Молдову с помощью учебников истории готовят к поглощению Румынией



Учебный курс «История румын» в суверенной Молдове – издевательство над здравым смыслом, которое длится уже много лет.  Ни одна из политических сил, которые были у власти в стране за последние десятилетия, не изменила положения дел. Такая политика ведется целенаправленно – в РМ уже видны результаты идеологического переформатирования нового поколения.

Об этом говорилось на онлайн-конференции «Отражение исторических событий в школьных учебниках Молдовы и Приднестровья», которую провели Молдавское отделение Изборского клуба и Институт социально-политических исследований и регионального развития. Встречу организовали в память о недавно ушедшем из жизни историке, профессоре Николае Бабилунге, боровшимся за молдавскую самобытность и молдавский язык, и в ознаменование 81-й годовщины воссоединения Бессарабии с Советским Союзом.

Подпишитесь на новости «ПолитНавигатор» в ТамТам, Яндекс.Дзен, Telegram, Facebook,  Одноклассниках, Вконтакте, канал YouTube, канал в Viber и Яндекс.Новости

Эксперты обсудили ситуацию с преподаванием истории, борьбой за историческую правду. Республика Молдова – наверное, единственная страна в мире, где изучается не собственная история, а история соседнего государства.

«Абсурдна ситуация, когда в Республике Молдова стесняются собственного исторического имени, отсутствует школьный предмет «История Молдовы», и даже существование молдавской государственности с точки зрения большей части политического класса РМ является чуть ли не провокацией со стороны России», – отметил исполнительный директор Молдавского отделения Изборского клуба Владимир Букарский.

Две версии одной войны

Кандидат исторических наук, доцент кафедры отечественной истории Института истории и государственного управления Приднестровского госуниверситета Вячеслав Содоль проанализировал, как представлены в учебниках Молдовы и Приднестровья Великая Отечественная война и Вторая мировая война. Он напомнил, что РМ и ПМР избрали диаметрально противоположные векторы развития, точно так же различается у них и преподавание школьных курсов истории.

В Приднестровье с момента возникновения республики в 1990 году система образования продолжала оставаться в русле общесоюзной, а после распада СССР стала ориентироваться на  образовательные стандарты РФ. В качестве регионального компонента в ПМР преподается история Приднестровья.

Так, отмечает Вячеслав Содоль, в приднестровском учебнике «История родного края» для 8-9-х классов события Великой Отечественной войны применительно к региону освещаются в специальной главе. Четыре параграфа рассказывают о начальном этапе войны до установления оккупационного режима, о самой оккупации – румынизации местного населения, разграблении края и т.д., борьбе в тылу врага,  освобождении края и начале послевоенного восстановления.

Учебник хорошо проиллюстрирован фотографиями и картами. На фото – советские пограничники, принявшие на себя удар гитлеровцев, два фашистских лидера Гитлер и Антонеску, пожимающие друг другу руки, моменты нового оккупационного порядка – отправке евреев  в концлагерь, расстрел гитлеровцами мирных жителей, портреты активистов антифашистского подполья и героев Советского Союза – уроженцев края. Карты показывают границы и административное деление губернаторства Транснистрия, созданного оккупантами, места массовых убийств населения, расположение трудовых, транзитных, политических лагерей и еврейских гетто, местонахождение подпольных организаций, партизанских соединений, в том числе боевой путь  партизанского отряда «Советская Молдавия».

В учебнике для 11-го класса изучение войны дается в трех параграфах. Авторы акцентируют внимание, в частности, на том, что в крае мобилизационные мероприятия Красной армии были выполнены в полном объеме, что здесь создавались истребительные батальоны, которые участвовали в отражении немецко-румынской агрессии на территории всей Молдавии.

«В приднестровских учебниках для 8-9-го и 11-го класса патриотическое воспитание достигается в числе прочего путем демонстрации подвигов и талантов соотечественников, – подчеркивает  Вячеслав Содоль. – Здесь приводятся примеры и из общего российского исторического контекста – приднестровские школьники знают подвиги Ивана Сусанина, Дениса Давыдова, Александра Матросова, Петра Нестерова. Вместе с тем, изучая подвиги российских исторические деятелей, они из урока в урок знакомятся с выдающимися личностями – уроженцами края, Героями Советского Союза Бочковским, Жарчинским, Солтысом и многими другими, чья жизнь стала примером служения Отечеству.  В сознании приднестровских школьников формируется целостная картина событий Великой Отечественной войны, которые происходили на территории их малой родины, и эта картина вписывается в общий контекст борьбы советского народа с фашизмом и румынским национализмом в 1941 – 1945 годах».

