Конец еще одной несостоявшейся «газовой державы»










Свежие новости одной строкой:

В Дании отозвали разрешение на строительство газопровода «Baltic Pipe», выданный ранее Датским агентством по охране окружающей среды, до получения дополнительной информации по защите некоторых видов животных во время строительства

– об этом сообщает оператор энерго- и газотранспортной системы Дании Enegrinet.

Справка: «Baltic Pipe» – это европейский магистральный газопровод проектной мощностью до 10 млрд. кубометров газа в год из Норвегии через территорию Дании по дну Балтийского моря в Польшу. Подводная его часть составляет 230 км (140 морских миль). Его сооружают совместными усилиями датский оператор Enegrinet и польский оператор газотранспортной системы Gaz-System. Стоимость строительства оценивается в 1,6-2,1 млрд евро, затраты планируется распределить поровну между Gaz-System и Energinet. Газопровод направлен на создание нового маршрута поставок газа на европейский рынок, и призван уменьшить зависимость региона от российского импорта. 30 апреля 2021 года президент Польши Анджей Дуда официально провозгласил начало строительства газопровода, ввод его в эксплуатацию запланирован на 1 октября 2022 года.

Теперь этим планам не суждено будет сбыться, а виноваты, как всегда, полевые мыши (и не только они, но об этом позже). Запрет датчане объяснили тем, что разрешение было выдано до надлежащего разъяснения относительно того, как работы по строительству сухопутного участка газопровода протяженностью около 210 км (через территорию островов Фюн и Зеландия и полуострова Ютландия) повлияют на жизнь некоторых защищенных видов животных, проживающих в этой зоне (а именно, полевых и летучих мышей).

В свое время немецкие зеленые боролись против строительства СП-2 под видом, что он нарушает экологию обитания морских птиц (я уже сейчас вижу гнездовья этих птиц на дне Балтийского моря!), сейчас датские их коллеги вставляют палки в колеса польско-датского «Балтик Пайпа». Воистину, пути зеленых неисповедимы!

Люблю я наших планов громадье!

Вы помните этот старый анекдот, про мужа, который лежит на диване, и на резонный вопрос жены, сколько он еще собирается на нем лежать, отвечает: «А вдруг завтра война, а я устал?!». Так и наша Польша, с полевыми мышами она, может быть, в конце концов, и сладит, и разрешение на прокладку сухопутного продолжения «Baltic Pipe», от Дании, надеюсь, получит, но по дороге так устанет, что сил наполнить эту трубу еще и газом, у нее не останется. И действительно, все ее великие наполеоновские планы стать еще одним европейским газовым хабом, наряду с голландским TTF и британским NBP, к которым с октября этого года добавится еще и немецкий THE (Trading Hub Europe), запитанный от 4-х ниток «Северного потока-1» и «Северного потока-2», рискуют разбиться о банальный, но жизненный вопрос: «А газ-то вы для него где брать собираетесь?». Американский СПГ? Ну-ну…

Я уже молчу про то, что американского СПГ в природе не существует, он просто произведен на территории США, но фактически принадлежит выкупившим его компаниям, отнюдь не американского происхождения, и они его повезут туда, где больше заплатят, и это совсем не Европа, а премиальные рынки ЮВА (по крайней мере, так было до сих пор). Но даже если закрыть глаза и представить, что такое случилось (ну, чего в жизни не бывает?!), и газовозы с СПГ американского происхождения направятся к польским терминалам, то тут стоит вспомнить, что мощность единственного имеющегося на данный момент у них СПГ-терминала в Свиноуйсьце 5 млрд кубов газа/год с возможностью расширения до 7,5 млрд. И даже если нашим гордым ляхам и удастся нарастить его мощность в 1,5 раза, плюс запустить новый плавучий СПГ-терминал в Гданьске мощностью 4,5 млрд кубов газа в год, то даже после этого суммарная мощность их регазификационных терминалов достигнет всего 12 млрд кубов газа, что учитывая собственную потребность в природном газе в 10 млрд кубов газа/год, явно не поможет их национальному нефтегазовому оператору PGNiG наполнить собственную трубу, являющуюся логическим продолжением газопровода «Ямал-ЕС», и выйти на газовый рынок ЕС со своим предложением.

