Не успело общество отойти от демарша Олега Дерипаски, осудившего специальную военную операцию, как в медиапространстве опять произошёл мощный хлопок – владелец НЛМК Владимир Лисин, ставший, согласно данным Forbes, богатейшим человеком России, в категоричной форме заявил о неприемлемости перевода внешней торговли на рубли. Дескать, это приведёт к тому, что мы будем выброшены с мирового рынка. Здесь стоит обратить пристальное внимание на немаловажный момент: критике подвергаются ключевые решения первого лица. Причём критика эта, во-первых, совершенно открытая, во-вторых, зачастую неприемлемая по форме.

Сложнейшая международная ситуация диктует новые правила игры в политике и экономике. Многие в России, в истеблишменте особенно, не поняли этих кардинальных изменений. Как раньше уже не будет. И нужно менять как собственный образ мыслей, так и публичную риторику. Любое опрометчивое слово может очень дорого стоить – оно может быть воспринято широкими народными массами примерно как приписываемые Марии-Антуанетте слова «Если у них [бедняков] нет хлеба, пусть едят пирожные». Вспомнить хотя бы недавние заявления Владимира Мединского по переговорам с Украиной и Дмитрия Пескова о «патриотах», сбежавших за рубеж.

«Динамо» бежит? – Все бегут

Впрочем, если такие высказывания а-ля слон в посудной лавке допускают чиновники, почему не может допустить бизнесмен? Судя по всему, именно так подумал председатель совета директоров и основной акционер Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК) Владимир Лисин и заявил, что выступает против перевода торговли отечественной продукцией в рубли.

Идея в том, что за рубли можно начать продавать удобрения, зерно, нефть, металлы, лес, что-то ещё. Не знаю, может, с газом что-то получится, но остальное? Мы на протяжении десятилетий боремся за экспортные рынки, где нас никто не ждёт. Выстраивали отношения с тысячами клиентов в 70 странах. Сложно представить, что может убедить наших покупателей переключиться на расчёты в рублях и нести валютные риски. Логистические проблемы уже усложнили доставку продукции до потребителя. Переход на платежи в рублях просто выбросит нас с международных рынков, – заявил Лисин в интервью изданию «Коммерсант».

Подобного рода высказывания в условиях жесточайшего давления со стороны Соединённых Штатов и Европейского союза попросту неприемлемы. Владимиру Сергеевичу следовало быть поосторожнее в подборе слов. Понятно, о чём хочет сказать олигарх. Некоторые его аргументы можно было бы даже принять – к примеру, одномоментно всё перевести в рубли нельзя, не получится. Но этого никто и не предлагает пока что, речь идёт о недружественных странах – тех, что ввели санкции. Как мог высказаться Лисин корректно? Мог ведь сказать: НЛМК будет стремиться переводить платежи в рубли в зависимости от контрагента и страны. Есть возможность в Азии или ЕАЭС – переводим, нет возможности в ЕС – не переводим. К чему же категоричность в этом вопросе?

Тем более не Лисину жаловаться. Согласно последним данным журнала Forbes, он вышел на первое место по размеру состояния (18,4 миллиарда долларов), опередив совладельца «Северстали» Алексея Мордашова. Откровенно компрадорскую политику компании Лисина терпели все эти годы. Напомним, основным акционером НЛМК является офшор Fletcher Group Holdings Limited, зарегистрированный на Кипре. За последнюю пятилетку в него вывели около 580-590 миллиардов рублей. Только представьте, если бы эти средства пошли на развитие Липецкой области…

Позволил себе Владимир Сергеевич и выпад в сторону кабмина, раскритиковав курс на возврат ценных бумаг в Россию – так называемый делистинг:

Как это может помочь стабилизировать экономику? Минэкономразвития считает, что это снизит риск потери контроля при покупке акций по низким ценам. Ну если сейчас кого-то из российских эмитентов это беспокоит, они вправе сами принять решение о делистинге, никто не мешает. Пока же предложенный законопроект несёт не снижение рисков, а рост. Ущемляются права акционеров, которые поверили в Россию и многие годы инвестировали в российский рынок, например тех, кто не может держать российские акции напрямую. Они никакого отношения к политике не имеют, и есть риск, что их права собственности просто будут утрачены.

Отвечаем. Это поможет снизить волатильность на фондовом рынке – раз. Выметет с него всех иностранных спекулянтов из недружественных стран – два. Акционеры, «повершившие в Россию», никаких серьёзных денег не принесли. Они скупали акции отечественных предприятий за бесценок и наживались на росте их стоимости. А когда ситуация начала шататься, поспешили слить ценные бумаги и едва не спровоцировали катастрофу на Московской бирже. Да, русские компании имеют право на делистинг, а правительство имеет полное право подстегнуть этот процесс – для этого орган исполнительной власти и существует. Так что позиция олигарха весьма зыбкая, увы.

Толстосумы переходят через «красные линии»

Всему виной, конечно, безнаказанность. Лисин не в первый раз острит и ведёт себя не самым подобающим образом. Достаточно вспомнить, как он выражался в адрес первого вице-премьера Андрея Белоусова во время конфликта между правительством и офшорными металлургами. Рассказывал анекдотики про Госплан, упрекая, непонятно на каком основании, топ-чиновника в том, что он работал в этой организации. Как будто владелец НЛМК запамятовал о своей партийной принадлежности в советское время (да-да, богатейший человек современной России состоял в КПСС).

Откровенная фронда олигархата вообще в последнее время граничит с бунтом. Олег Дерипаска, к примеру, чётко и недвусмысленно выступает с осуждением операции по денацификации и демилитаризации Украины. Есть ли на это реакция Кремля? Нет. А чем отличается, позвольте спросить, выходка владельца «РУСАЛа» от публичной пикировки Михаила Ходорковского с Владимиром Путиным на совещании 19 февраля 2003 года, когда глава ЮКОСа начал открыто выступать с обвинениями в адрес государственной власти?

Решение о начале боевых действий против бандеровцев принимал лично Верховный главнокомандующий, и осуждение его приказов – это прямое выступление против президента. Жалобы могут довести до плохого. Ещё до начала специальной военной операции Федеральная антимонопольная служба показала, что итоги криминальной приватизации – не священная корова, они в любой момент могут быть пересмотрены. «Вот тебе пословица – не буди лихо, пока оно тихо», как говорил карманнику Кирпичу Глеб Жеглов.

Что с того?

То, чем сейчас занимаются олигархи, является нарушением негласного пакта, заключённого в начале 2000-х годов после дела ЮКОСа и разгрома ходорковских, гусинских и прочих березовских. Суть сделки заключалась в следующем. Политика – сфера ответственности главы государства, экономика – тоже, но с оглядкой на «авторитетное» мнение толстосумов. Договорённость, прямо скажем, гнилая, поскольку эти две сферы, очевидно, теснейшим образом связаны. И кто-то должен быть на коне. Естественно, все нормальные люди хотят, чтобы на коне был президент, а не кучка братков, сколотивших состояние в результате «реформ» (сиречь криминальной революции).

Всё более очевидным становится тот факт, что договорённость начала 2000-х нуждается в «перезаключении», причём не на основе компромисса, а на основе ультиматума из Ново-Огарёво. Если вы, друзья, желаете сохранить хоть какую-то собственность и не хотите отвечать за сделанное в 1990-е, да и в 2000-е, извольте замолчать и, понурив голову, исполнять то, что вам говорят Мишустин Михаил Владимирович и Белоусов Андрей Рэмович. Возможна лишь такая тональность разговора с подобным контингентом. По-другому никак.

источник