Инфляция в западных странах зашкаливает, и одна из причин – в отказе от российских энергоресурсов, заявил Владимир Путин. Рост цен в США и ЕС в марте побил все рекорды, такого американцы и европейцы не видели с 80-х годов. Байден поспешил обвинить в удорожании бензина российского президента. Однако не прикрывает ли глава США собственную вину?

«Отказ ряда западных стран от нормального сотрудничества, в том числе от российских энергоресурсов, отчасти уже ударил по миллионам европейцев, спровоцировал настоящий энергетический кризис, отражается, кстати говоря, и на США. Везде растут и цены, и инфляция зашкаливает просто. Для этих стран она носит абсолютно беспрецедентный характер», – заявил президент России Владимир Путин.

Так, после подорожания бензина и продуктов инфляция в США в марте достигла 8,5% против 7,9% в феврале. Это 40-летний максимум, сообщает издание Financial Times. Такого роста потребительских цен в стране не было с 1981 года. Индекс потребительских цен выше 6% уже шестой месяц подряд.

Экономисты называют две главные причины пиковой инфляции в марте. Во-первых, в марте взлетели цены на бензин до рекордно высокого уровня в 4,33 доллара за галлон.

Основной вклад внесло подорожание бензина – цены на него выросли более чем на 18% за месяц и почти в два раза за год, отмечает руководитель отдела макроэкономического анализа ФГ «Финам» Ольга Беленькая. Свой вклад внесли также рост цен на жилье и продовольствие. Жилье за месяц подорожало на 0,5%, и за год – на 5% – это максимальный годовой рост цен с 1991 года. Но все же в марте именно удорожание бензина внесло больше половины вклада в рост индекса потребительских цен в США, говорит Беленькая.

Любопытно, что президент США Джо Байден обвинил в удорожании бензина президента России. «Мы видели в сегодняшних данных по инфляции: 70% роста цен в марте произошло из-за повышения цен на бензин Путиным», – сказал президент США. Однако это всего лишь попытка американского президента отвести подозрения от реальной причины такого положения дел, которое крайне не устраивает простых американцев.

Потому что рост цен на бензин в США – это следствие эмбарго на нефть и нефтепродукты из России, которые ввел сам Байден. Когда американский президент принимал такое решение, он прекрасно осознавал к чему это приведет, – к удорожанию топлива. Поэтому, вводя эмбарго, он просил американцев «потерпеть» ради «наказания» России. Наша страна является вторым по величине экспортером сырой нефти в мире. Поэтому любые санкционные ограничения логично приводят к росту цен на черное золото.

Еще одна причина роста мировых цен на нефть в том, что некоторые трейдеры отказываются покупать российскую нефть. Потому что боятся, что их заставят извиняться за это: западные и украинские политики заставили так извиниться европейский нефтегазовый гигант Shell. Никакого санкционного запрета на покупку российской нефти в Европе нет, однако Shell уже приходится скрывать импорт нефти из России. Компания смешивает российскую нефть (49%) с альтернативной (51%) в порту Латвии, чтобы на бумаге сделка проходила без упоминания нефти российского происхождения.

При этом США давят на ЕС, чтобы они тоже ввели эмбарго на российские углеводороды. Более того, Вашингтон пытается давить на Индию, которая с конца февраля купила вполовину больше российской нефти Urals, чем за весь 2021 год.

Стоит напомнить, что именно США убрали с рынка также венесуэльскую и иранскую нефть с помощью своих санкций. Иными словами, Байден своими руками шаг за шагом создает дефицит нефти на мировом рынке, что ведет к удорожанию черного золота. В марте произошел апогей этой долгоиграющей истории.

