Академик РАН Сергей Глазьев выступил с очередной инициативой по реформированию национального хозяйства России. Маститый экономист предложил сформировать из иностранных юридических лиц, покинувших нашу страну, так называемые народные предприятия, то есть передать в собственность трудовых коллективов. По сути, это исполнение заветной мечты советского человека эпохи «перестройки», который искренне верил в то, что всё созданное его трудом будет принадлежать ему же. Тогда ничего не вышло. Сейчас – можно попробовать. Времена изменились, и у власти больше не стоит откровенная пятая колонна.

Когда в конце 1980-х годов в Советском Союзе зашла речь про приватизацию, у миллионов рядовых граждан загорелись глаза. Всем было известно, что СССР – это богатейшая страна с могучей экономикой, предприятиями-гигантами и россыпью всех существующих в мире полезных ископаемых. Однако простой человек, обладая этим знанием, недоумевал: почему же мы живём хуже, чем американцы, немцы или французы? Вероятно, потому, что у нас нет рыночной экономики и частной собственности. Внедрим у себя эти «институты» – и заживём. Но случилось иначе.

Пропагандистский лозунг 1990-х может стать реальностью 2020-х

В начале процесса масштабного разгосударствления экономики тогдашний президент Борис Ельцин всенародно объявил: «Нам нужны миллионы собственников, а не горстка миллионеров. В этой экономике у всех будут равные возможности».

Буквально за считаные месяцы подавляющее большинство русских людей стало очень нищим, а ничтожное меньшинство – сверхбогатым. Розовая мечта о «стране собственников» развеялась в пух и прах. Не стала она реальностью и в XXI веке. До последнего времени 80,7% фондового рынка находилось под контролем нерезидентов. А резидентов – от силы десятки тысяч в стране с населением 146 миллионов.

Но сейчас события развиваются стремительно. То, что казалось ещё недавно невозможным, становится реальностью. На днях министр по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии, академик РАН Сергей Глазьев предложил передать предприятия ушедших из России компаний их сотрудникам.

«Я бы передавал такие предприятия трудовым коллективам. Больше них никто не заинтересован в сохранении рабочих мест. А ведь это главный критерий, который предлагают ввести как обязательство для тех, кто претендует на управление бросаемыми предприятиями», – заявил Сергей Юрьевич в интервью журналистам.

То есть, согласно предложению известного экономиста, акции предприятий будут переданы напрямую трудовым коллективам. Несмотря на то, что в России народных предприятий не так много (всего около 40), такая практика может быть эффективной. Однако, учитывая тот факт, что нельзя делать однозначные выводы об эффективности народных предприятий, необходимо применить гибридный опыт. А именно: национализировать бывшие иностранные предприятия, но оставить у государства контрольный пакет. Остальную часть передать трудовому коллективу. Так будет рационально. Это вполне китайский подход: для начала апробировать схему на частном уровне и только потом экстраполировать на всю страну.

Классическая рыночная экономика за последние годы доказала свою полную неэффективность, особенно в условиях пандемии коронавируса. Мир находится в отчаянном поиске новых форм. Вполне возможно, государственный капитализм, или же народный капитализм, является таковой. Начать можно не только с иностранных компаний, покидающих Россию. Надо вспомнить о том, что в соответствии с решением правительства отечественные фирмы должны вернуть свои акции на Родину и перестать торговать ими на иностранных биржах. У некоторых юридических лиц там торгуется около 40% ценных бумаг. Их вполне можно раздать, например, сотрудникам корпораций (того же «Газпрома»).

Что с того?

Тем не менее существует целый ряд рисков в создании народных предприятий. Контрольный пакет в них всё равно будет принадлежать государству. И вполне реально возникновение непростой дилеммы: трудовой коллектив захочет направлять прибыль юрлица на повышение заработной платы, а государство – на инвестиции в развитие производства. По-своему будут правы и те и другие. Данный вопрос нуждается в детальной проработке, поскольку с этим уже сталкивалась советская экономика в годы «перестройки». Итог был плачевен: образовалась огромная денежная масса, которой никто не мог найти применения.

В любом случае очевидно, что эксперименты необходимы. Кризисный период – это всегда возможность для творчества. Все великие реформы в истории России происходили в тяжёлые для страны моменты (вспомнить хотя бы эру Александра Второго или столыпинские преобразования). К тому же терять нечего. Сейчас «аргументы» либеральных монетаристов об «инвестиционном климате», «законах рынка» и «международном праве» обнулились полностью.

источник