Турция заявила о начале новой масштабной операции на северо-востоке Сирии. Цель, как и прежде, — борьба с вооруженными формированиями Рабочей партии Курдистана (РПК в Турции признана террористической группировкой) и связанных с нею движений. Против операции выступили США, с которыми у Анкары и без этого хватает противоречий в отношениях, а блокирование турками в мае финской и шведской заявок в НАТО еще больше усложняют ситуацию. Мы разбирались в хитросплетениях «большой игры» президента Турции Эрдогана.

Незадолго до объявления операции стало известно, что Анкара меняет послов Стокгольме и Хельсинки. Такой шаг стал очередной вехой в обострившемся противостоянии Турции с Финляндией и Швецией, подавшими заявки на вступление в НАТО.

Документы скандинавских стран были заблокированы турками, поскольку Эрдоган требует от обеих стран изменения политики по отношению к РПК и курдской партии «Демократический союз», действующей в Сирии, а также снятия антитурецких санкций, введенных три года назад. На фоне смены послов в «недружественных» государствах Турция причислила к тем, кто поддерживает террористов-курдов, также Германию, Нидерланды и Францию. Впрочем, на них рычагов давления у Анкары нет.

А вот на Вашингтон, который негласно выступает гарантом финского и шведского членства в НАТО, Эрдоган вполне может оказать влияние. Неспроста госсекретарь США Энтони Блинкен уже заявил о полном неприятии американцами турецкой военной операции в Сирии.

Принято считать, что Белый дом активно поддерживает курдов с целью сдерживания влияния Анкары в регионе. Такие спекуляции имеют немало оснований: в конце концов, в 2019 года военные действия Турции привели сперва именно к санкциям со стороны США, а уже потом — от Финляндии и Швеции.

К американцам у Эрдогана и другие претензии, например, по части разработки и поставок истребителей F-35. Турция была исключена из этой совместной программы в связи с покупкой ею российских зенитных ракетных комплексов С-400, чему противились Соединенные Штаты. В связи с этим считается, что «разморозка» Эрдоганом финской и шведской заявок в НАТО — элемент турецкого шантажа, и сама по себе вполне возможна при согласии США возобновить поставки Анкаре боевых самолетов.

Однако тот же Блинкен, комментируя 1 июня турецкую позицию и проблему с F-35, заявил, что это «разные вопросы». «Финляндия и Швеция работают напрямую с Турцией. НАТО поддерживает эти усилия. И мы очень поддерживаем эти усилия», — отметил дипломат.

Хотя некоторые зарубежные СМИ и увязали возрастающую антикурдскую активность Анкары с попытками воздействия таким образом на Вашингтон и НАТО в целом, директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семен Багдасаров считает, что о взаимозависимости процессов говорить нельзя.

«Прямой связи между нынешними турецкими действиями и ситуацией внутри НАТО сейчас нет: турки и ранее анонсировали эту военную операцию», — напомнил эксперт.

По мнению Семена Багдасарова, несмотря на реакцию Вашингтона, дополнительного раскола в Североатлантический альянс операция Анкары не привнесет, да и сама турецкая сторона ставит перед собой в первую очередь конкретные тактические цели «на земле».

«Дело в том, что ранее Анкара уже начала военную операцию в Северном Курдистане, однако там ситуация для турецких сил достаточно сложная, поскольку местность гористая, а в горах с бойцами РПК не так-то и легко справиться. Теперь же турки решили активизироваться на севере Сирии, что логично: это совсем другой ландшафт, есть возможности занять и закрепить свои позиции, поэтому существует и надежда на успех продвижения с массированным использованием бронетехники, авиации и т. д. На сирийском северо-востоке зона ответственности, скорее, США, а не России, поэтому американцам действия Турции, конечно, и не нравятся. То есть как дополнительный козырь Анкара сейчас гипотетически сможет это использовать уже и в возникшем вокруг Финляндии и Швеции споре».

Как напоминает эксперт, турки давно и планомерно хотят закрепиться на севере Сирии, где и так уже контролируют значительную часть территории: «Эрдоган никогда не отказывался от сирийской повестки, более того, для него сейчас ситуация даже благоприятнее, чем раньше, в более обширной перспективе: например, по отношению к крупнейшему сирийскому городу Алеппо, который входит уже в российскую зону ответственности.

Анкара теоретически может договориться с Москвой, предложив, чтобы туркам не мешали выполнять поставленные задачи, а они в ответ на это помогут решить проблему с проходом кораблей других стран НАТО в Черное море, ссылаясь на конвенцию Монтре (ограничивает судоходство) или другой подобный документ. Примерно такой обмен может быть предложен».

Но, отбрасывая в сторону возможные перспективы, на данный момент от турецких боевых действий не выигрывает и Москва. «Еще неясно, как именно будет проходить операция. Курдские формирования партии «Демократический союз», филиала РПК, против которых выступает Анкара, есть не только на северо-востоке Сирии, но и в районе того же Алеппо — развитие ситуации тяжело предсказать, неизвестно, когда туда захотят войти турки. Поэтому обязательно пойдет какой-то торг, в этом можно и не сомневаться», — заключил Семен Багдасаров.

источник