В США имеется прямая связь: литр бензина двигается вслед за котировками нефти на бирже. Пик цены американской нефти WTI был достигнут 7 марта и составил около 120 долларов за баррель, отмечает Беленькая. Правда, сейчас цена снизилась и держится в районе 100 долларов за баррель. Но к снижению цен на заправках в США это не привело. Конгресс даже вызвал на ковер американские нефтяные компании, чтобы они объяснили, почему же бензин не дешевеет, если цена на нефть пошла вниз. И руководители компаний ExxonMobil, Chevron, BP America, Shell USA, Devon Energy и Pioneer Natural Resources дали письменные показания на слушаниях на прошлой неделе. И все они сказали примерно одно и то же: владельцы АЗС – независимые компании, ни одна нефтяная компания не устанавливает цены на нефть или бензин, а цену устанавливает рынок на основе доступного предложения и спроса.

При этом Байден требует от нефтяных компаний увеличить добычу, обвиняя их в том, что они якобы не хотят помочь американским семьям. Но американский президент нарочно забыл, что опять же он сам является причиной того, почему добыча нефти в США не растет при таких коммерчески выгодных ценах. Ведь именно Байден с приходом к власти стал продвигать «зеленую» повестку и сделал инвестиции в нефтедобычу сегодня непривлекательными. Кроме того, именно Байден отозвал разрешение на строительство нефтепровода Keystone XL, по которому США смогли бы получать тяжелую нефть из Канады. Поэтому Байдену ничего не остается, как распечатать стратегические резервы США. В течение шести месяцев на рынок из резервов поступит 180 млн баррелей.

Цены на бензин для американцев – крайне болезненная история в принципе. Политики в США боятся лишиться власти из-за этого вопроса. Кроме того, стоимость бензина удорожает логистику и приводит к росту цен на все продукты, товары и услуги.

В Европе инфляция тоже аномально высокая. В 19 странах, использующих в качестве валюты евро, в марте она достигла 7,5% (данные Евростат). Это максимальное значение с начала введения евро. Самый высокий уровень был зафиксирован в Литве – 15,6%. В крупнейшей экономике Европы – в Германии – инфляция составила 7,3% в марте. Это максимально высокий показатель за 40 лет. В последний раз инфляция была на таком уровне осенью 1982 года, когда цены на нефть взлетели из-за последствий ирано-иракской войны. Больше всего в марте в еврозоне подорожали энергоносители – на 45%, на втором месте – продукты, алкоголь и табак – на 5%, на третьем месте – услуги, которые выросли в цене на 2,7%.

«Экономика Европы более чувствительна к военной спецоперации на Украине и санкциям в отношении России, чем экономика США. В 2021 году Россия была пятым крупнейшим торговым партнером ЕС в экспорте товаров с долей 4,1% и третьим крупнейшим партнером по импорту товаров с долей 7,5%», – отмечает Беленькая.
Зависимость Европы от российских энергоресурсов куда более сильна, чем у США. Доля российского газа в потреблении ЕС составляет около 40%, доля российской нефти – 27% от импорта нефти в ЕС, доля угля из России – 46% от импорта, указывает Беленькая. Рост цен на нефть из-за санкционной политики США против России (Венесуэлы и Ирана), а также из-за искусственных ограничений на покупку российской нефти привели к росту цен на бензин и в Европе.

Правда, положение США и здесь более выигрышное. «США, в отличие от стран ЕС, являются крупным экспортером нефти, и для снижения внутренних цен на бензин они могут увеличить добычу нефти, чего не может сделать ЕС», – отмечают аналитики «Фридом Финанс».

Ситуация в ЕС отягощается еще и тем, что Европа еще в прошлом году столкнулась с нехваткой газа на рынке, что привело к резкому росту цены. ЕК пыталась обвинить в этом тоже Россию, которая якобы специально меньше продавала газа европейцам.

Но реальная статистика объемов поставок Газпрома в Европу делает эти обвинения несостоятельными. Газпром не нарушил ни один контракт с европейскими потребителями, а это значит, что он поставляет все прописанные там обязательные объемы. Настоящая же причина в том, что ЕК так реформировала европейский газовый рынок, что он начал конкурировать с азиатским премиальным рынком. ЕК хотела больше торгов газом на спотовом рынке, больше танкеров с СПГ – и все это получила вместе с ростом цен. Как и в случае с Байденом и бензином, ЕК пыталась отвести от себя подозрения в причастности к газовому кризису.

