Что происходит вокруг тендера на достройку АЭС «Дукаваны»



19 апреля 2021 года правительство Чехии официально опубликовало свое решение о предстоящем тендере на строительство нового энергоблока в составе АЭС «Дукованы».

«Правительство приняло единодушное решение о том, что в числе кандидатов на участие в тендере на достройку АЭС «Дукованы» остаются три фирмы: американская Westinghouse, французская EDF и южнокорейская KHNP. Российская фирма «Росатом» в свете новой известной информации не будет участвовать в тендере», – так звучало заявление вице-премьера и главы министерства промышленности и торговли Чешской Республики Карел Гавличек.

Заявление Росатома

О том, что из себя представляет «известная информация», известно исключительно членам правительства Чехии, но анализировать их состояние должны специалисты совсем другого профиля – тем, которым каждую весну, осень, в период полнолуния всегда выпадает повышенная нагрузка из-за притока беспокойных пациентов. Политики Чехии свое решение приняли, а для нас интерес представляет только ответ на него со стороны Росатома:

«Исключение Росатома из тендера …  в Чехии является нерыночным, политическим решением, которое не способствует развитию взаимовыгодного сотрудничества в атомной отрасли между нашими странами. На протяжении 65 лет сотрудничества в Чехии совместно были построены 6 энергоблоков, надежно и безопасно обеспечивающие энергетическую самодостаточность страны, а чешские компании получали уникальный опыт производства компонентов и оборудования для реакторов ВВЭР и их поставок на объекты Росатома по всему миру. Российское предложение подразумевало вовлечение сотен чешских и европейских компаний в проект АЭС «Дукованы», в рамках которого могли быть заключены контракты на миллиарды евро. Исключая Росатом из тендера, чешские власти исключают, в первую очередь свою национальную промышленность.  Мы сожалеем о таком решении, ведь российский и чешский атомно-промышленные комплексы имели серьезные перспективы развития взаимовыгодного партнерства не только в Чехии, но и в третьих странах».

Совместные проекты Росатома и чешских атомщиков

Тон заявления Росатома, в общем-то, совершенно спокойный: господа чешские политики упустили основательную экономическую выгоду, но от сотрудничества с чешскими компаниями атомной отрасли наша государственная корпорация не отказывается. И дело не только в том, что советские  и чехословацкие атомщики начали взаимовыгодное сотрудничество много лет тому назад – к примеру, одной из компаний, входящих в машиностроительный дивизион Росатома является компания Arako, с 1992 года работающее в городе Опава, компания «Шкода Ядерное Машиностроение» (далее – Шкода ЯМ) совсем недавно выполнила серьезный объем подрядных работ по проекту модернизации Армянской АЭС.

Топливный дивизион Росатома, холдинг ТВЭЛ, продолжает разрабатывать и производить новые, более эффективные виды ядерного топлива, поставки которого продолжаются как на АЭС «Дукаваны», где работают реакторы ВВЭР-440, так и на АЭС «Темелин», где эксплуатируются ВВЭР-1200. То, что могут возникнуть сложности с подключением чешских энергомашиностроительных предприятий к новым проектам Росатома, тоже вполне очевидно – правительство Чехии делает все возможное, чтобы контактов между нашими странами оставалось как можно меньше. Вместе с тем, нельзя не отметить два момента: предстоящий тендер на строительство нового энергоблока на АЭС «Дукованы» предусматривает, что само строительство должно начаться только в 2029 году, за это время многое вполне может измениться. Кроме того, нынешний состав правительства Чехии ничего совсем уж нового продемонстрировать не смог – напомним, что в 2014 году был отменен тендер на достройку АЭС «Темелин», причем «финалистами» этого тендера были те же Westinghouse и Areva (после ребрендинга носящая название Оrano). Нельзя исключать, что у нас на глазах складывается новая традиция: нет участия Росатома в чешских тендерах на строительство новых атомных энергоблоков – нет и новых атомных энергоблоков.

Так или иначе, но тратить эмоции на возмущение действиями чешских политиков особого смысла нет – они далеко не самостоятельны, а предстоящие выборные циклы могут привести к новым изменениям. Гораздо интереснее припомнить, что именно связывает атомные энергетические отрасли России и Чехии – когда они появились, какие совместные проекты удалось реализовать, как выглядят отношения в настоящее время.

Торопиться точно некуда – состоялся только отбор участников тендера, сам тендер еще не проведен, а до начала строительства – если оно, конечно, вообще начнется – еще не менее 8 лет. При этом будем, конечно, помнить, что совместные атомные проекты изначально развивали специалисты не России и Чехии, а СССР и ЧСР (Чехословацкой республики), затем ЧССР (Чехословацкой Социалистической Республики), затем РФ и снова ЧСР, и только в последнее время – Российской Федерации и Чешской Республики. ХХ век был бурным для обеих наших стран, изменений на политической карте происходило множество.

