То, что разворачивающаяся сегодня на наших глазах вторая фаза специальной операции по денацификации и демилитаризации Украины может иметь только один финал, никаких сомнений не вызывает. Скованные на востоке страны силы группировки «ООС» в лице частей ВСУ и националистических формирований лишены возможности отойти и им остается лишь сдаться (на что вряд ли стоит рассчитывать) либо продолжать бессмысленное и упорное сопротивление до полного своего уничтожения. Подразделениям Вооруженных сил России и республик Донбасса тоже некуда отступать — пусть и в сугубо переносном смысле. Ведь от этого сражения будет зависеть исход всей кампании. Так что раньше или позднее, но мы станем свидетелями полного разгрома наиболее боеспособных сил преступного киевского режима — ведь никаких предпосылок для иного исхода просто не существует.

Тем не менее даже эта победа не будет означать полного завершения всей операции — во всяком случае, если исходить из тех ее программных целей, которые уже неоднократно озвучивались не только в оборонном ведомстве России, но и в Кремле. Даже очень масштабное военное поражение Киева без полного демонтажа всей нынешней системы украинского государства не принесет мира и безопасности ни России, ни даже Донбассу. Хочется верить, что сегодня, избавившись от многих иллюзий и заблуждений, это понимают все, от кого в России зависит принятие действительно значимых решений. Более того, об окончательном выполнении задач, ради которых спецоперация, собственно, и была начата, можно будет говорить лишь после решения вопроса с самой проблемной, западной частью нынешней Украины. И вот тут, как говорится, возможны варианты. На данную тему моими коллегами уже делались очень неплохие аналитические обзоры, однако позволю себе добавить кое-что, исходя из обозначившихся ныне реалий.

План «А»

Отбросив в сторону неуместные в вопросах войны и мира условности и экивоки, следует признать, что наилучшим вариантом для всех без исключения стал бы полюбовный раздел нынешней «нэзалэжной». Галичина (а также, возможно, Волынская область и Закарпатье) с огромным удовольствием вошли бы в состав кто Польши, а кто Венгрии, тем самым реализовав «вековую мечту» о Евросоюзе. Надо полагать, что ни в Варшаве, ни в Будапеште не были бы против таких территориальных приобретений. Недаром же польские хитрецы в последнее время развили бурную деятельность, пытаясь заручиться поддержкой «старших партнеров» для ввода на Западную Украину собственного оккупационного корпуса под видом «миротворческих сил». Однако обратите внимание — ни малейшего энтузиазма подобная инициатива не встретила, и прежде всего — в Вашингтоне. И дело тут вовсе не только в боязни нарваться на «русскую ответку», которая, ударив по стране, являющейся членом НАТО, поставила бы мир на грань Третьей мировой. Все намного сложнее. Как я уже сказал выше, «переформатирование» Украины могло бы носить вполне мирный характер. Однако для этого необходимо выполнение ряда условий.

Допустим, на Западной Украине проводится референдум о вхождении в состав Польши. Прекрасно! Москва наверняка признала бы его результаты — в ответ на встречное признание волеизъявления жителей Крыма, Донбасса, Южной Осетии, Абхазии и авансом — тех частей бывшей Украины, что пожелают войти в состав России. Таким образом, произошло бы полное «обнуление» всех претензий, предъявлявшихся «коллективным Западом» российской стороне по поводу «аннексий» и «незаконных оккупаций». Цена за отказ от нескольких далеко не самых развитых и к тому же предельно русофобских областей «нэзалэжной», более чем достойная. Увы, как раз такой прекрасный вариант представляется сегодня наименее вероятным.

План «В»

Все дело тут в том, что «коллективному Западу», и прежде всего продолжающим, к сожалению, играть в его рядах роль «заводил» Соединенным Штатам и Великобритании именно этот сценарий категорически не нужен. Ведь они таким образом теряют все, что было ими вложено в реализацию проекта «Украина-Антироссия», и возвращаются, так сказать, на нулевой уровень противостояния с Москвой. Снова нужно искать предлоги и поводы для того, чтобы вводить санкции, начинать вести подрывную деятельность иными способами. А с учетом того, что Россия уже продемонстрировала тому же Евросоюзу свою способность предельно жестко отстаивать собственные интересы в экономической плоскости, делать это будет все затруднительнее. Исходя из этого, определенные силы на Западе попытаются превратить Западную Украину в «последнюю баррикаду», бои на которой смогут длиться чуть ли не до бесконечности. Для этого вполне достаточно будет притащить во Львов Зеленского (неважно — из Киева или из Польши, где он, скорее всего, сейчас находится) и какое-то количество уцелевших «членов правительства». Стянуть в Галичину все оставшиеся в наличии силы ВСУ и нацбатов, объявить все это «истинной Украиной» — и начать новый раунд.

