В Германии начато расследование против двух министров от партии «Зеленые», включая главу МИД Анннулену Бербок, известную своей крайней антироссийской позицией по Украине и проекту «Северный поток — 2». В чем подозревают немецких «экологов», и может ли скандал вокруг них сослужить хорошую службу российско-германским отношениям?

Писать о коррупции в Германии все равно что о преступности в Таллинне, где молодому человеку ударили кулаком в лицо.

В период избирательной кампании 2021 года в немецких СМИ началась «война компроматов», которую по русским, французским или американским стандартам даже войной назвать нельзя — максимум конфликтом интересов. Так, в случае наиболее скандального кандидата в канцлеры — сопредседателя партии «Союз 90 / Зеленые» Анналены Бербок — нарыть удалось только два дискредитирующих ее обстоятельства.

Во-первых, свою как бы предвыборную программу — книгу «Сейчас. Как мы обновим нашу страну» она в значительной степени скопипастила в интернете из разных блогов и СМИ, но проставить ссылки не удосужилась.

Во-вторых, она три года подряд забывала задекларировать свои рождественские бонусы от партии, не уплатив тем самым налогов с суммы, чуть превышающей 20 тысяч евро.

По первому пункту «подозреваемая» показала, что важно не то, кто описал ту или иную идею или проблему, а то, что это прекрасные идеи и важные проблемы, которыми занимается ее партия (есть, кстати, в книге Бербок идеи и в полной мере безумные, но это уже другой разговор).

Что же касается второго пункта обвинения, глава МИД сослалась на забывчивость, покаялась на всю страну и выплатила в казну всё, что должна была, включая пенни.

«Я, конечно, зверски разозлилась на себя за собственную ошибку», — цитирует Бербок издание Welt.

Некоторые немцы этим покаянием, однако, не удовлетворились и, начитавшись газет, обратились с письмами в прокуратуру. А та, проведя проверку по обращениям граждан, обнаружили в общей сумме незадекларированных Бербок доходов 1500 евро, которых у нее вообще быть не должно.

Речь идет о т.н. «коронавирусных деньгах» — они в период первого локдауна предоставлялись тем, чьей хозяйственной деятельности навредили ограничения. Предоставлялись, кстати, по первому требованию, но тонкость в том, что Бербок по роду деятельности не входила в те категории экономически активных граждан, которым полагались подобные выплаты.

Теперь прокуратура ведет расследование против шестерых руководителей партии «Зеленые», среди которых пять депутатов Бундестага и два министра — сама Бербок и министр экономики, вице-премьер, второй сопредседатель «Зеленых» Роберт Хабек.

Самым первым об этом скандале написал журнал Spiegel, получив подтверждение собранной им информации в прокуратуре Берлина.

Дело может закончиться отставкой Бербок и Хабека или даже развалом правящей коалиции.

Эта детективная история смешно звучит по меркам Восточной Европы, где привыкли к такой коррупции, когда воруют вагонами, отстраивая дворцы (и Россия, увы, не исключение). Но немцы в подобных вопросах крайне щепетильны — толерантность к злоупотреблению властью ради финансовой выгоды в ФРГ почти нулевая, как в скандинавских странах.

Достаточно вспомнить бывшего президента страны Кристиана Вульфа, который, будучи еще премьер-министром Нижней Саксонии, неосторожно взял частный кредит на покупку дома у жены своего приятеля-миллионера по ставке 4% при минимальной по стране в 4,6%. Так сказать, сэкономил на чужой прибыли.

Прокуратура не нашла свидетельств того, что взамен Вульф хоть чем-то помог своим кредиторам, но президент попытался препятствовать распространению скандала, пообещав «проблемы» одному из журналистов. У журналистов проблем потом не было, а у Вульфа были — он перестал быть президентом, добровольно уйдя в отставку под давлением общественного мнения.

Уже в отставке он все-таки предстал перед судом по другому делу, вскрывшемуся в ходе расследования первого. Еще один друг тогда еще премьер-министра Нижней Саксонии — кинопродюсер — пригласил его с женой на знаменитый пивной фестиваль «Октоберфест», оплатив номер в отеле и совместный ужин. Это было квалифицировано как взятка примерно в 750 евро, поскольку Вульф потом написал письмо в Siemens с просьбой выделить средства на один из кинопроектов этого продюсера.

