Кремль обменяет «Северный поток-2» на Транскаспийский газопровод?



Три года назад была, спустя 22 года трудных переговоров, наконец, подписана Конвенция о правовом статусе Каспийского моря. Ресурсы его богатого углеводородами шельфа были разделены между пятью конкурирующими между собой прикаспийскими державами, одной из которых является Россия. Казалось бы, все правовые и территориальные проблемы успешно разрешены, и мы можем уверенно двигаться вперед в своем неуклонном развитии. Однако появляется все больше опасений, что в августе 2018 года под безопасность на Каспии была заложена, как это нынче модно говорить, «атомная бомба».

В советский период правовой статус этого уникального внутриконтинентального водоема, не имеющего прямого выхода в Мировой океан, регулировался двусторонними соглашениями между Москвой и Тегераном. Проблемы возникли после распада СССР, когда вместо двух игроков их вдруг стало пятеро: РФ, ИРИ, Азербайджан, Казахстан и Туркменистан. Усложнилась ситуация после того, как к разработке казахстанских нефтяных месторождений приступили компании из США, Великобритании, Франции и Нидерландов, а Пентагон явно положил глаз на то, чтобы получить военно-морскую базу на каспийском побережье, откуда мог бы усилить давление на Иран. Еще более усугубило нерешенный территориальный вопрос желание Евросоюза построить Транскаспийский газопровод, через который он мог бы получить доступ к богатым месторождениям «голубого топлива» в Туркменистане. Ну, и в последние несколько лет большую проблему для России начали представлять пантюркистские амбиции Турции, которая намерена создать некое надгосударственное объединение, «логистическую супердержаву», объединив в ней под своей эгидой бывшие советские среднеазиатские республики. После военного разгрома Еревана в Нагорном Карабахе Анкара добилась открытия сухопутного транспортного коридора через армянскую территорию к союзному Азербайджану, имеющему прямой выход на Каспий.

Вот такой сложнейший геополитический клубок свернулся теперь вокруг акватории этого внутриконтинентального моря, богатого природными ресурсами и имеющего важнейшее стратегическое значение для транзита углеводородов и грузопотоков из Азии в Европу. Разрубить его Кремль попытался в 2018 году, но промежуточные результаты получились не вполне однозначными. Что-то вышло, а что-то стало только хуже. Давайте рассмотрим все основные плюсы и минусы от принятия Конвенции.

С одной стороны, Россия добилась закрытия Каспийского моря для иностранных военных кораблей, что можно считать важным достижением. В его акватории смогут ходить флотилии только под флагами пяти прикаспийских стран. Стало быть, ВМС США там делать уже нечего. Правда, не совсем понятно, что будет, если вдруг Азербайджан в будущем решит стать членом НАТО вслед за Турцией или партнером Североатлантического альянса. Также эксперты отмечают весьма расплывчатые формулировки, касающиеся запрета на предоставление прикаспийскими странами своей территории для иностранных военных баз. Указано, что они не должны быть направлены на военную агрессию или иные действия против остальных стран-участниц Конвенции. Согласно формальной логике, запрета на создание военных баз на Каспии, направленных против неприкаспийских стран, нет. Помните, как США еще во времена нашей с ними «дружбы» продвигали идею размещения своей ПРО в Европе, аргументируя это необходимостью сдерживания Ирана, а в итоге оказалось, что сделано это было против России?

С другой стороны, подписание в 2018-м году Конвенции дало новый стимул для реализации проекта Транскаспийского газопровода. Предполагается, что по дну моря должен пройти трубопровод длиной в 300 километров, соединяющий город Туркменбаши с Баку, через который Туркменистан смог бы экспортировать в Европу до 32 миллиардов кубометров газа в год. Вся необходимая газотранспортная инфраструктура в Азербайджане и Турции в рамках «Южного коридора» уже выстроена. Главным камнем преткновения являлась позиции России и Ирана. По понятной причине Москва была против выхода Туркменистана на рынок Южной Европы, «Газпром» сам покупает среднеазиатский газ. Свои амбиции стать поставщиком «голубого топлива» в ЕС имеются и у Ирана. Без их согласия реализовать Транскаспийский газопровод нельзя. Вернее, было нельзя. В статье 14 упомянутой Конвенции имеется две части, которые прикаспийские страны толкуют по-разному.

Вот текст ч.2 ст.14:

Стороны могут прокладывать подводные магистральные трубопроводы по дну Каспийского моря при условии соответствия их проектов экологическим требованиям и стандартам, закрепленным в международных договорах, участницами которых они являются, включая Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского моря и соответствующие протоколы к ней.

И ч. 3 ст.14:

Определение трассы для прокладки подводных кабелей и трубопроводов осуществляется по согласованию со Стороной, через сектор дна которой должен быть проведен подводный кабель или трубопровод.

Из теста данного международного соглашения следует, что теперь магистральные газопроводы могут быть проложены по дну Каспия. При этом в Азербайджане и Туркменистане особо упирают на ч. 3, где прямо сказано, что достаточно согласования всего с одной стороной, а не всеми пятью. Иначе говоря, Баку и Ашхабаду будет довольно двустороннего соглашения для начала строительства. Однако российские юристы указывают на оговорку из ч. 2, где сказано про необходимость соответствия проектов экологическим нормам, закрепленным в международных договорах, в частности, Рамочной «тегеранской» конвенции от 2003 года и протоколах к ней. В рамках Протокола по оценке воздействия на окружающую среду каждая из пяти прикаспийских стран вправе участвовать в обязательной экологической экспертизе.

Считается, что таким образом Кремль опять всех переиграл. Но стоит ли быть столь категоричными? Международное право и право вообще не является чем-то незыблемым, нормативные акты могут трансформироваться в связи с изменением правоотношений, которые они регулируют. (Помните, как в прошлом году в России взяли и переписали Конституцию?). Например, если будет зафиксировано изменение экологической обстановки на Каспии, Азербайджан и Туркменистан могут поставить вопрос о внесении дополнений в «тегеранскую» Конвенцию и ее протоколы либо даже о выходе из нее как более неактуальной. Отметим, что тема экологии Каспийского моря сейчас одна из самых хайповых в широких кругах заинтересованных лиц. Как вариант, европейские партнеры могут предложить Кремлю «махнуться», позволив запустить «Северный поток-2» в обмен на то, что Россия не станет чинить экологические препоны Транскаспийскому газопроводу.

Многое стало возможным после подписания той Конвенции в 2018 году. При этом идея подразнить Азербайджан и Туркмению возможностью построить газопровод не представляется разумной.

источник

Поделиться постом


1