Для начала две цитаты. «Мы хотим увидеть, как господин Владимир Путин и Российская армия проиграют эту битву на территории Украины», — сказал Джон Кирби, официальный представитель Пентагона. «Эта война будет выиграна на поле боя», — заявил глава евродипломатии Жозеп Боррель. Молодцы, отбросили ложный стыд. Проговорили наконец вслух то, о чем предупреждал Путин, подтвердили его слова, что для Запада главное, чтобы России не было. А уж ценой Украины или еще как — неважно.

Боррель, кстати, прав, хотя и странно слышать такое от дипломата, а вот у Кирби — ложные надежды. Победа действительно будет на поле боя, и, что совершенно очевидно, победа будет за нами. Можно предположить, что уже в ближайшее время на Украине начнется очень серьезный и очень методичный замес. Поскольку командовать будет генерал Александр Дворников, человек, начавший военную карьеру с Суворовского училища, прошедший все ступени и имеющий огромный реальный опыт ведения боевых действий (как минимум Чечня и Сирия), Герой России.

Можно предположить, что в разы вырастет количество фейков типа «резни в Буче» или «удара по Краматорску». Кстати, что-то западные СМИ резко забыли тему Краматорска, как только выяснилось, что на ракете «Точка-У», убившей три десятка мирных граждан, украинский серийный номер. Где единодушное осуждение бесчеловечного удара?

И, кстати, их единодушие — урок для нас. Потому что Россию нельзя разрушить снаружи, но можно изнутри.

Вот, например, что говорит коммунист Геннадий Зюганов: «Я иногда поражаюсь тому, что происходит в информационно-психологическом плане. Президент, Совет Безопасности, депутаты, — мы все выстраиваем общую линию, отстаиваем интересы страны, поддерживаем наших товарищей. Но я иногда не могу понять, что комментирует господин Песков, и какова логика поведения нашего переговорщика с Украиной Мединского. Он должен заниматься переговорами, а не пиаром, ведь это сложная и ответственная работа!»

Песков на неделе дал интервью западному СМИ, где рассказал о потерях и переговорах. Мягко говоря, неоднозначно понятое здесь. Вот что написал по этому поводу единоросс Турчак: «Когда комментарии официальных лиц порождают вместо ясности массу вопросов — это не нормально! «Значительные» потери, это какие? А какие «незначительные»? А 8 лет жертв геноцида Донбасса — это была для нас просто трагедия? А теперь «огромная трагедия»? А наши бойцы в Мариуполе и под Николаевом, что, стиснув зубы, спасают мирных людей под огнем и требуют реальной денацификации, ничего не смыслят в трагедиях?

А мирные люди Донбасса и Запорожья, Херсона, которые нам поверили, просто не такие образованные, как они? Ведь могли бы сразу догадаться, что для нас возможны «значительные потери» и «готовность к переговорам». А жителям всей России, которые молятся о наших бойцах и как один поддержали возмездие нацистам, им как понимать? «Хасавюрт» или опять просто «кто-то брякает там что-то»?»

Турчак еще добавил, что сейчас «каждое слово публичного человека из власти — это оружие пострашнее «Калибра»!». И это — правда. Верно заметил израильский политолог и военный эксперт Яков Кедми: «Запад ждет сейчас от России капитуляции. Поэтому мирные предложения ряда переговорщиков со стороны Российской Федерации воспринимаются как капитуляция».

А вот уж кто бы мог сейчас выражать сейчас чаяния народа (хотя и у Кадырова отлично получается), так это почивший на неделе Владимир Жириновский. Удивительным образом — русский человек. Он вполне мог нести что-то, казавшееся околесицей, но впоследствии становившееся правдой. Потому что еще давно, при Советском Союзе, он, не знаю как, может, промысел Божий, впитал в себя что-то неуловимое, народное. Что-то объединяющее и монархистов, и коммунистов, и даже вменяемую часть либералов. Что-то, что есть во всех нас, для которых Россия — не пустой звук. И оставался этому верен до конца жизни. Мир праху его.

Если Жириновский был любитель покрасоваться на публике, то наш премьер Мишустин — напротив. Но сейчас именно он, проводя в жизнь линию президента, дает реальный повод для оптимизма. Потому что и правда началось переформатирование страны. И именно это — не менее важная, чем военная победа, часть спецоперации.

На неделе Мишустин отчитался в Госдуме. Я не буду перечислять все те меры, о которых он говорил. Главное, что стало понятно из его слов, пошла та самая дебюрократизация (а значит, и дезападизация — ведь бюрократу было проще купить что-то на Западе и отчитаться об успехах, чем создавать свое), которой так долго ждала страна. Без которой все усилия и благие намерения терялись где-то в горах согласований, справок и разрешений, блуждали в бесконечных рядах столов крупных чиновников и мелких клерков и выходили в конце концов на свет обескровленными, бессильными и бессмысленными.

А теперь Россия оживает, как и положено по весне. То, что нужно было согласовывать годами, согласовывать оказалось вовсе и не нужно. Кажется, брось гайку в землю — вырастет завод. И на самом деле, может, и хорошо, что Мишустин не публичен, а просто впахивает, не рассчитывая на лучи славы. Ведь это значит, что есть шанс не заболтать новую индустриализацию. Эх, не сглазить бы.

Три фронта у нас сейчас — военный, промышленный и идеологический. На идеологическом, кстати, на неделе было знаковое событие — ряд главных редакторов российских СМИ попали под персональные санкции Евросоюза. Значит, все правильно мы делаем. Правильно воюем на своем фронте. Не дождутся нашей капитуляции ни Кирби, ни Боррель, ни весь обобщенный Запад.

источник