Совершенно иной подход к преподаванию истории войны в образовательной системе Молдовы, где более 20 лет не преподается история молдавского народа и молдавской государственности, говорит Содоль.

«Сейчас старшеклассники Молдовы обучаются по так называемому интегрированному курсу истории, который представляет собой грубо сшитый вариант истории румын и всеобщей истории.  В нескольких учебниках события Второй мировой и Великой Отечественной войны излагаются в одном, а в лучшем случае в двух параграфах. Составители учебников – Анатол Петренку, коллектив авторов под руководством Игоря Шарова (кстати, экс-министра образования РМ – прим. автора), тщательно вымарывают термин Великая Отечественная война, заменяя его словосочетаниями «советско-германская война» или «советско-нацистская война». Тем самым учеников намеренно отстраняют от сопереживания к событиям 1941 – 1944 гг., происходившим на их родной земле. Напротив, у подрастающего поколения создается уверенность, что война велась за чуждые молдаванам интересы. Этот эффект усиливается еще и тем, что в учебниках отсутствует статистическая информация, например, о количестве солдат, призванных в Красную армию и  служивших в румынских войсках», – рассказал историк.

События лета 1941 года авторы молдавских учебников называют «освобождением Бессарабии и северной Буковины». Рассказывается о битве на Прутском рубеже, при этом особенно смакуются данные потерь Красной армии. Дается весьма наивное обоснование восточной кампании румынских войск, которые перешли Днестр и участвовали в наступательных операциях гитлеровцев в 1942 – 1943 годах, дойдя до Волги и Дона. По словам авторов, хотя у румын и не было обязательств участвовать в войне за «восстановленными национальными границами» (по Днестру), военные операции надо было продолжать до окончательной победы.

Говорится в учебниках и о западной кампании – о выходе Румынии из войны на стороне Германии и переходе на сторону антигитлеровской коалиции. Молдавские учебники снабжены иллюстрациями, но карты содержат минимум информации. Например, на карте военных операций в Европе против Германии и ее союзников 1942 – 1945 годов, помимо линий фронтов, указаны стрелками направления ударов противников германских войск: в первую очередь – со стороны Румынии, во вторую – союзников, в третью – советских войск. Примечательно, что стрелки ударов не имеют никаких дат – создается ложное впечатление, что сопротивление германским захватчиками в Европе носило перманентный характер и что румыны были впереди планеты всей в борьбе с германским нацизмом.

«На правом берегу Днестра из исторического сознания молодых граждан Молдовы последовательно вытравливается память о Великой Отечественной войне, для этого используются различные нечистоплотные технологии, направленные на искажение истории, замалчиваются факты, фальсифицируется ряд сведений, дается тенденциозная оценка событий и т.д. Учебники были допущены Минобразования Молдовы, то есть такая трактовка событий – часть государственной политики и государственной идеологии», – подвел итог Вячеслав Содоль.

«Разная память» о событиях 1992 года 

По-разному трактуются в школьных программах Молдовы и Приднестровья и события 1992 года, а  также их предыстория. Социолог, старший преподаватель кафедры социологии и социальных технологий ПГУ Алла Оставная сравнила, как отражен конфликт на Днестре в двух базовых учебниках истории для старшеклассников: «История румын и всеобщая история» для 12-го класса (группа авторов под руководством Игоря Шарова) и «История Приднестровской Молдавской Республики» для 11-го класса (авторы Николай Бабилунга и Борис Бомешко).

Как отмечает Оставная, при описании событий, связанных с провозглашением независимости Республики Молдова, в молдавском учебнике отмечается положительная роль Народного фронта и борьба за провозглашение родного языка, его возвращение к латинской графике. Указывается активность и других общественных объединений, но замалчивается их повестка дня – создается впечатление, что все общественные организации, которые на тот момент существовали в Молдове, поддерживали курс на независимость и языковую политику, которая впоследствии стала официальной.

