной блокады и являлась для нас вынужденной, себя исчерпала.

Сейчас правительству поставлена задача в самые кратчайшие сроки разбиться в лепешку, но предложить новую модель управления данными предприятиями. Нам в кратчайшие сроки нужно решить вопросы, связанные с невыплатой заработных плат. В кратчайшие сроки нужно закрыть вопрос и с оплатой тех долгов, которые образовались у смежных предприятий, в том числе угольных – у них по цепочке тоже идут задержки выплаты зарплат. Недопустимо, когда люди работают, причем в очень тяжелых условиях, но при этом не получают заработную плату. Ситуация отразилась и на железнодорожной сфере, потому что платежи тоже задерживались. Это стало той критической точкой, тем пределом, с которым нельзя мириться.

Напомню, что в 2017 году украинская сторона стала виновником всех происходящих процессов. С их стороны была организована экономическая и транспортная блокада. Крупнейшие предприятия, дававшие десятки тысяч рабочих мест, остались брошены. А если брать с семьями, то сотни тысяч людей могли остаться без средств к существованию. Поэтому на тот момент была выработана модель, призванная сохранить предприятия несмотря на известные ограничения, связанные с блокадой, непризнанностью, санкциями, чтобы сохранить рабочие места, выплачивать заработные платы. Так долгий период без сбоев и происходило.

Но тут начала самым неблагоприятным образом складываться конъюнктура на мировых рынках. Цены на уголь, металл еще в предковидный год катастрофически упали. Это привело наши предприятия, находящиеся и без того не в лучшем состоянии, в кризисную ситуацию. Сюда стоит добавить, что каждая реализация нашей продукции была связана с массой проблем и препятствий со стороны Украины и их союзников, каждая отправка очередной партии нашего груза сопровождалась ограничительными мерами, санкциями и прочим. То есть, они непосредственно в этом плане работали по каждой партии. Чтобы работать в таких условиях, нужно было иметь терпение и упорство.

Но та модель, которая существовала, сегодня себя изжила. Требуются новые подходы. Поэтому правительству поставлена задача поменять ситуацию в корне. Повторюсь, триггером стали недопустимые задолженности по зарплатам. Люди не могут оставаться без доходов. Это неправильно, так не должно быть. И я рассчитываю, что в самое ближайшее время мы увидим и новые предложения, и эффективные модели управления. Сейчас появляется возможность говорить об инвестициях. Ситуация меняется.

— Ведется ли сейчас поиск каких-то новых рынков сбыта, попытки де-факто признания ДНР третьими странами хотя бы на уровне экономического сотрудничества?

— Эта работа ведется на постоянной основе. Но те хрупкие договоренности, которых удается достичь, их нельзя выносить в публичное поле. Как только они становятся достоянием общественности, Украина и ее «партнеры» прикладывают максимум усилий, чтобы это не сработало. Тем не менее наше правительство и профильные ведомства работают, я это подчеркиваю, на постоянной основе, чтобы, во-первых, сохранить те рынки сбыта, которые у нас уже есть не только за пределами Республики, но и за пределами России. А, во-вторых, еще и приумножить. У Донбасса гораздо более серьезный потенциал по возможностям производства продукции и, соответственно, ее реализации на экспорт.

— Раньше Донбасс вообще называли экономическим сердцем России.

— Я уверен, что у нас все впереди!

— Государственная идеология в ДНР. Планируется ли ее установление на официальном уровне? На Ваш взгляд, на каких ценностях и принципах она должна базироваться? Может ли ДНР стать примером в этом отношении для всей большой России, где государственная идеология пока запрещена Конституцией?

— Я хотел бы, чтобы Донбасс стал примером для большой России. Нам предстоит очень серьезно поработать в этом плане. Но в том, что потенциал есть, я даже не сомневаюсь.

На сегодняшний день можно говорить о том, что уже сделано. У нас на государственном уровне поддержана доктрина «Русский Донбасс». Это та идеологическая подпорка, которая дает возможность принимать решения по всем направлениям. В образовательной сфере, даже в экономической; естественно, в законодательной сфере принимать нормативные правовые акты с оглядкой на то, что указано в доктрине. Это, конечно же, вектор взаимодействия и устремления по установлению партнерских отношений с теми или иными странами или субъектами.

Данная доктрина заставляет нас перестать стесняться и говорить о том, что мы – русские. Русские не как национальность. На нашей территории проживает 138 национальностей, но все себя ощущают русскими. У нас есть русские греки, русские евреи, русские армяне, русские азербайджанцы… Да послушайте, все себя называют русскими. То есть, связующим звеном является наш русский язык. Для всех нас важна и ценна русская культура, русская философия. Послушайте, мы так мыслим, мы так думаем, это нас объединяет. Почему мы должны стесняться, что мы русские?

Давайте все же руководствоваться тем, что если оглядываться на историческую ретроспективу, то там все четко объясняется: почему Донбасс не мог в 2014 году поступить по-другому, почему он смотрел только в сторону России, почему он отстаивал столь усердно свой язык и почему он за все эти семь лет войны не поменял своих устремлений. Даже люди, недовольные экономической ситуацией, когда заходит речь о том, что может быть путь назад на Украину, говорят: «Не-не-не, вы там не перегибайте!» Да, нам сейчас тяжело, но мы все равно хотим снова чувствовать себя причастными ко всем свершениям нашей большой Родины.

Я про себя даже скажу. Я родился и всегда знал, что это мой соотечественник Юрий Гагарин первым в мире полетел в космос. Я практически чувствовал себя причастным к этому. Потом развалился Советский Союз и, оказалось, вроде как это кто-то другой полетел, с другой страны. Но я с этим не был согласен. Сейчас появилась возможность не просто об этом говорить, не просто рассуждать где-то на кухне. У нас принят целый документ, который описывает всю ситуацию с прошлых веков, как развивалась история русского Донбасса, когда он был в составе Российской империи, затем в составе Советского Союза, и к чему мы пришли сейчас. То есть все это изложено в доктрине «Русский Донбасс» и поддержано на самом высоком уровне как в Донецкой Народной Республике, так и в Луганской Народной Республике. На это мы опираемся, и в рамках тех устремлений, которые там четко и ярко отражены, мы будем действовать дальше.

(Окончание следует.)

источник

Поделиться постом