Ведь от русского газа, который Польша, начиная с 1944 года, бесперебойно получала, в 2022 году, когда истекает действующий между Газпромом и PGNiG контракт, они торжественно собираются отказаться, перейдя на газ собственной добычи (не более 5 млрд кубов газа/год), разбавив его поставками американского СПГ (12 млрд кубов) и норвежским трубным газом, который PGNiG рассчитывает получать по строящемуся на данный момент газопроводу «Baltic Pipe» (еще 10 млрд кубов). Согласитесь, что выходить на европейские рынки газа с предложением 17 млрд. кубов газа как-то мелковато будет. В то время как там царит Газпром с предложением до 200 млрд. кубов газа в год. А с 2022 года появляется еще Германия с ее 110 млрд. российского газа. И это не считая старых игроков этого рынка – норвежцев, алжирцев и катарцев, плюс не забываем добавившихся с недавних пор к ним еще и турок, американцев и азербайджанцев. При общей потребности Европы в районе 600 млрд. кубов газа в год, я там Польшу в бинокль не вижу.

Тем не менее, для решения этой великой задачи еще в декабре 2018 года PGNiG заключил контракт на поставку СПГ из США и даже получил три раза по нему газ. Но гораздо дешевле хитрым янки оказалось продавать гордым полякам российский СПГ с берегов Карского моря (порт Сабетта), где находится российский завод по добыче и сжижению природного газа концерна «Новатэк», чем гнать газовозы через бушующую Атлантику с берегов Мексиканского залива (штат Луизиана) на север Европы в хмурое Балтийское море (порт Свиноуйсьце). Как говорится, ничего личного, всего лишь бизнес – вы хотели СПГ, получите СПГ. А какая вам разница, где мы его взяли? Ну и что, что у русских? Платите как за американский! Да-да, двойной счетчик – и за штормящий Атлантический океан, и за подорожавший втрое морской фрахт тоже. Вам же противно брать газ у русских, берите у нас, нам не противно, а деньги, как известно, не пахнут.

Наученный этим горьким опытом и не желая зависеть полностью от подлых американцев, PGNiG в конце января 2019 года подсуетился и получил три лицензии на добычу газа в норвежских водах, а также за 220 млн долларов купил долю месторождения Tommeliten Alpha все там же на норвежском континентальном шельфе. Намерения PGNiG были серьезны как никогда, он вознамерился стать полноценным региональным газовым хабом, для чего в октябре 2020 года заключает контракт на совместную добычу газа с еще одним «гигантом» газовой индустрии с Energy Resources of Ukraine (ЕСВ) о реализации совместного проекта по разведке и добычи природного газа на Украине в приграничных с Польшей районах. В подписанном с этим украинским монстром газовой индустрии (о котором я первый раз слышу!) соглашении отмечается, что производственный потенциал месторождения, где планируется добыча «подтверждается результатами геологических исследований, проведенных PGNiG, которые показывают корреляцию его геологических структур с Пшемыслем, крупнейшим месторождением природного газа в Польше». При этом для обеспечения финансовой защиты совместного проекта PGNiG и ЕСВ были начаты переговоры с Международной корпорацией финансирования развития США и Польской корпорацией страхования экспортных кредитов (KUKE).

У нас есть все необходимые технологии и оборудование, а наши сотрудники обладают знаниями и опытом, накопленными за 60 лет разведки и добычи в районе Жешува. Это создает прочную основу для успеха проекта. Мы рады возможности расширить нашу деятельность по разведке и добыче на новых рынках с надежным деловым партнером

– заявил после подписания соглашения председатель правления PGNiG Ежи Квечиньский.

Газпром подкрался незаметно

Оптимизму пана Квечиньского можно только позавидовать, ибо его планам по наполнению строящегося магистрального газопровода «Baltic Pipe» газом не суждено будет сбыться. Даже, если ему и удастся победить датских полевых мышей и пробить разрешение на строительство сухопутного продолжения газопровода, то не факт, что ему удастся продавить русских морских и на этот раз совсем не мышей, а ежей, ибо строящийся газопровод «Baltic Pipe» в датской исключительной экономической зоне, к своему несчастью, в двух местах пересекает уже построенный и действующий магистральный трубопровод высокого давления «Северный поток-1» и строящийся «Северный поток-2», а пройти их – это вам не с полевыми мышами договориться.

