Госдума приняла в третьем, окончательном чтении законы, которые оформляют отказ России от исполнения решений ЕСПЧ, принятых после 15 марта 2022 года. По решениям, принятым до этой даты, платежи будут осуществляться до 1 января 2023 года, но только в рублях. Эти законы, как оказалось, лишили надежды добиться компенсации и некоторых депутатов Госдумы.

Авторы пакета из двух законопроектов, сенаторы Андрей Клишас и Владимир Полетаев и депутаты-единороссы Павел Крашенинников и Даниил Бессарабов, называют свои поддержанные Госдумой, правительством и Кремлем предложения ответом на то, как была обставлена процедура исключения России из Совета Европы, случившегося 16 марта 2022 года. То есть речь идет о своего рода контрсанкциях.

ЕСПЧ работает на основании Европейской конвенции по правам человека, а исключение из Совета Европы означает и автоматический выход РФ из этой конвенции через полгода. В течение этих шести месяцев россияне имеют право подавать иски в Страсбург, а решения по этим искам должны исполняться. Так считает Страсбург. Но российские власти сочли иначе: поскольку РФ не дали выйти из СЕ по собственной инициативе, что предполагало более мягкую процедуру расставания, все обязательства, взятые при ратификации в 90-е годы конвенции, объявлены не действующими с момента исключения.

И что теперь? Все постановления ЕСПЧ, вынесенные по искам против России после 15 марта (сначала в качестве точки отсечения значилось 16 марта, но ко второму чтению ее решили сдвинуть на день назад), исполняться не будут. Россияне не получат компенсаций, а власти РФ освобождают себя от необходимости осуществлять действия, направленные на предотвращение подобных нарушений прав и свобод граждан в будущем. По вынесенным ЕСПЧ до 15 марта решениям Генпрокуратура, которая ведает отношениями со Страсбургским судом, вправе компенсации выплачивать. Но только в российских рублях и только перечислением в российские банки, объяснил в ходе пленарного заседания первый замглавы Комитета по госстроительству и законодательству Даниил Бессарабов («ЕР»). Переводы в банки т.н. «недружественных» России государств (их в утвержденном МИДом перечне сейчас 48) запрещаются. Значит, нероссияне или россияне, живущие в США, Японии, Австралии или странах ЕС, выигравшие до 15 марта дела против РФ, едва ли на компенсацию рассчитывать смогут. Но про банки не попавших в перечень МИДа государств в тексте принятых законов ничего не говорится, и можно предположить, что на рублевые переводы в банки Казахстана, Армении, Грузии, Киргизии или Китая запрет распространяться не будет.

По сведениям суда, не выплачено Россией по уже вынесенным решениям на данный момент порядка 74 млн евро компенсации. Часть этих средств, видимо, все же дойдет до адресатов…

Кроме того, вынесенные ЕСПЧ решения больше не будут основанием для отмены вступивших в силу приговоров или решений уголовных, гражданских, арбитражных или административных судов и основанием для возобновления производства по уголовным делам ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств. В качестве своего рода «компенсации» предложен такой механизм: если Конституционный суд РФ в своем постановлении дал толкование норме закона другое, нежели то, на основании которого обратившемуся в КС гражданину вынесли уголовный приговор, президиум Верховного суда должен в течение месяца отменить или изменить приговор, приведя его в соответствии с позицией КС.

А еще из Уголовно-исполнительного кодекса убирается норма, которая объявляла не подлежащими цензуре обращения и жалобы «сидельцев» в ЕСПЧ. Отменяется и право осужденных на четырехчасовую беседу со своими представителями в ЕСПЧ «наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения техсредств прослушивания»…

На конец февраля 2022 года на рассмотрении в Страсбурге находилось около 18 тысяч «российских» дел. Среди россиян, по искам которых решения еще не приняты, есть и депутаты Госдумы. Сергей Обухов (КПРФ) рассказал, что он обратился в ЕСПЧ после того, как в 2016 году его сняли с выборов из-за отсутствия в поданных для регистрации документах справки на ребенка, который на тот момент ребенком уже не был, потому что достиг возраста 18 лет: «ЕСПЧ предложил мне и Генпрокуратуре заключить мировое соглашение с выплатой компенсации 5 тыс. евро, я согласился, но Генпрокуратура отправила в Страсбург отказ от мирового соглашения. Из-за этого в рассмотрении дела случился ступор, ну а потом началась спецоперация, и дело осталось незавершенным».

Законы об отказе от исполнения решений ЕСПЧ были приняты голосами «ЕР», «СР», «Новых людей» и ЛДПР. Фракция КПРФ в голосовании не участвовала. Против был лишь один депутат — коммунист Михаил Матвеев. Он выразил удивление тем, что оказался в одиночестве. И объяснил свои мотивы так: «Речь идет о правах человека, о правах россиян. Принимал ли ЕСПЧ политические решения, как говорят? Да, но их был небольшой процент по сравнению с остальными, в которых речь шла о нарушениях прав человека в местах лишения свободы, о невозможности добиться справедливости в российских судах. И разве наши суды не принимают порой политических решений? Я понимаю, когда контрсанкции вводятся против иностранных враждебных держав, но тут, получается, ввели санкции против своих граждан. Считаю, что правильно было бы тем, кто уже подал иски в ЕСПЧ, дать шанс на разрешение споров с государством».

источник