Факты

Список России: что должна вернуть Польша

Список России: что должна вернуть Польша

Варшава потребовала от Москвы вернуть похищенные и уничтоженные картины. Польское посольство в Москве в Twitter опубликовало фото шедевров, которые, по его мнению, Россия обязана компенсировать.

Владимир Свержин разбирает обоснованность претензий, а также составляет другой счет — тех ценностей, которых лишилась в свою очередь Россия из-за Польши.  

Многим известна ситуация, когда в доме живет человек, вроде бы неплохой, да вот беда, стоит ему перебрать — и начинает чудить. Ничего общественно опасного не делает, но то принимается зачем-то всем рассказывать, что вы тут не живете и никогда не жили, то с пеной у рта утверждает, что вы таскаете журналы из его почтового ящика. И даже тот факт, что никаких журналов он не получает, его не останавливает. На реальность ему глубоко наплевать. Посмотрел на требование польского МИД вернуть похищенные сокровища польской культуры — и чем-то знакомым повеяло. Как говаривал на Ялтинской конференции Рузвельт: «Польша на протяжении пяти веков — больная голова Европы».

Требования, прямо сказать, так себе. Однако, раз уж это целое посольство, можно и ответить, отчего же не уважить столь почтенную организацию.

Список утерянного

Итак, польский список состоит из семи картин, которые якобы Советский Союз похитил в годы Второй мировой войны. Речь идет о полотнах: «Мадонна Глоговская» Лукаса Кранаха Старшего, «Мадонна с ребенком и попугаем в пейзаже» неизвестного художника, «Девочка с голубем» Антуана Пэна, «Птичий двор» Даниэля Шульца, «Лесной пейзаж» Яна Брейгеля Старшего, «Портрет Иоганна Шварцвальда» Ганса Гольбейна Младшего и «Диптих Винтерфельдов». Картины были созданы в период с XV по XVIII век.

Еще до этого польский МИД запустил в общественное сознание пугалку, что якобы «отделы НКВД конфисковали произведения искусства и уничтожали то, что не удалось заграбить или сжечь немцам». 

Невольно представляется демонический Сталин в секретном бункере под Мавзолеем, вызывающий на ковер не менее демонического Берию и отдающий приказ: «Ступай в Польшу и прикажи своим душегубам «заграбить и сжечь все то, что не удалось немцам». И дальше сизый дым из неизменной трубки, блеск стеклышек в очках народного комиссара внутренних дел и загробный хохот, от которого содрогаются кремлевские башни. Оставим эту галиматью создателям комиксов «Марвел».

Немцы подходили к изъятию предметов искусства из завоеванных стран со свойственной им педантичностью. В Германии существовали две конкурирующие преступные группировки: «Организация защиты произведений искусства», которую возглавлял искусствовед и сотрудник художественного института граф Эрнст Отто фон Сольмс-Лаубах — она проходила по ведомству вермахта — и спецотряд Кюнсберга, относившийся к СС. Кроме того, при каждом гауляйтере имелась своя команда охотников за произведениями искусства, которые просто грабили все, до чего могли дотянуться в пользу высокопоставленного хозяина.

Эрнст Отто фон Сольмс-Лаубах

В Польше эти группы методично действовали, начиная с осени 1939 года. Причем в связи со стремительностью захвата страны припрятать толком ничего не успели, так что за 5 с лишним лет ревностных трудов все мало-мальски ценное из Польши было вывезено, включая вышеупомянутые картины. Красной армией они были захвачены в Германии, а не на территории Польской республики. И захвачены как имущество, принадлежащее Вермахту или СС. В этом случае оно подлежало непременному изъятию и передаче соответствующим органам власти СССР. Правда, никаких отрядов НКВД, как бы ни хотелось обратного МИД Польши, для этого не создавалось. И уж совершенно определенно не создавались отряды, чтобы произведения искусства уничтожать. Хотя бы потому, что в самом начале советской власти она изрядно пополняла собственную казну продажей таких вот музейных ценностей. После ужасающей войны в условиях экономической катастрофы уничтожать то, что можно продать, — непростительная глупость. А Сталин глупцом не был.

Трофейные команды

Итак, вычеркиваем наводящих ужас головорезов НКВД. В первую очередь стоит упомянуть трофейные команды. Они были созданы еще в 1943 году и занимались сбором военной техники, оружия, снаряжения, документов и т.д. Неоднократно звучали обвинения, что якобы при работе за рубежом по приказу командования трофейщики не стесняясь тащили все, что плохо лежит.

Чаще всего это лишь домыслы, не имеющие юридического подтверждения, кроме того, с произведениями искусства была особая история. Специально для работы по этой теме существовало отдельное подразделение, созданное по распоряжению Государственного комитета обороны в том же 1943 году. Инициатором создания была Академия наук СССР, разработавшая план компенсации потерь советских музеев за счет фондов немецких. Возглавлял работу известный живописец, реставратор и искусствовед Игорь Эммануилович Грабарь. Ряду музейных деятелей были присвоены офицерские звания, они были зачислены в штабы соответствующих армий, им были даны широкие полномочия и группы автоматчиков в помощь при силовом решении вопросов.