Чешский уран для советских ядерных боеприпасов

Заявление Росатома отличается лаконичностью, но его емкость можно оценить только в том случае, если внимательно проанализировать каждое его предложение. То, что решение властей было политическим, обсуждать не имеет смысла – это вполне очевидно. Обозначая стаж сотрудничества между нашими странами в 65 лет, Росатом поступает удивительно политкорректно, не напоминая о том, что в первой атомной бомбе Советского Союза 20% урана имеет чешское происхождение. После того, как Красная Армия 9 мая 1945 года освободила от немецкой оккупации Чехословакию, к руководству государством вернулся президент Эдвард Бенеш и правительство под руководством Зденека Фирлингера. Ни тот, ни другой коммунистами не были, изменения в политической жизни этой страны происходили позже, но уже 23 сентября 1945 года СССР и ЧСР, Чехословацкая Республика подписали договор о добыче урановой руды в Рудных горах. А вот цитата из рапорта унтер-офицера чехословацкой политики, который он подал в адрес МВД республики 11 сентября того же года:

«11 сентября 1945 года русское подразделение в составе 60 человек под управлением офицера заняло три шахты в Яхимове. Доступа туда теперь не имеет никто, кроме самих шахтеров».

За 3-4 месяца в Яхимовских шахтах было собрано 24,7 тонны металлического урана, немедленно отправленного в распоряжение Игоря Курчатова. Советские геологи совместно с чехословацкими коллегами открывали одно урановое месторождение за другим: Задний Ходов, Длажковск, Роность, Сворность, Братостви, Кладск и далее по списку. К середине 50-х годов предприятие «Яхимовские рудники» нарастило добычу урановой руды до 2 500 тонн в год – едва ли не столько же, сколько урана добывали на всей территории СССР. Не секрет, что атомный проект СССР, как и остальных государств, обладающих ядерным оружием, «вырос из солдатской шинели», и вклад чехословацких горняков весьма значителен. Но заявление Росатома касается мирной, энергетической части атомного проекта. В 1956 году был подписан второй договор о сотрудничестве в атомном проекте – теперь уже с ЧССР, Чехословацкой Социалистической Республикой. В том же году началось проектирование строительства АЭС А-1 в Ясловске-Богунице на территории нынешней Словакии на базе тяжеловодного реактора КС-150 под руководством академика А.И. Алиханова. КС-150 остается единственным на сегодня реализованным атомным энергетическим проектом с использованием тяжеловодной технологии – такая вот интересная частичка истории Минсредмаша и, следовательно, Росатома.

«Шкода Ядерное машиностроение» – чешская компания под американскими «санкциями»

Кроме того, в соответствии с новым договором, сотни чехословацких студентов получили возможность получать образование в советских «ядерных вузах», а 1958 год положил начало созданию в городе Пльзень предприятия «Шкода Ядерное Машиностроение». В те времена «Шкода ЯМ» было, разумеется, государственным предприятием, а после эпохи приватизации, которая состоялась и в бывшей ЧССР собственниками этой компании в 2004 году стали Владимир Потанин и Каха Бендукидзе, которые в 2012 году передали «Шкоду ЯМ» под контроль и во владение ОМЗ, (Группа «Объединенные машиностроительные заводы»), контрольный пакет акций которой принадлежит Газпром Банку.

Один из нетривиальных результатов событий сначала 2012 года, а затем и 2014 года стало то, что «Шкода ЯМ» теперь является единственной в Чехии компанией, на которую распространяются американские односторонние дискриминационные меры, которые те предпринимают по отношению к целому ряду российских юридических лиц. Удивительно, но именно так выглядит в головах американских политиков ассоциативная цепочка: «Мы распространяем свои «санкции» на Газпром, который владеет контрольным пакетом акций в Газпром Банке, которому принадлежит контрольный пакет ОМЗ, который владеет контрольным пакетом акций «Шкода ЯМ» – значит, и «Шкода ЯМ» должна получить свой «кусочек санкций».

Между прочим, зря останавливались, можно было и дальше продолжить. «Шкода ЯМ» поставляет компоненты оборудования для Orano, которая строит атомные энергоблоки для АЭС «Хинкли Поинт», заказчиком которых является Великобритания. Но Англия все еще не под «санкциями» США, и Финляндия, гдe Orano строит АЭС «Олкилуото» и тоже использует подрядные услуги «Шкода ЯМ» – тоже не под «санкциями» Штатов.

Мышление времен «холодной войны», второй этап которой коллективный Запад разворачивает против России – вот настоящая причина того, что происходит вокруг тендера на достройку АЭС «Дукаваны». Мышление и подходы, которые затрудняют взаимовыгодное международное сотрудничество в самых разных экономических проектах. Вот только ли перешла Чехия в число адептов новой «холодной войны» или все не так однозначно?

Борис Марцинкевич
https://jpgazeta.ru

источник

Поделиться постом


1