Ноль эффекта: Зачем Вашингтон ввёл санкции против госдолга России?

7b6eb17b957d53c3fbfd11ad78a48547.jpg



Палата представителей Конгресса США утвердила оборонный бюджет страны объёмом $780 млрд. Помимо военных расходов, документ предусматривает ужесточение санкций против России. Среди мер — вторая фаза ограничений в отношении российского госдолга.

Стоит напомнить, что еще в июне США ввели санкции, запрещающие гражданам США покупать российские гособлигации при первичном размещении. Это не касалось старых «тиражей» ОФЗ, находящихся в обращении. Теперь санкции коснулись облигаций, торгующихся на вторичным рынке, а значит формально рынок госдолга теперь полностью закрыт для американских инвесторов.

Нижняя палата американского парламента единогласно поддержала соответствующую поправку к военному бюджету. Впрочем, закон еще должен рассмотреть Сенат.

Тема санкций в отношении госдолга России – стара как антироссийская истерия. Напомним, что впервые ограничения против операций с долговыми бумагами российского происхождения Конгресс грозился ввести еще зимой 2018 года в соответствии с нашумевшим законом «О противодействии противникам Америки путем санкций» (CAATSA). В августе того года американский конгресс рассматривал законопроект с целым набором новых антироссийских мер. Предполагались санкции не только в отношении госдолга РФ, но и тотальный запрет долларовых операций с российскими госбанками.

Однако затем власти США неоднократно меняли свою позицию – то отказывались, то вновь грозились ударить. Одна из причин сомнений крылась в том, что Вашингтон боялся навредить инвесторам с Уолл-Стрит, которые в последние годы хорошо зарабатывают на волатильном российском рубле и федеральных облигациях. Американский Минфин даже выпустил тогда доклад, в котором сообщалось о том, что санкции против госдолга России приведут к «негативным побочным эффектам для мировых финансовых рынков и компаний».

Но, судя по всему, неоднократный перенос этой меры со стороны США позволил тщательно разобраться в масштабах последствий и убедиться в том, что ничего критического для США меры не принесут. В июне 2021 года, когда был сделан первый шаг, запретивший участие американцев в первичном размещении ОФЗ, – никаких «черных вторников» не случилось: рубль не штормило, биржи не рухнули.

Еще более пассивно отреагировали рынки на запрет вторичных облигаций. Куда больший резонанс в последние дни вызвал арест зампреда правления НОВАТЭКа Марка Джитвея. Кстати, эта новость похоже и задвинула тему санкций против госдолга.

Не трудно объяснить, почему западных инвесторов санкции особо не тревожат. Во-первых, согласно данным Центробанка РФ, доля нерезидентов в российских гособлигациях составляет 21,4%. Сразу стоить отметить, что в этой цифре отражен и российский офшорный капитал, идентифицируемый как иностранный. В свою очередь, доля нерезидентов из США составляет всего около 7%. Однако эта цифра не отражает всех американских денег, крутящихся на рынке госдола России. Ведь в современном мире ОФЗ легко приобретаются из любой другой юрисдикции. Этим объясняется и то, что, к примеру, после июньских санкций против госдолга доля иностранных резидентов выросла почти на 2 процентных пункта.

По этой причине нет смысла ожидать, что американский капитал массово покинет российскую гавань, обесценивая рынок ОФЗ. Западные инвесторы просто совершат транзакции через другие страны.

И это однозначно понимают в Белом доме. В чём тогда смысл для санкций, которые никто не заметит?

Оборонный бюджет США уже давно превратился в инструмент решения внутриполитических проблем. Любой конгрессмен, чья деятельность была не сильно продуктивной на протяжении года, может быстро реабилитироваться, закидав Конгресс поправками в военный бюджет на тему России, и, кстати, не только. США ежегодно вводят гору различных ограничений в отношении широкого круга стран. Другая причина очередных санкций – это тающие рейтинги демократов и Джо Байдена. Их в последние месяцы люто атакуют республиканцы за многочисленные провалы: самый громкий – это бегство из Афганистана, а вторая тема для биться демпартии, конечно же, «Северный поток-2».

От многочисленных нападок Байден отбивается при помощи очередного санкционного пакета в отношении России, и ему не важно эффективны эти меры или бесполезны. Самое главное – получить любой инфоповод, подтверждающий, что демократы ведут борьбу на всех фронтах. Санкции против госдолга России – звучит грозно.

Впрочем, есть и определенный риск, связанный с возобновлением масштабной атаки на «Северный поток-2». В августе, когда США объявили «декоративные» санкции против «СП-2», они вновь отказались от удара по немецкому оператору проекта – Nord Stream AG. Однако положение дел у Байдена таково, что «сонный Джо» может дрогнуть и отказаться от газовой сделки с Меркель, за которую его продолжают «избивать» республиканцы. Репутационные издержки демократической партии из-за провальной эвакуации американцев из Афганистана оказались слишком высокими. Демократы затрудняются предъявить обществу какой-либо позитивный кейс в противовес афганской неудаче. Собственно, этот кризис идей и может вынудить Белый дом пойти на пересмотр договоренностей с Германией.

Некий сигнал такого сценария можно увидеть в недавно анонсированном альянсе Австралии, США и Британии – AUKUS. Как известно, он направлен против Китая и в нём не участвует Европа. Более того, объединение перечеркивает некоторые американо-европейские оборонные инициативы, из-за чего Франция уже устроила громкий скандал.

Дело в том, что одним из условий газовой сделки Байдена и Меркель являлось участие Евросоюза в противодействии китайской экспансии. Европа напрямую подключается к российскому газу, но помогает США сдерживать КНР. Соответственно, если газовая сделка отменяется, Германия отказывается от антикитайского альянса с США. И в Белом доме, предвосхищая такой расклад, спешно подписывают AUKUS, давая понять, что антикитайский альянс может и не включать ЕС, а значит и газовая сделка уже не столь ценна Вашингтону. А вот борьба с Китаем, дескать, крайне нужна самой Европе. Кроме того, есть и некоторая связь между Британией и санкциями против госдолга России. У Лондона примерно такая же доля в структуре российских ОФЗ, что и у США. И после санкций, американский капитал, крутящийся на российском рынке, перетечет на британские счета.

Впрочем, пока британо-европейский размен может быть лишь блефом. Без Европы антикитайская коалиция лишена смысла, как и Европа без российского газа. Поэтому рубить эту связку с плеча для Вашингтона крайне опасно.

источник

Поделиться постом

Сейчас смотрят →