«Скажи пароль и проходи!» — «Пароль!» — «Проходи!» — после вручения американской стороной письменного ответа на российские предложения по безопасности главный герой этого анекдота больше не кажется полным идиотом.

Как в мире обычно делается тайная дипломатия? Вот классический пример: в 1956 году большие начальники из Лондона, Парижа и Тель-Авива устроили тайное рандеву во французском городе Севр и договорились там одновременно нанести военный удар по Египту. Сама войнушка закончилась быстро: Америка погрозила своим младшим союзникам пальчиком, и те мгновенно поджали хвост. Но сам факт подписания Севрских протоколов их соавтор, бывший британский министр иностранных дел Селвин Ллойд, признал, лишь находясь на смертном одре спустя почти двадцать лет. А их фотографическая копия и вовсе была опубликована лишь в 2010 году.

То ли дело нынешняя тайная дипломатия Путина и Байдена! Руководствуясь принципом известного сыщика «прятать надо на виду», два президента разве что табличку не поставили: «Не мешайте! Пытаемся договориться о закулисной сделке!»

Хотя, впрочем, нет, поставили. «Мы не опубликуем документ потому, что считаем, что дипломатия имеет большие шансы на успех, если мы оставим место для конфиденциальных переговоров. Мы надеемся и ожидаем, что Россия разделяет наши взгляды» — это заявление государственного секретаря США Тони Блинкена фактически выполняет функцию такой виртуальной «таблички». А у этой «таблички», в свою очередь, есть одна важная, полезная функция — полезная не только для участников переговоров, но и для тех, кто, подобно нам, наблюдает за ними со стороны, судорожно пытаясь понять, что происходит.

Политика Байдена по отношению к Путину и России основана на принципе матрешки. Верхняя матрешка доступна взорам абсолютно всех желающих. Президент США публично играет мускулами (разумеется, интеллектуальными и идеологическими, а не физическими), прилюдно обзывает ВВП «убийцей» и рассказывает, как Вашингтон без усилий скрутит Москву в бараний рог.

Средняя матрешка — доступна только взору Путина и узкой группы других высокопоставленных российских и американских чиновников. Согласно достоверной информации, на летних переговорах в Женеве Байден вел себя подчеркнуто любезно и заверял, что он понимает особую роль России в международных делах и наши озабоченности. При этом, однако, подчеркивалось: в публичной плоскости американский лидер продолжит свою прежнюю линию поведения.

Что скрывает самая маленькая матрешка Байдена? Здесь, увы, пока стоп. О ее содержании на данный момент мы не можем сказать абсолютно ничего. А всего, возможно, пока не знает даже сам американский лидер. То, какую матрешку ему в конечном итоге придется предъявить миру, зависит от того, будет ли в этом самом итоге некая договоренность с Россией или нет. А это пока неочевидно.

Лавров об американском ответе: «По главному вопросу позитивной реакции нет. Главным вопросом является наша четкая позиция о недопустимости расширения НАТО и размещения ударных вооружений, которые могут угрожать территории РФ». Еще один мрачный прогноз главы российского МИД, который, казалось бы, на корню убивает мой тезис о «тайной дипломатии Путина и Байдена»: «У меня нет никаких сомнений, что в самое ближайшее время он (текст американского ответа) станет известен широкой общественности. Он «утечет».

Итак, сначала ни о чем прорывном не смогли договориться два заместителя министра (Сергей Рябков и Уэнди Шерман), а теперь и два министра (Лавров и Блинкен). Но вот могли ли они в принципе о чем-то договориться? По чину ли им такие достижения?

В политике, как и в кино, есть разделение на главных и второстепенных персонажей. Основные достижения (или основные злодейства) — удел главных героев фильма. Если эти главные герои вдруг оказываются в тени поддерживающих персонажей, то вся драматургия разваливается. Соль нашей российско-американской политической драматургии состоит в том, что главными героями в нашем «фильме» являются Путин и Байден. Только они могут о чем-то договориться в финале. А провал министров — обязательный пункт программы на пути к этому финалу. Помните обязательную схему любого хорошего боевика? Чем ближе финал, тем сильнее напряжение. Казалось бы, выхода нет, хеппи-энд невозможен. Но вдруг что-то происходит, и все каким-то чудом срастается.

Не слишком ли я увлекся киношными аналогиями? Возможно, все на самом деле гораздо проще и грустнее. Я в принципе не пытаюсь что-то предсказать или убедить вас и самого себя в неизбежности хеппи-энда. Пытаюсь доказать совсем другое: если такой хеппи-энд будет, то нынешние эмоциональные горки являются его абсолютно необходимым условием. Разрыв между позициями России и коллективного Запада слишком широк. Чтобы его сгладить и «сшить», Путину и Байдену необходимо эмоциональное напряжение. Только при наличии страха — что будет, если начнется война?! — финальные политические компромиссы будут обладать необходимой моральной легитимностью. Только так можно пойти на эти компромиссы, не разрушив в процессе базу своей политической поддержки (в случае Байдена; Путин обладает несравненно более широкой свободой для маневра).

Цитата с ленты новостей: «Россия не будет спешить с оценками ответа США по гарантиям, заявил Песков». Жаль, бесконечно жаль, что в отличие от киношного триллера тот «политический триллер», в который превратилась наша жизнь, нельзя сразу промотать до хеппи-энда. Но это, наверное, часть платы за то, что мы живем не на киноэкране, а в реальной жизни.

источник