Распродажа Эрмитажа в 1930-х | Фото: РИА Новости

Обычные трофейные команды с музейщиками старались не связываться — себе дороже. У каждой из таких групп имелся прямой выход на Москву. В условиях же военного времени попытка действовать против решения Государственного комитета обороны могла дорого обойтись: от отправки в северные лагеря до расстрела на месте. Но, что показательно, все эти группы действовали в Германии и странах, бывших ее союзниками. Польша среди таковых отсутствовала. Более того, в связи с тем, что совместно с Красной армией воевала армия Войска польского, а в составе английских вооруженных сил находилась Польская армия Андерса, Польша считалась полноправным союзником СССР, и никакие реквизиции и экспроприации в ней не проводились.

Вот что вспоминает последний из участников освобождения Освенцима, офицер, бравший Краков, в ту пору старший лейтенант Иван Степанович Мартынушкин: 

Перед Польшей у нас была большая политподготовка, нам разъясняли нашу политику в отношении этой страны. Говорилось, что Польша — это союзник в борьбе с фашистским захватчиком, она сильно пострадала и нуждается в нашей помощи. У каждого солдата спрашивали: что ты будешь говорить при встрече с польским гражданином? Чтобы каждый боец мог разъяснить населению, с какими задачами мы пришли. Потом уже из мемуаров я узнал, что Сталин предложил написать нормы поведения Красной армии за рубежом. Они были утверждены Государственным комитетом обороны, спущены фронтам, вокруг этих документов и строилась воспитательная работа. С поляками надо было устанавливать дружественные отношения, никакого насилия и экспроприации.

Что не так с польскими претензиями

Отдельно можно коснуться и упомянутых картин. Так, скажем, картина «Девочка с голубем» уже была однажды в центре скандала. Хозяин антикварного салона Хочинский был задержан в Нью-Йорке за незаконное владение этим якобы похищенным в Польше холстом. Однако суд Манхэттена, рассмотрев имеющиеся данные, вынес приговор в пользу антиквара, создав тем самым весомый юридический прецедент. Как можно догадаться, сама картина все это время находилась и по-прежнему находится на территории Соединенных Штатов.

Возникают и более забавные ситуации. Так, в списке МИД значится картина Яна Брейгеля Ст. «Лесной пейзаж». Такая картина действительно есть в Эрмитаже, но, согласно музейной информации, картина поступила в Эрмитаж в 1769 г. из коллекции графа Генриха фон Брюля. Тот в свое время и впрямь был первым министром короля польского, но, прямо сказать, уж больно давно. Впрочем, имеется и еще одна картина Брейгеля-старшего с таким названием, но она находится в музее изобразительных искусств в городе Турне (Бельгия).

Картина из коллекции Эрмитажа «Лесной пейзаж» Брейгеля-ст. совсем не похожа на черно-белую картинку из твита польского МИД

Несколько упомянутых в списке картин находятся в Пушкинском музее в Москве. Президент музея Ирина Антонова на вопрос о судьбе полотен заявила, что полякам много лет было известно, что те находится в фондах музея, однако никаких претензий за прошедшие десятки лет не высказывалось. 

Я не слыхала о каких-то претензиях Польши к России по поводу наследия, якобы ею утраченного. Дело в том, что работ, например, с сюжетом «Мадонна с младенцем» даже одного и того же автора очень много. Имя автора и название картины — это не исчерпывающая информация. В случае претензий Польши оттуда в Россию должно быть достоверное адресное обращение: какая именно картина и какого автора, из какого польского музея пропала и в каком русском музее, по мнению Польши, оказалась. Пока права Польши на картины в России заявлены совершенно голословно. 

У России свой список

Если мы заговорили о похищенных ценностях, так отчего ж не вспомнить о государственных резиденциях: дворце наместников в Варшаве (ныне это президентский дворец), дворце Барятинского в Белостоке, дворце в Скерневицах (нынешний Институт растениеводства), охотничьем замке в Беловеже и охотничьем доме в Спале? Эти прекрасные здания вместе со всем, что в них находилось, принадлежали Российской империи и содержались за государственный счет. Поскольку каждый из указанных дворцов, будь то резиденция наместника или охотничий замок, являлись своеобразными форпостами России в Европе, они были роскошно обставлены и украшены множеством картин, статуй, образцами художественной бронзы, драгоценной мебели и т.д.

В тот момент, когда по результатам Первой мировой войны Польша обрела независимость, она совершенно бесцеремонно наложила «когтистую» лапу на государственные сокровища России. Да, маршал Пилсудский и пришедшая с ним к власти клика могли не признавать «красную» Россию наследницей прежней державы, однако ни одному из здравствовавших Романовых, живших за рубежом, эти резиденции тоже переданы не были. Таким образом, Польша «отжала» и разграбила указанные резиденции.

Поскольку бумаги Министерства императорского двора по большей мере сохранились, самое время напомнить об этом Польше, выдав список произведений живописи, скульптуры и т.д., похищенных у нашей страны. С требованием вернуть все до последней пепельницы.

источник