В конце концов Вульфа оправдали, но его карьера была уничтожена. Причем это ничем не похоже на политический заказ — у президента Германии нет никаких серьезных полномочий, чтобы можно было перейти кому-нибудь дорогу, кроме того, Вульф принадлежал к правящей на тот момент партии — ХДС Ангелы Меркель. Просто в Германии вот такие вот требования к политикам.

Но за разговорами о сказочно честных немцах и их розовых пони нельзя забывать о главном: сколь бы ни были трогательны прегрешения Бербок, если сравнивать их с нравами на Украине или даже в Словакии, она опасный человек и довольно радикальный политик — радикальный, в том числе, в своих взглядах на Россию.

С точки зрения российско-германских отношений, нет в ФРГ партии хуже, чем «Зеленые». Причин этому много, включая идеологические («Зеленые» вобрали в себя слишком многое от повестки BLM, ЛГБТ и Греты Тунберг), а главных, пожалуй, три.

Это единственная крупная политическая сила в стране, которая выступает против «Северного потока — 2».

Это наиболее проукраинская из всех партий Германии, чья поддержка киевской позиции по Донбассу носит истеричный характер (тот же сопредседатель Хабек в прошлом мае даже ездил на линию разграничения сторон, где прочел очередную антироссийскую проповедь).

Наконец, это самая, если так можно выразиться, «пронатовская» партия, где считают, что гуманитарные бомбардировки недемократических стран несут народам свободу и процветание. И это, увы, не преувеличение: в 1998-м «Зеленые» и их тогдашний лидер Йошка Фишер внесли огромный вклад в то, чтобы обосновать нападение НАТО на Югославию.

Повешенная склонность «экологов» к военно-политическому централизму объяснима. Проблемы экологии нельзя решить на национальном уровне — они глобальны, следовательно, полномочия суверенных стран должны быть переданы в некий единый центр. С вопросами войны, мира и защиты прав человек, по мнению «Зеленых», логика примерно такая же.

Эти три пункта и делают «Зеленых» не то чтобы неприемлемым (иногда работать даже с талибами приходится), но максимально сложным партнером для Москвы. Исходя из этого, можно было бы только радоваться тому, что щепетильность немецкого народа в финансовых вопросах с высокой долей вероятности выдавит неприятных людей вроде Бербок и Хабека в отставку, но на самом деле радоваться тут особенно нечему.

Уйдут эти — придут другие, может быть, даже более отбитые. «Зеленые» богаты на радикалов.

В то же время, эта партия остается приоритетным партнером для вполне умеренной СДПГ канцлера Олафа Шольца. Да, социалисты не столь категоричны в экологических вопросах, поддерживают «Северный поток — 2» и относительно конструктивно настроены по отношению к России, но немецкая политика вертится не вокруг России, и в конечном счете у СДПГ с «Зелеными» гораздо больше общего, чем с третьим их партнером по правящей коалиции — либералами (Свободная демократическая партия), которым было бы гораздо приятнее работать с ХДС-ХСС, партией Ангелы Меркель.

Так было и в период югославской войны, когда немецкое правительство возглавлял симпатизант России и будущий друг Владимира Путина Герхард Шредер, а Йошка Фишер рулил германским МИД. Так обстоят дела сейчас, когда еще только-только созданное правительство разрывают разногласия из-за «Северного потока — 2». И так будет в обозримом будущем, потому что в политической реальности Германии «Зеленых» как союзника попросту некем заменить.

Даже если «грязные коронавирусные деньги» обнулят все «зеленое руководство», а Бербок и Хабек уйдут из правительства, пост министра иностранных дел, согласно традиции распределения портфелей, все равно останется за этой партией и ее взгляд на отношения с нами по-прежнему будет значимым, с Бербок или без нее.

Это тот случай, когда можно уйти от персоналий, но от повестки, к сожалению, нельзя. А повестка такова, что шансы на потепление на немецком направлении зависят не от главы МИД и даже не от канцлера, а от российско-американских переговоров по глобальной безопасности.

источник