Вместо того чтобы разрешить газовый кризис (например, введением «Северного потока – 2» и рядом других изменений), ЕС усугубил ситуацию. В рамках пятого пакета санкций он отказался от закупок российского угля. А именно уголь является альтернативным ресурсом для замены газа на ТЭС. Все это трансформировалось в повышение цен на электроэнергию, то есть удорожание коммунальных услуг, рост производственных затрат, особенно чувствительный для энергоемких производств – металлургия, удобрения, химическая продукция, отмечает Беленькая.

Свой вклад в разгон инфляции как в США, так и в ЕС внесла также пандемия. Во-первых, COVID-19 нарушил цепочки поставок, растянув сроки поставок комплектующих с недель до месяцев. Во-вторых, пандемия заставила США напечатать триллионы долларов, чтобы поддержать свою экономику на плаву, отмечает Владислав Антонов, финансовый аналитик BitRiver.

Если посмотреть на инфляцию в России, то годовая инфляция в марте составила почти 17%, а по итогам года экономисты не исключают и 20%. В Турции годовая инфляция уже перевалила 60%. На этом фоне инфляция в 8,5% в США и 7,6% в Германии может выглядеть не так страшно. Однако для простых американцев и европейцев это не так. Их опыт сильно отличается от нашего: они привыкли к тому, что цены практически не растут. «В США инфляция с 90-х годов в среднем составляла 2,5%, а Россия помнит, как в 90-х инфляция была больше 300% в год. Для американцев неприемлем такой рост инфляции в три раза, до 8,5%. А так как скоро выборы в Сенат США, то нарастает озабоченность по поводу инфляции и у властей», – отмечает Антонов.

«До «коронавирусного» кризиса для США и стран «большой семерки», а также для большинства стран ЕС, Швейцарии, Австралии, Новой Зеландии одной из основных экономических проблем была не инфляция, а наоборот – дефляция. Даже цель по инфляции в 2% в год, которую в 2019 году ставили центральные банки стран «семерки», казалась трудновыполнимой. Сегодня все радикально изменилось», – отмечают аналитики «Фридом Финанс».

Для американцев и европейцев значение имеет именно радикальность изменений. Привычной стабильности нет, сбережения обесцениваются, коммунальные услуги резко подорожали, бензин и продукты в магазинах – тоже. Такого не было десятилетиями, поэтому воспринимается крайне болезненно.

Чтобы остановить инфляцию, Центробанки США и ЕС будут повышать процентные ставки. «ФРС США будет агрессивно повышать ставку на 50 бп. в мае и июне, а также сокращать свой баланс, который разросся из-за «вертолетных денег», – ожидает Антонов.

«Проблема в том, что это не самый эффективный инструмент для замедления инфляции, вызванной шоком со стороны предложения. Слишком резкое повышение процентных ставок в условиях нового негативного тренда в мировой экономике увеличивает риски рецессии и снижения финансовой стабильности», – предупреждает Беленькая.

«Сдержать инфляцию будет очень трудно. Во-первых, потому что после Второй мировой войны подобных перебоев в поставках товаров экономика стран ОЭСР еще не знала. Во-вторых, высокие цены на энергоресурсы поддерживаются санкциями и эмбарго против крупных нефтедобывающих стран, таких как Россия, Иран, Венесуэла. К этому можно добавить трудности в увеличении добычи для ряда стран ОПЕК+ по своим внутренним причинам. Цены на нефть как минимум в течение 2022 года будут оставаться выше 100 долларов за баррель, цены на продукты питания и, соответственно, глобальная пищевая инфляция будут продолжать расти, а рынки взаимосвязаны – подорожание сырья ведет к подорожанию готовой продукции. Через внешнеторговые операции инфляция «экспортируется» в другие страны», – заключают аналитики «Фридом Финанс».

источник