Дело в том, что при пересечении маршрутов газопроводов компаниям-операторам Nord Stream 2 AG и польскому газотранспортному оператору Gaz-System действительно придется договариваться, причем отнюдь не только друг с другом. «Северный поток-1» и «Северный поток-2» – магистральные газопроводы высокого давления, объекты, целостность инфраструктуры которых обеспечиваются охранными зонами, распространяющимися по законам РФ, Финляндии, Швеции, Дании и Германии, во внутренних водах и в водах исключительной экономической зоны которых они проходят, на 500 метров по обе стороны от осей крайних ниток газопроводов. В пределах данной зоны запрещены любые работы, способные привести к причинению ущерба газопроводу. При пересечении маршрутов трубопроводов Gaz-System придется получать разрешение и у Nord Stream 2 AG, и у местных властей (видимо, датских), чтобы исключить повреждения уже действующего газопровода при проведении монтажных работ. А это вам не с датскими экологами воевать!

И как на фоне всего этого пан Квечиньский собрался реализовывать свои наполеоновские планы по снабжению газом Литвы, Украины, Словакии и Чехии, интерконнекторы с которыми он планирует протянуть от польской границы? По его планам, трубопроводный газ для внутренних нужд и перепродаж предоставит «Baltic Pipe», а СПГ-терминал обеспечит ценовую гибкость.

Воистину у пана Квечиньского проблемы с математикой, если внутренние потребности Польши составляют 10 млрд кубов газа/год, а мощность «Baltic Pipe» аналогичная, то что там остается для перепродажи? Дырка от бублика? И это при условии, что с полевыми мышами и русским Газпромом пан Квечиньский договорился. А ежели нет? А ежели подлый Газпром упрется и скажет: «Ни на миллиметр не приближайся к нашей трубе!», что делать будешь, NATO вызывать?

И это я еще ничего не сказал о главных проблемах PGNiG. Дело в том, что газовые месторождения на континентальном шельфе Северного и Норвежского морей эксплуатируются с конца 60-х годов прошлого века и имеют тенденцию к вырабатыванию. В Баренцевом море ничего интересного, сколько ни искали, не нашли, а в Северном и Норвежском морях шельф разведан уже более чем на 80%. Старые залежи по мере вырабатывания становятся трудно извлекаемыми, а вновь открытых скважин все меньше и меньше, не зря ExxonMobil ушла из норвежских проектов, разочаровавшись в них. Не исключено, что разрекламированный поляками строящийся магистральный газопровод с проектной мощностью в 10 млрд кубов газа в год нечем будет заполнить.

В конце прошлого года PGNiG, раструбив на весь мир об открытом им совместно с ConocoPhillips на норвежском участке шельфа Норвежского моря новом газоконденсатном месторождении Warka, похвастался, что это самое крупное месторождение газа, открытое в 2020 году, скромно умолчав, что запасы Warka оцениваются в пределах от 8 до 30 млрд кубов газа и газового конденсата. Это на 3 года работы «Baltic Pipe», а что потом?

А потом суп с котом! Конец польской энерго-независимости и планов по завоеванию европейских газовых рынков. Смешно, что это именно те люди, которые называли Россию бензоколонкой Европы, и запрещали нам ковыряться в носу. Если посмотреть на Европу, то самая богатая на душу населения там совсем не Германия, и не Франция, а маленькая Норвегия, каждый гражданин которой живет как арабский шейх из стран Залива, благополучие которых зиждется тоже совсем не на торговле песком. А Государственный глобальный пенсионный фонд Норвегии, больше известный как Нефтяной фонд, является самым большим фондом национального благосостояния в мире. Созданный в 1990 году для инвестирования избыточных доходов норвежского нефтегазового сектора, он по состоянию на 2021 год владеет долями в 9 202 компаниях в 74 странах мира, стоимость его активов составляет более 1,3 трлн. долларов США, что приблизительно равно 1,5 % от мирового фондового рынка. По состоянию на ноябрь 2020 года из фонда на каждого норвежского гражданина приходилось более 2 млн. норвежских крон или около 238 тысяч долларов США.

А вы думаете, почему это наши враги так воздыхают, глядя на наши природные богатства? Рассказывая нам, что они бы лучше ими распорядились. Ладно, секретные истории про наших заклятых «друзей», которых мы определили в черный список наших национальных врагов, я поведаю уже в следующий раз. Он будет называться «11 друзей Оушена», и главный враг там совсем не США или Украина с Польшей и Чехией, как многие тут уже подумали, а Британия, черт бы ее побрал! Ну, не буду забегать вперед.

Продолжение следует.

источник

Поделиться постом