На совещании с членами правительства 14 апреля президент Путин поставил перед нефтегазовой отраслью четкую задачу переориентировать экспорт энергоресурсов с западного направления, где нашими партнерами оказались в основном «недружественные» страны, на быстрорастущие рынки юга и востока. Президент дал указание оперативно определить ключевые объекты инфраструктуры для такого поворота и приступить к их строительству. Насколько готова наша страна к такому повороту, какие средства для его осуществления потребуются и насколько он окажется выгоден для отечественной экономики?

На фоне бурно обсуждаемого западными странами введения полного эмбарго на поставки газа и нефти из России, Москва все активнее ищет варианты сырьевого экспорта в направлении стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Особые надежды возлагаются на таких мощных потребителей, как Китай и Индия. В принципе, надежды эти небезосновательны. Скажем, последние пять лет крупнейшим импортером «черного золота» из нашей страны является Китай: поставки в Поднебесную в прошлом году превысили 70 млн тонн, или около трети общего объема экспорта.

Судя по всему, у правительства имеются реальные планы по расширению сырьевой экспансии за пределы ставшего разом «недружественным» европейского рынка. В частности, выступая недавно в Госдуме, вице-премьер Александр Новак напомнил депутатам о действующих плановых поставках в страны Ближнего Востока и Латинской Америки, об «активном развитии инфраструктуры на Восток, как газовой, так и нефтепроводной». Завершено строительство «Силы Сибири»: в прошлом году трубопровод вышел на уровень 10 млрд кубометров газа, поставляемого в Китай, а цель на ближайшие несколько лет довести эти цифры до 38 млрд. Ведутся переговоры о строительстве «Силы Сибири-2» мощностью 50 млрд кубометров. Однако вице-премьер не стал скрывать, что переориентация выстраиваемых десятилетиями поставок на другие рынки – непростая задача. Она влечет за собой изменение логистических цепочек, систем взаиморасчетов. Это не делается за один день: «Если в одном месте убыло, в другом должно прибыть: лишних энергоресурсов в мире нет».

«На реализацию идеи полного избавления Европы от российской нефти уйдет, по крайней мере, несколько лет, в течение которых продолжат осуществляться поставки по долгосрочным контрактам, — считает руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами Михаил Коган, — Конечно, существуют и другие рынки сбыта энергоресурсов — в частности, Китай и Индия. Однако эти государства наверняка будут настаивать на существенном дисконте за российские энергоресурсы».

Действительно, разворот экспортных сырьевых потоков на восток – главным образом, в Китай и Индию – во-первых, нельзя осуществить единомоментно: это достаточно длительный процесс, требующий прокладки новых трубопроводов, которые строятся не один год. А во-вторых, наши азиатские партнеры прекрасно осознают те геополитические трудности, с которыми столкнулся российской экспорт на западном направлении, и, пользуясь этим, требуют от Москвы существенных скидок, снижающих выгоду от такой торговли.

«Масштабы российских поставок в азиатский регион в любом случае усилятся, — уверен директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, — Однако повышение поставок по азиатским маршрутам рискует не принести России дополнительную прибыль. Импортеры из Дели и Пекина будут добиваться существенных скидок, которые могут стать причиной заметного снижения инвестиций в отечественный добывающий сектор».

От переноса нынешней «санкционной войны» на газовый рынок преимущество получат в первую очередь китайские потребители, полагает эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков. Он напомнил, что еще в 2014 году «Газпром» заключил с China National Petroleum контракт на поставки по трубопроводу «Сила Сибири» не менее 38 млрд кубометров «голубого топлива» в год, а уже в этом году Пекин оформил два дополнительных соглашения, расширяющих годовые объемы экспорта до 48 млрд кубометров. Товарооборот России с Поднебесной с начала 2022 года вырос практически вдвое, превысив отметку в $26 млрд.

«Разворот на Восток означает, что в условиях санкций и с перспективой сокращения закупки Европой российских энергоносителей наши нефть, газ и уголь должны в большем объеме поставляться в страны Азиатско-Тихоокеанского региона. В Китай и Индию, прежде всего, так как это самые большие и перспективные рынки региона», — разделяет мнение коллег Артем Деев, руководитель аналитического департамента Amarkets. Он напоминает, что Европа была исторически главным для России рынком энергоресурсов – в страны ЕС построено немало газопроводов и нефтепроводов, а поставки угля осуществлялись железнодорожным транспортом. Сейчас для поворота на восток Москве требуется проложить новые газо- и нефтепроводы, также на повестке дня строительство своего флота для перевозки нефти и СПГ и расширение пропускной способности «Транссиба».

«В Европу мы поставляем сегодня в три раза больше нефти и газа, чем в Китай и другие страны региона. Переориентация на восток может занять длительное время, так как строительство инфраструктуры потребует больших инвестиций в течение многих лет», — делает вывод Деев.

Что касается сырьевых цен от сложившегося дисбаланса на мировом энергетическом рынке, то они однозначно останутся высокими, считает аналитик. И выиграет от такой ситуации Россия, так как высокие цены означают повышенную прибыль компаний и бюджета. А проигравшими станут страны Евросоюза, где высокие цены на энергоносители становятся главным фактором роста инфляции, достигшей рекордных значений за 40 лет.

источник