Германия должна создать самую большую армию Европы, заявил немецкий канцлер. Уже даже создан специальный фонд для финансирования этого проекта. Сейчас страна обладает небольшими вооруженными силами, даже по сравнению с численностью армии ФРГ в годы холодной войны. Сможет ли Берлин вновь превзойти всю Европу по военной мощи и против кого он намерен ее использовать?

Канцлер Германии Олаф Шольц заявил, что в ФРГ вскоре появится «самая большая традиционная армия в Европе» среди стран Североатлантического альянса. «Германия скоро будет иметь самую большую обычную армию в Европе в рамках НАТО», – цитирует Шольца во вторник ТАСС. По мнению канцлера, такой шаг значительно укрепит безопасность не только ФРГ, но и ее союзников.

При этом канцлер отверг упреки в медлительности при оказании военной поддержки Украине, которые звучат из Варшавы и Киева. «Мы передали оружие и будем поставлять больше вооружений», – подчеркнул Шольц. «Эти заказы выполняются», – добавил он, имея в виду поставки тяжелого вооружения, которые были согласованы с промышленностью.

Всем союзникам Германии известно, что «в бундесвере не осталось больших запасов готовых к использованию машин, которые можно просто отправить», оправдывался Шольц. «Основной проблемой» является то, что бундесвер «структурно недофинансирован с 2010 года». По мнению канцлера, это в целом ограничивает обороноспособность Германии. Однако теперь, благодаря созданию специального фонда для бундесвера в размере 100 млрд евро, все должно измениться, подытожил Шольц.

Напомним, в воскресенье вечером правящая коалиция ФРГ и оппозиция в парламенте согласовали правовую основу специального фонда для бундесвера в 107 млрд евро. Это позволит Берлину достичь обязательного для стран НАТО показателя в 2% от ВВП, выделенных на оборону. Переговоры с оппозицией понадобились, поскольку создание фонда будет закреплено в Основном законе, а для этого требуется большинство в две трети голосов в Бундестаге и палате представителей федеральных земель (Бундесрате). Когда спецфонд будет утвержден, правительство сможет само тратить деньги из него на обороноспособность.

«Мечтать не вредно. Пусть немцы попробуют создать крупнейшую в Европе армию, – заметил по этому поводу бывший первый заместитель начальника Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны, генерал-лейтенант запаса Евгений Бужинский. – Наверное, Шольц мечтает превзойти по численности армию Турции, а там личный состав – где-то 600 тысяч, а если приплюсовать жандармские войска, то может еще сотня тысяч наберется. Турция считается второй по численности вооруженных сил страной в НАТО после США».

На момент окончания холодной войны армия ФРГ насчитывала 450 тысяч солдат, напомнил генерал. «Сейчас у немцев где-то 150-160 тысяч. То есть если Шольц хочет нарастить численность на первом этапе хотя бы до уровня холодной войны, ему нужно удвоить свои вооруженные силы, оснастить их. Боюсь, 100 млрд евро не хватит. Немецкая армия – полностью профессиональная, очень дорогая», – отметил Бужинский.

При этом, полагает генерал, Шольцу придется укреплять сразу все рода войск – и сухопутные, и ВВС, и военный флот. «Если Германия действительно хочет вновь стать мощной военной державой, ей нужно всё, а не только сухопутные войска. Мощные вооруженные силы – это прежде всего личный состав, оснащенный современной техникой, а не просто техника без личного состава. Роботы людей не заменят», – подытожил генерал.

«Шольц пытается играть на страхах граждан, которые он сам и создал. Вот только служить немцы не пойдут», – уверен экс-депутат Бундестага от партии «Альтернатива для Германии» Вальдемар Гердт. «Желание Шольца предельно понятно. Правительство неоднократно запугивало население потенциальным распространением «российской агрессии» на Германию. Теперь он пытается опереться на эти страхи немцев», – сказал Гердт.

По словам собеседника, «во времена работы немецкой экономики на дешевых энергоносителях армия Германии была превращена в посмешище». «В последние годы одним из самых важных вопросов была необходимость установки третьего туалета для гендерно неопределившихся военнослужащих», – отметил Гердт.

На фоне непростой экономической ситуации «создавать крупнейшую в Европе армию банально не на что и незачем». «Кто пойдет туда служить? – риторически спрашивает собеседник. – Немцы точно не пойдут, они и раньше не ходили. Основной контингент состоял из русскоязычных молодых парней, а также турок. Может быть, они сейчас попробуют привлечь и арабов, которые в последнее время приехали в Германию. Но это не те люди, которые смогут защищать интересы политической элиты ФРГ».

Берлин меняет военный курс

Как известно, в конце февраля Шольц выступил в Бундестаге с программной речью, заявив, что Германии «пора взрослеть». Одним из направлений «взросления», по его словам, будет рост оборонного бюджета на следующие годы до 2% ВВП с нынешних полутора, и резкое усиление военного присутствия Германии в Восточной Европе.

«Германия развернула свою многолетнюю военную внешнюю политику», – отметил тогда колумнист CNN Рафаэль Лосс. «Германия… запустила курс, который сделает ее крупнейшим европейским государством по уровню оборонных трат, с самой современной авиацией и растущим военным присутствием в странах Центральной и Восточной Европы», – прогнозировал американский журнал Foreign Policy.