Приднестровский учебник дает подробную хронологию событий, связанных с принятием в Молдавии печально известного закона о языке, пишет о национализме и  нетерпимости по отношению к другим этносам, проживавшим на территории МССР. Указывается, что языковая политика молдавских властей вызвала значительную волну протестов в Приднестровье и некоторых районах Молдавии, языковой вопрос стал причиной самопровозглашения Гагаузской и Приднестровской республик.

О самопровозглашении Приднестровья в молдавском учебнике  упоминается лишь вскользь, ничего не говорится о вооруженных столкновениях на территории Гагаузии. Приднестровский учебник, напротив, дает описание политического раскола в МССР, отмечает роль гражданского общества в создании ПМР через участие в референдуме.

Два учебника дают совершенно противоположные описания войны. В молдавском учебнике этому посвящена страница текста – указывается, что зачинщиком военных действий была приднестровская сторона, отрицательно оценивается роль России и 14-й российской армии в конфликте и его урегулировании. В приднестровском учебнике события 1992 года на Днестре описываются на 60 страницах в нескольких параграфах – показаны хронология, локации, ключевые личности; ответственность за развязывание конфликта возлагается на молдавские власти, Россия представлена в качестве основной миротворческой силы в регионе.

Социолог отмечает, что на двух берегах Днестра «формируется разная память о войне 1992 года».

«На протяжении тридцати лет в РМ и ПМР сформировались две автономные системы формирования памяти населения, что отражается и в законодательстве, и в образовательной системе, и в СМИ, и даже в художественной культуре», – говорит Алла Оставная. – Она отмечает, что в этих условиях возрастает значение сохранения достоверных источников информации о войне – документов, материалов исторической хроники, а также представляется целесообразным проведение качественных исследований на эту тему, сбор свидетельств очевидцев событий и их широкая популяризация».

Для урока –  одна информация, для экзамена – другая    

Молдавский историк, доктор наук Борис Шаповалов не преподает историю в своей стране – «чтобы не врать». По его словам, многие учителя поставлены в сложное положение и вынуждены давать детям информацию двух видов: правду и то, что потребуется для сдачи экзамена.

«Все преподаватели вузов уже румынизированы, тех, кто не хотел читать историю румын, – выжили, и они сейчас в Тирасполе, Комрате, Тараклии. Авторы хороших монографий по истории,  вышедших в советское время, сегодня пишут совсем другое – потому что государство требует», – рассказал Шаповалов.

Он отметил, что все современные молдавские школьные учебники писались на румынские гранты, «и там, естественно,  все соответствует так называемой концепции нового прочтения истории: два тирана, два диктатора (Гитлер и Сталин – прим. автора), два тоталитарных режима и т.д.».

Об этом говорит и председатель Ассоциации работников русских учреждений просвещения РМ Юрий Савельев. Он подтверждает, что для уроков нередко готовится одна информация, а для экзамена ученикам под запись дается другая. Учителя русских школ переходят на конформистские позиции, уже втянулись в эту систему и не хотят ничего менять. Вот и звучат в школах рассказы о «двух тоталитарных режимах», делаются попытки обелить Румынию, объяснить, почему она вступила в войну на стороне Германии и зачем после оккупации Бессарабии румынская армия пошла на дальше восток, говорит Юрий Савельев.

«Сравнивая советскую историческую науку и ту, которая существует у нас сегодня, могу сказать определенно: несмотря на то, что в советское время были определенное замалчивание каких-то острых моментов, никогда не было откровенных фальсификаций. Найти информацию по событиям, которые не освещались в школьных учебниках, было вполне возможно в вузовских учебниках, монографиях. Сегодня в румынских учебниках, по которым учат у нас в Молдове, история очень сильно искажена. Это не история. Это попытка политически и идеологически  подготовить противников молдавского государства», – заявил Савельев.

Он говорит, что курс истории, который читается сегодня, призван сформировать определенную позицию у подрастающего поколения, и события 7 апреля 2009 года показали, что, по крайней мере, в молдавских школах эти попытки не пропали даром. Напомним, тогда, после подведения итогов парламентских выборов, молодежь в Кишиневе вышла на центральную площадь с антиправительственными и антикоммунистическими лозунгами, акции протеста переросли в погромы.

«При последней переписи населения Молдовы количество людей, которые считали себя румынами, выросло, хоть и не критически, и это тоже результат румынизации, которая проводится через школу, через интеллигенцию. Надо отдать должное румынам – они процесс ассимиляции у себя в стране всегда проводили достаточно жестко и делились этим опытом с молдавскими коллегами», – сказал Савельев.

