Мы все родом из детства… 9 мая… » Народное Информационное Агентство



Опубликовано: 09 май 2021 г.

 

Вот мы сейчас жалуемся, что молодые люди многого не знают, многое не ценят.

А ведь все зарождается в семье…

Старенькая, потертая фотография с нашего домашнего 9 мая.

Один взгляд — и машина времени переносит меня в то, далёкое… непростое, но такое правильное время. И, подобно фрагментам старого, любимого фильма, перед глазами проносятся воспоминания.

9 мая…

Для меня, маленькой девочки, это не просто праздник.

Это не просто поход на Парад, возложение цветов к Памятнику.

Это… Вот как бы пояснить. Помните строчки: «Я себя ощущаю связной»?

Вот именно так я себя ощущала!

9 мая…

Это встречи с ветеранами, это многочисленные выступления. Весь день! С места на место! В домах Культуры, в детских садах, в детдомах…

Стихи,  любимых фронтовые песни, театральные сценки… 

Поскольку память у меня была прекрасная, я участвовала почти во всех мероприятиях. И меня никто не заставлял. Я хотела. Нет, я рвалась! Ведь для меня это было нечто, не побоюсь сказать, святое…

В этот день мама даже забирала меня с репетиций в музыкалке. Это было вообще нечто из ряда вон выходящее. Я школу порой по полгода из-за этих репетиций пропускала, а тут…

А мои педагоги, обычно орущие и на меня, и на маму, когда я тратила своё и так достаточно скудное свободное время на нечто иное, чем на «упражняться», в эти дни смущенно замолкали. Были недовольны, да. Но молчали, как рыбы. Понимали, что иначе просто нельзя… Вот нельзя, и всё!

9 мая… 

В этот день наши родители устраивали дома настоящие творческие вечера. Где мы, дети, с самого раннего возраста читали военные стихи, пели песни, разыгрывали сценки и даже участвовали в «военных» викторинах.

Папа часто сам выдумывал вопросы и обставлял этот конкурс так, чтобы никому не было скучно. Чтобы эти викторины не превращались в банальный урок истории…

А я, повзрослев, частенько думала: как жаль, что папа не преподает в школе. Историю знали и любили бы все.

Разумеется, мы получали и призы. Обычно это были книги. Книги… Как же мы были счастливы! На лицах, как мне кажется, все написано.

9 мая…

Я проводила долгие часы за пианино… Добровольно, без малейшего принуждения. В кои веки я рвалась к этому чертовому пианино!

Я сидела и подбирала «Орленка», «Священную войну» и «Журавлей».

А такие непростые, таривердиевские песни, как «Я прошу, хоть не надолго» и «Не думай о секундах свысока» — это было на десерт…

Но каким же удовольствием было подобрать, наконец, все эти аккорды и сыграть всё целиком! И почувствовать себя в Семнадцать мгновений весны. 

В эти дни забывалось все! Уроки, школьные задания, Моцарты, Бетховены, гаммы, все…

Все это, внезапно, становилось, совершенно неважным. Все меркло перед лицом такой ответственности. В канун такой священной даты.

И не было никакого пафоса, все было совершенно искренне. Я так чувствовала… До дрожи, до мурашек. Ведь участвуя во всех постановках, я погружалась туда, в далёкие сороковые.

Туда, где гремели снаряды, где нужна была смелость, мужество и отвага…

Туда, где полегло столько наших людей…

И, пусть даже в мыслях, в сердце, но я переживала и это невероятное счастье мая 45-го…

Я ощущала себя причастной к Победе.

Хоть чуточку, но причастной.

Однажды мой брат, служивший тогда в армии, принес мне пилотку. Настоящую, военную пилотку! Не покупную, не самодельную… А именно настоящую!

Не знаю, сколько нарядов ему это стоило, — он так и не признался, хотя штраф за «утерянное обмундирование», наверняка, был немалый — но я была счастлива.

И вот слышишь сейчас от неких светлоликих типа-пацифистов о том, что, мол, наряжать детей нельзя. Негоже мол, аморально, видите ли.

И хочется пояснить. Хотя, боюсь, они не поймут…

Детей не наряжают. Они сами с удовольствием носят форму. Я по себе это знаю. Я до сих пор помню это ощущение гордости. Реально до мурашек… И это ощущение сопричастности к стране, ощущение нужности. И ощущение почти мистической силы.

Каждый год наши замечательные, светлоликие граждане издеваются над нашим «победобесием». Каждый год, как по часам, начинается вой и нытье. И упреки в бахвальстве. Особенно достается фразе «можем повторить».

Я категорически против бравады и бахвальства. Да! Не дай бог это придется повторить! Но надо разделять бахвальство и… критическую ситуацию.

Проблема в том, что ни один из этих «светлых» и, увы, не очень умных и порядочных людей не удосужился понять, что «повторить» мы можем только, ЕСЛИ НА НАС НАПАДУТ. Тогда повторим, да. Тогда придется повторить. Увы. 

Хотя… Все они, наверное, понимают. Просто бесятся. Корежит их. 

И, мне кажется, именно потому, что сами они уж точно ничего повторить не смогут. Или даже не захотят. Духу не хватит, да и душа мелкая.

Этот тот контингент граждан, который во время войны встречал фашистов хлебом-солью. Тот контингент, который за стакан «баварского» делал для них грязную работу. Который пытал, убивал, сжигал, рыл ямы… 

Именно этот контингент каждый год накануне 9 мая, как по часам, открывает свой гадкий рот.

Возможно, мои воспоминания могут кому-то показаться наивными. Но, мне кажется, именно на таких чувствах мы и были воспитаны. Многие из нас. Тут я, наверняка, не одинока. И это правильные чувства. 

Именно поэтому мы помним и ценим. И именно это мы должны передавать нашим детям. Тогда и они вырастут правильными. Вырастут защитниками.

Твердыми, непоколебимыми, мужественными.

Если это понадобится…

А забывать о нашей Победе мы не имеем права. Мы обязаны помнить… Для того, чтобы этот ад никогда не повторился.

Жанна Таль

источник

Поделиться постом