Расширение Босфора | Путин сегодня



Реджеп Тайип Эрдоган дал старт строительству канала «Стамбул», который пройдет параллельно Босфору. Как и обещал. И тут же раздались голоса туркопессимистов: дескать, теперь Султан наверняка запустит в Черное море американские авианосцы — в обход конвенции Монтре.

Однако не все так просто. Конвенция Монтре, ограничивающая действия Анкары по контролю над проливами, остается в силе. В документе стра́ны делятся на черноморские и «неприбрежные к Черному морю», доступ к проливам у них разный. Режим прохода делится на военное время и мирное, кроме того, Турция может быть стороной конфликта или нет.

Главный вопрос: когда появится канал «Стамбул», вольна ли будет Турция по своему усмотрению, без оглядки на международные нормы, пропускать по нему суда «неприбрежных» держав?

Вопрос на самом деле немного сложнее, чем кажется.

Дело в том, что в конвенции Монтре сказано однозначно: «упорядочить проход и судоходство в проливе Дарданеллы, в Мраморном море и в Босфоре, обнимаемых общим определением «Проливы»». То есть судно, прошедшее Дарданеллы из Эгейского моря, подпадает под действие конвенции, вне зависимости от того, каким водным маршрутом оно войдет в Черное море, через «Стамбул» или Босфор.

Хорошо, а если Эрдоган построит еще и канал, обходящий Дарданеллы? Выкопать его даже легче, чем «Стамбул», — северо-восточнее Гелиболу есть немало подходящих мест.

Однако, как мы помним, частью «Проливов» является и Мраморное море. Так что еще один канал не поможет. Разве что он должен соединять напрямую Эгейское и Черное моря. Причем, чтобы в него влез авианосец, водная артерия должна быть очень широкой и глубокой.

То есть юридически «Стамбул» не внесет существенных изменений в конвенцию Монтре. Поэтому словам Эрдогана о том, что главная цель сооружения канала — разгрузить Босфор, а вовсе не обхитрить международное сообщество, можно верить. «К 2050 году через Босфор будет следовать 78 тыс. судов в год, тогда как безопасная пропускная способность пролива составляет 25 тыс. судов», — заявил турецкий лидер на церемонии начала работ. Он, кстати, напомнил, что в 1930-х годах (конвенция Монтре подписана в 1936-м) через Босфор ежегодно следовало в среднем 3 тыс. судов, а сегодня этот показатель достигает 45 тыс.

Скажу больше: проход через Босфор, Мраморное море и Дарданеллы для причерноморских государств носит не разрешительный, а уведомительный характер. Другими словами, нам все равно, как Турция решает свои инфраструктурные проблемы — строит каналы, перевозит суда по железной дороге или даже носит их на руках — а проливы должны быть открыты днем и ночью.

Для нечерноморских держав ограничителем, согласно конвенции, является тоннаж военных судов и продолжительность их нахождения в Черном море. А вовсе не способ их попадания в его акваторию.

Если же по каким-то причинам следующим турецким президентам придет все же в голову закрыть для наших военных судов проливы, то, как сказал один мой знакомый морской офицер, у России есть в запасе очень способ расширить Босфор самостоятельно на несколько километров. И в Анкаре прекрасно об этом знают. Поэтому вряд ли посмеют нам помешать пользоваться проливами.

ЖЖ: pavel-shipilin

источник

Поделиться постом