Молдавский журналист Николай Костыркин, автор проекта «Случайный корреспондент» рассказал, что его поколение было одним из первых, «на ком поставили эксперимент по изучению в школе истории румын».

 

«В младших классах у нас была книжечка «Дакиада» авторов Н. Дабижа и А. Сильвестру, где рассказывалось о господарях Молдавии и Валахии. Став старше, я стал задумываться, с какого, простите, перепоя нам дают историю валашского княжества, воеводства Трансильвания, уделяя этому столько же, а порой и больше времени, чем изучению истории Молдовы, зачем уделяется столько времени истории Румынии как таковой. Тот базис информации, который учащийся должен усвоить о своей родной стране, требует определенного времени, а это время уделялось совсем другим вещам.

Учебники процентов на восемьдесят по подаче материала школьникам того или иного возраста не выдерживают никакой критики. Они написаны левой куриной лапой. Экзамен на степень бакалавра (его сдают выпускники школ – прим. автора) – это отдельная песня. Лично мне пришлось поднимать все учебники по истории Молдавской ССР – интернет тогда был роскошью –  и преподнести информацию в том ключе,  в котором я считал нужным, а не в том, которого  требовало министерство»», – рассказал журналист.

Николай Костыркин констатирует, что в стране уже есть потерянное поколение, и даже не одно.

«Наблюдаем общую незаинтересованность государства – причем при всех властях – в том, чтобы у нас были вдумчивые молодые люди, специалисты, которые через какое-то время должны будут взвалить на свои плечи те или иные сегменты управления этой страной. Молодежь уже идет в науку, в бизнес, и толку от нее, увы, не будет. Как заполнить эту лакуну – непонятно, учитывая статус колонии, которой на сегодняшний день является Республика Молдова», – заявил он.

Откуда взялся новый вариант истории?  

Кандидат исторических наук Петр Шорников говорит, что корень зла в этой ситуации – не авторы лживых учебников, а политика памяти, проводимая государством, – в данном случае уже не молдавским, а румынским.

 

«Идеологическая матрица была создана в 1979 году на русском языке, в книге, изданной в Израиле истинным коммунистом Михаилом Брухисом, бывшим научным сотрудником Института истории партии при ЦК КП Молдавии. Он дал трактовку основных событий молдавской истории  последних двух столетий:  1812 год – «аннексия» Бессарабии; 1918 год – «освобождение» Бессарабии румынами, хотя это был захват, население сопротивлялось;  1940 год – ультиматум Москвы и снова «аннексия». Именно он заложил тезисы, которые сегодня кочуют из учебника в учебник. Книгу перевели на молдавский, и историки начали творить по этим лекалам новый вариант истории – зная правду, писали ложь.

Но у ученых не бывает компромиссов. Это доказали еще события 1970-80 годов, когда в Западной Европе пытались написать общеприемлемый – для Германии, Франции, Польши, Чехословакии и других государств – учебник истории Второй мировой войны и ничего не получилось. Ну, давайте  уберем все, что кого-то не устраивает. Как можно написать общеприемлемый учебник истории, который, например, устраивал бы немцев и евреев по вопросу Холокоста?

Каждое государство проводит свою политику истории, которая подтверждает его идентичность. Худший вариант, когда государство этого не делает, – тогда эту задачу берет на себя другое государство, что и случилось в начале 1990-х годов в РМ», – заявил Шорников.

Он отметил, что можно разгромить научные институты, но науку разгромить нельзя, и что в Молдове еще есть историки, которые пытаются «как-то совместить следование конъюнктуре с верностью научному методу».

Так, например, некоторые ученые стремятся донести до подрастающего поколения истинный ход событий Великой Отечественной войны и участия в ней Молдавии. Несколько лет назад Ассоциация историков и политологов Pro Moldova выпустила книгу для чтения  по новой и новейшей истории Молдовы. В ней раскрываются сюжеты, призванные воспитать у учащихся чувство национальной гордости и патриотизма, в частности, об участии уроженцев Молдавии в Великой Отечественной войне на стороне антигитлеровской коалиции. Правда, книга была издана тиражом всего 500 экземпляров.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

источник

Поделиться постом