Президент Сербии Александр Вучич в эфире сербского радио и телевидения рассказал об инциденте, который произошел 6 апреля с пассажирским самолетом авиакомпании Air Serbia, летевшим из Белграда в Москву. Уже в российской воздушной зоне ответственности, всего в километре ниже гражданского самолета появился истребитель серого цвета, по очертаниям напоминавший натовский F-15 или Eurofighter. Вучич заявил, что власти страны запросят по этому поводу информацию у России и НАТО.

Этот инцидент прокомментировал военный эксперт, экс-начальник зенитных ракетных войск Командования специального назначения (округ ПВО Москвы) полковник запаса Сергей Хатылев.

Александр Вучич сказал, что обнародовал эту информацию, чтобы все понимали, какое давление испытывает Сербия, которая теперь является единственной европейской страной, имеющей авиасообщение с Россией. По словам Вучича, важно знать кто и какими военными способами угрожает гражданским авиаперевозкам. Тем более, что известны точные координаты, где и в какой точке маршрута сербского лайнера появился этот истребитель.

— Когда на самолёте летит кто-либо из первых лиц государства, — поясняет Сергей Хатылев, — в этом случае для системы ПВО выставляется так называемый режим «трехэшелонник». То есть рядом с этим самолетом на высоте ближе, чем 3 км не должно быть ни одного воздушного объекта. Для гражданских самолётов таких жёстких требований не существует.

— Но в данном случае можно предположить, что военный самолет прикрывался гражданским, провоцируя российскую ПВО на некие ответные действия.

— То, что этот военный самолёт прикрывался гражданским судном — еще не факт. Он мог идти на эшелоне, который ему выделил диспетчер. То есть наземный пункт разрешил ему идти на такой высоте, так как особых требований к маршруту, в том числе с учетом полета этого сербского самолёта не было. То, что истребитель шёл ниже его на километров — этого вполне достаточно. Но вот то, что это военный самолет оказался именно там в момент входа в зону ответственности нашей ПВО, здесь возникают вопросы: что он там делал, почему там находился и для чего?

Нужно, конечно, проанализировать весь его маршрут — как он летел, нарушал ли наше воздушное пространство или нет. Заявление сербов должны проверить специалисты.

У нас официально о нарушении государственной границы заявлено не было. А я вас уверяю, если бы там было нарушение госграницы, дежурную пару истребителей подняли бы мгновенно. Этот манёвр у нас прекрасно отработан.

— А могли наши силы ПВО сбить этот истребитель, не задев гражданский самолет, если тот летел всего в километре ниже?  

— Если бы такую задачу поставили нашему самолету, то да. Но сначала, естественно, были бы предприняты меры, чтобы отвести его в сторону. Это предполагают международные правила. Ему бы сначала по радио дали команду «следуй за мной», начали принуждать к посадке. Если бы он не подчинился, тогда бы наш истребитель сначала начал «наезжать» на этого нарушителя, оттеснил бы его на безопасное состояние от гражданского лайнера и затем, если бы поступила команда с земли, то мог бы его и уничтожить.

— Об этом случае с F-15, судя по всему, рассказали те, кто был на борту сербского гражданского самолета. Им ситуация виделась так. А как все это на земле «видела» наша радиолокационная станция сил ПВО?

— Она наблюдала на экране отметку гражданского самолета, установив, что это такой-то конкретный самолет, который идет по заявке зарубежных гражданских авиационных властей. И вдруг рядом появляется следующая отметка, что уже прецедент — там ее не должно быть, так как военный самолет по заявке не летает, он не должен был там находиться в это время. Поэтому данный факт сам по себе является признаком того, что там происходили какие-то несанкционированные события. В любом случае эту ситуацию с натовским самолетом однозначно можно считать провокацией.

источник