«США не жаждут входить в заведомо проигрышный для себя проект». Интервью Родиона Мирошника «Антифашисту»

80a0108088c1c1fd4f326595af355921.jpg



После недолгого летнего перерыва Контактная группа по урегулированию конфликта в Донбассе вновь приступила к работе. Одновременно с этим представители Украины выступили с резонансными заявлениями.

Так, вице-премьер Ольга Стефанишина сообщила о привлечении к переговорному процессу США, а спикер украинской делегации и по совместительству советник главы президентского офиса Алексей Арестович рассказал о том, что Киев снялся с «крючка» Минских соглашений. Что стоит за этими высказываниями, присоединится ли Вашингтон к урегулированию конфликта и чего ждать от осеннего раунда переговоров «Антифашист» обсудил с представителем ЛНР в Контактной группе Родионом Мирошником.

— Вице-премьер по вопросам евроатлантической интеграции Ольга Стефанишина на днях заявила о привлечении США к переговорам по Донбассу. Родион Валерьевич, что вам известно об этом, и какой будет реакция республик?

— Сегодня вариантов официального участия представителей США в переговорах по урегулированию конфликта в Донбассе нет. Украинские спикеры больше говорят о своих желаниях и фантазиях на эту тему и ориентированы эти посылы на внутреннюю аудиторию.

По итогам встречи Зеленского и Байдена достаточно четко видно, что США не жаждет официально влезать в заведомо проигрышный для себя проект. Они предпочитают использовать украинскую власть как прокладку, которая и так беспрекословно выполняет все пожелания Вашингтона и согласовывает с ним большинство своих действий.

Более того, я не слышал ни одной положительной реакции на такую инициативу Киева ни от Германии, ни от Франции, ни от России. Соответственно в повестке этих государств-участников Нормандской четверки вопроса о включении американских представителей в уже существующий переговорный формат вообще нет.

C точки зрения республик Донбасса, нет смысла размывать существующую архитектуру переговоров включением туда новых дополнительных участников будь то США, Великобритания или, к примеру, Китай. Чем больше участников переговоров, тем меньше шансов на достижение конструктивных договоренностей. Ключевыми сторонами переговорного процесса являются Киев и Донбасс, остальные участники выполняют посредническую функцию и должны сосредоточиться на работе над созданием условий для достижения договоренностей между сторонами конфликта. Поиск дополнительных собеседников, чем занимается сегодня Киев, лишь усложняет и затягивает процесс урегулирования конфликта.

— Советник главы Офиса президента Украины Алексей Арестович заявил о снятии Украины с «крючка» Минских соглашений. Его шеф Андрей Ермак в свою очередь сказал, что замена Минского формата или отказ от него не обсуждались. Что стоит за этими заявлениями и почему такая рассогласованность в словах?

— На последней встрече в Нормандском формате на уровне советников лидеров Андрей Ермак заявил, что полностью согласен на формулировку, что Украина привержена выполнению Минских соглашений. При этом совершенно не смог пояснить, как с этим заявлением стыкуется проект Закона «О переходном периоде», который уже внесен на рассмотрение в Раду и перечёркивает все без исключения обязательства Киева по Минским соглашениям.

По факту у представителей Киева хроническое раздвоение личности. На переговорах они говорят о приверженности Минску и готовности к политическому урегулированию, а в публичной сфере ублажают радикалов, рассуждая о том, как они при помощи «самой сильной армии Европы» деоккупируют Донбасс.

В минувшую среду Ермак — уже после «разрешения Байдена» — обсуждал в Нормандском формате выполнение Минских соглашений, и в следующую среду только уже вице-премьер Резников вместо болеющего Кравчука в Контактной группе будет рассказывать, как Киев привержен Минску и что всем показалось, что Киев нарушает свои обязательства.

— Периодически украинская власть заводит разговор о скором проведении встречи глав государств-участников Нормандского формата. Когда реально может состояться такая встреча, при выполнении каких условий и какие вопросы могут быть вынесены на обсуждение?

— В этом вопросе сталкиваются два кардинально противоположных подхода: Россия исходит из того, что новый пустой саммит никому не нужен, а чтобы он не был пустым, необходимо выполнить все обязательства по предыдущему, прошедшему в декабре 2019-го в Париже. Из 9 пунктов итогового заявления Украина выполнила два по 0.5 пункта, что в любом случае не получится трактовать как полное выполнение обязательств. Киеву же нужен просто саммит, как факт ведения переговоров с Россией в присутствии Германии и Франции. Им очень хочется продемонстрировать, что конфликт не внутриукраинский, а международный. На этом строится вся их и внешняя и внутренняя повестка. Признание, что в стране идет гражданская война, означает для них развал все политической парадигмы.

Но идею нового «пустого саммита» ради саммита не поддерживает ни Германия, ни Франция, ни Россия. Поэтому разговоры о скором саммите в Нормандском формате проистекают от украинских спикеров, выдающих желаемое за действительное.

— Сказывается ли на работе Контактной группы отсутствие главы украинской делегации Леонида Кравчука, пребывающего на лечении в Германии?

— Присутствие Кравчука в Контактной группе никаких конструктивных моментов в ее работу не добавило. За 13 месяцев его формального и неформального участия ни одной договоренности не достигнуто. Однако в этом виновен не только и не столько Кравчук. К принятию переговорных решений он не имеет никакого отношения. Он до болезни на пару с Арестовичем выполнял функцию «говорящей головы», выдумывая все новые и новые формулировки, объясняющие одну и ту же недоговороспособную позицию Киева. В его отсутствие Резников говорит то же самое. Так что, проблема не в отсутствии или присутствии Кравчука, а в позиции Киева, которому урегулирование конфликта и прекращение кровопролития просто не нужны.

— Недавно представители России выступили за возобновление очных встреч в Минске. Киев отказался, мотивировав свой отказ эпидемией коронавируса. Как сейчас обстоят дела с этим вопросом, и какие встречи, на ваш взгляд, более эффективны — офлайн или онлайн?

— Очные переговоры однозначно более продуктивны, поэтому и мы, и Россия, и представители ОБСЕ выступают за возобновление очных встреч в Минске, но только не Украина. Это к вопросу о том, кому нужны договоренности, а кому лишь формальное продолжение переговоров.

— Есть ли подвижки в переговорах Контактной группы после летнего перерыва? Есть ли подвижки в решении хоть каких-то вопросов?

— Ближайшее заседание Контактной группы запланировано на 15 сентября. Я буду рад ошибиться, но пока я не вижу никаких изменений в политической риторике Киева, которая бы демонстрировала желание договариваться.

источник

Поделиться постом