Как признавал в середине мая генеральный инспектор бундесвера генерал-лейтенант Альфред Майс, состояние бундесвера оставляет желать лучшего. 63 тысячи человек, составляющие сухопутные войска, не обладают достаточной мотивацией для продолжения армейской карьеры, цитировал генерала сайт бундесвера. Майс заявил об этом в ходе международных учений НАТО Wettin Heath, проходивших в баварском городе Берген. Настроение личного состава с началом украинского конфликта «не меняется к лучшему», посетовал генерал. Военнослужащие, мужчины и женщины, быстро реагируют на то, что видят каждый день в вечерних новостях. Там каждый день – напряжение», – сказал Майс.

Кроме того, генерального инспектора серьезно беспокоит уровень цифровизации. По его словам, и вооружение, и личный состав бундесвера «на десятилетия отстали от современного уровня развития техники».

Придется возродить дух милитаризма

«Чтобы вернуть бундесвер, к примеру, на уровень 90-х годов, потребуются многомиллиардные вливания. Речь идет в первую очередь о вливаниях в собственный военно-промышленный комплекс, что в условиях разрастающегося экономического кризиса может и оживить экономику, – заявил старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Примакова Александр Камкин. – С экономической точки зрения ситуация, кстати, напоминает времена Великой депрессии, когда именно милитаризация Германии смогла оживить экономику. Конечно, гиперинфляции, как тогда, сейчас не наблюдается. Но в целом падение ВВП и разгон инфляции налицо». Если Шольц начнет воплощать свои обещания в жизнь, за этим наверняка последует определенная милитаризация общества, предполагает Камкин.

«Придется отказываться от политики государственного пацифизма, которая проводилась с 1945 года.

Нельзя исключать и возврата к призыву, поскольку кадровый голод в армии по-другому, скорее всего, не получится устранить. Потребуется еще и серьезная пропагандистская работа – нужно будет менять образ бундесвера и в глазах общества, повышать престиж военной службы. Соответственно все это приведет к некоторой милитаризации общества», – предрекает Камкин.

При этом, убежден эксперт, укрепление собственной армии не приведет к росту самостоятельности Германии внутри НАТО, в пику США. «Думаю, этот процесс идет не без консультаций с американскими партнерами. Скорее всего, подобные заявления Шольц делает даже под их нажимом», – подозревает эксперт.

Впрочем, другие эксперты считают, что сенсационные обещания канцлера Германии вряд ли станут реальностью. «Обещание Шольца сделано исключительно в рамках политической повестки – он попадает под всё больший огонь критики за то, что недостаточно поддерживает Украину», – пояснил глава Совета по внешней и оборонной политике, научный директор международного дискуссионного клуба «Валдай» Федор Лукьянов.

«Не собирается канцлер этого делать и сейчас, а поэтому тормозит поставки оружия Киеву. Но такую политику надо компенсировать другими заявлениями перед недовольными немцами, вот он и компенсирует – говорит о планах создать мощную армию», – добавил Лукьянов. Это вовсе не означает, что перевооружения не будет – курс на укрепление военной составляющей ФРГ уже взят, отметил собеседник. «Но насчет самой большой армии среди стран НАТО в Европе? Какое-то слишком показное заявление, на мой взгляд», – добавил политолог.

«Главная новость в XXI веке»

При этом воевать в Берлине никто ни с кем не собирается и не держит такого даже в планах, убежден Лукьянов. «На Украине немцы точно воевать не будут. На Россию тоже не пойдут. Вообще, нужно еще посмотреть, кто пойдет в расширяющуюся армию. Немецкое общество до сих пор не отличается воинственностью. Милитаристский дух искоренили, и в Берлине очень боятся его возрождать, помня, куда завели предыдущие попытки двигаться в этом направлении», – подчеркнул Лукьянов.

Иной точки зрения придерживается профессор кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ, эксперт клуба «Валдай» Станислав Ткаченко. Как считает собеседник, «все заявления Шольца по этой теме – главная новость в Европе в XXI веке, потому что в ХХ веке именно Германия, усилившись экономически и военном плане, создавала угрозы, проблемы и выступила в роли агрессора в двух мировых войнах».

«Европейцы надеются, что после 1945 года немцы изменились, а их внешняя политика, включая оборонную, формируется на основе европейских ценностей и интересов. Но на практике европейцам пора обеспокоиться. Это и нас касается, и в особенности – ближайших соседей Германии, то есть Польши, Голландии, Бельгии, Чехии, Австрии и других стран», – продолжил он.

«Внешняя политика Берлина сегодня входит в единую внешнюю политику ЕС, но это в теории. Когда дело дойдет до кризиса, никто не знает, как поведут себя немецкие элиты: они будут отстаивать те самые европейские ценности или акцентируют внимание на своих собственных? Если второе, тогда из локомотива европейской экономики Германия превратится в угрозу европейской безопасности», – полагает эксперт.

«Если вспомнить реакцию немецкого общества, которое до сих пор остается преимущественно пацифистским, на операцию НАТО в Югославии в 1999 году – тогда практически все граждане ФРГ выступили против этой военной операции. В итоге Берлину пришлось ограничить свое участие в войне», – напомнил Ткаченко.

«Сегодня уровень пацифизма в ФРГ тоже достаточно высок, но удастся ли его сохранить в ближайшее время – это большой вопрос. За последние 20 лет многое изменилось – немцы все активнее ведут себя внутри НАТО. Поэтому их планы резко увеличить армию – это проявление формирования новой идентичности, которая основана на представлении о Германии как о величайшей континентальной державе ЕС с соответствующими амбициями и на Западе, и на Востоке», – резюмировал Ткаченко.

источник