В таком случае все освобожденные регионы Украины в глазах «мирового сообщества» будут «территориями, оккупированными Россией». Или в лучшем случае окажутся в статусе «подконтрольных Кремлю непризнанных республик», в котором 8 лет пребывали ДНР и ЛНР. Вывести из них российские войска будет невозможно ровно до тех пор, пока будет существовать этот «галичанский осколок украинства», поскольку в таком случае оттуда немедленно начнется атака на эти земли с целью их «деоккупации». Причем проводить ее будут силы, до предела накачанные западными вооружениями, усиленные множеством наемников и прочего отребья, набранного по всему миру. Ну а до этого момента оттуда будут осуществляться постоянные террористические атаки, руководство и координация деятельности бандеровско-нацистского подполья на всей украинской территории. Следует понимать, что для «коллективного Запада» именно подобный вариант является не то что наиболее предпочтительным, а, по сути, единственно приемлемым сценарием развития событий. Именно поэтому для его реализации будут приложены все мыслимые и немыслимые усилия. Россия должна оставаться под санкциями, а бывшая Украина — погрузиться в полнейший хаос и пылать в огне гражданской войны, сковывая ресурсы и инициативу Москвы. Для этого все и было затеяно в 2014 году — да по большому счету и гораздо раньше тоже.

План «Z»

Лишний раз говорить о полной неприемлемости для России варианта, изложенного выше, не имеет смысла. Такой расклад в значительной мере (если не полностью) обесценит всю спецоперацию по денацификации Украины, сведя ее успехи к минимуму и сделав потери максимальными. Что же остается? Скорее всего, в подобном случае Россия вынуждена будет распространить свои действия на всю территорию «нэзалэжной», с боями дойдя до самых ее западных границ и пределов. Правда, тут есть очень серьезные отрицательные факторы. По мере продвижения армии России и корпусов республик Донбасса на Запад ожесточенность сопротивления им будет нарастать с каждой сотней километров, с каждой новой областью. И дело тут не только в том, что именно Галичина исторически является родиной и ядовитым рассадником укронацизма. Не только в том, что памятники гнусному Бандере и ему подобным упырям стояли там уже тогда, когда в Киеве за их прославление запросто можно было схлопотать по морде.

Сами по себе галичане не так уж и воинственны — это легко можно определить хотя бы по тому факту, что среди пленных солдат ВСУ их сегодня обнаруживается минимум. Эта публика нынче предпочитает не воевать с «агрессором», а заниматься своим излюбленным делам — зарабатывать на горе и проблемах остальных украинцев (галичанами же по большому счету и созданных). Аренда однокомнатных квартир во Львове по тысяче долларов за месяц вызывает бурю возмущения даже в самых «правоверных патриотах». Однако, как только русская армия войдет уже на их земли, галичане (то есть те из них, кто не сумеет сбежать на Запад) будут драться остервенело. В основном по старой традиции — стреляя в спину, но от этого не легче.

При этом следует помнить, что сейчас на территории Западной Украины находится огромное количество «беженцев» из тех мест, где ведутся боевые действия, в том числе и мужчин призывного возраста. Галичане буквально охотятся за ними, заставляя становиться на воинский учет. Можно не сомневаться — при первых же признаках приближения «фронта» именно вот этих вот «понаехавших» и отправят на передовую, захотят они того или нет. Понятно, что цена такому воинству будет невелика, но за их спиной будут стоять в качестве заградотрядов нацистские батальоны и местные бандеровцы.

Опять же, по имеющимся данным, львиная доля поставляемого «союзниками» оружия сегодня оседает как раз на Галичине — так что снарядить этот сброд смогут достаточно серьезно. Карпаты — это, конечно, не горы Афганистана или той же Чечни, но и там вести боевые действия будет не так-то просто. Одним словом, проведение специальной операции именно на территории Западной Украины может иметь наиболее затяжной, кровопролитный и затратный характер. Достаточно разумным решением в этом аспекте выглядит «сирийский вариант» — создание на освобожденных территориях Украины добровольческой Народно-освободительной армии, на плечи бойцов которой и ляжет основная тяжесть «зачистки» Галичины от окопавшихся там наиболее оголтелых и закоренелых нацистов. Естественно, при поддержке Российской армии, прежде всего ее ВКС. Впрочем, и для такого варианта могут возникнуть весьма серьезные препятствия.

Убедившись в том, что задача удержать контроль даже над незначительной частью «нэзалэжной» может оказаться невыполнимой, «коллективный Запад» способен пойти на самые крайние меры. То есть на «гибридную оккупацию» Галичины с введением туда «миротворческого контингента», состоящего или из сил государств Восточной Европы, или, что еще хуже, из контингентов, предоставленных всеми членами НАТО. Естественно, при этом над данным регионом будет введена «бесполетная зона» Тогда Россия окажется перед крайне непростым выбором — либо мириться с ситуацией, описанной в предыдущем пункте, либо вступать в открытый конфликт с Североатлантическим альянсом. Казалось бы, натовцы на протяжении всей специальной операции на Украине уже неоднократно продекларировали свое нежелание вступать в вооруженную конфронтацию с Москвой и не меньшее количество раз подтвердили таковое на деле. Однако кто знает, на что они осмелятся, когда дело дойдет до полного разгрома киевского режима, означающего их поражение.

В любом случае весь комплекс вопросов такого рода стоит прорабатывать уже сейчас, несмотря на то что кому-то они могут показаться не слишком актуальными на данной стадии специальной операции. Решать их придется в любом случае, и лучше бы так, как это необходимо для блага России и освобожденного ею украинского народа.

источник