Владимир Путин назвал «засадой» ситуацию с инфляцией в РФ. С середины мая, по его словам, рост цен в стране вообще остановился. Казалось бы такое развитие событий должно радовать Кремль, но на самом деле ничего хорошего в дефляции нет — она говорит о снижении спроса, что в свою очередь грозит остановкой предприятий и ростом безработицы. Подобный сценарий может быть реализован и по другим причинам: это является самым страшным сном российских властей.

Владимир Путин снова собрал членов правительства, чтобы обменяться мнениями о ситуации в российской экономике. Публичная часть совещания по традиции ограничивалась речью президента. Однако его риторика заметно отличалась от предыдущих выступлений.

ВВП признал наличие проблем в конкретных отраслях — в частности, в автомобилестроении и нефтепереработке, где спад производства наиболее ощутим, а также чёрной металлургии, стоящей на пороге системного кризиса. И при этом впервые ничего не сказал о том, какой сокрушительный удар санкции нанесли по самим недружественным странами.

Следует отметить, что в последнее время Владимир Путин в принципе практически перестал упоминать о спецоперации, ее целях и последствиях. «Не будем вдаваться в детали», — заявил он на совещании, говоря о причинах трудностей в отдельных секторах экономики.

К позитивным характеристикам текущего момента, по мнению главы государства, следует отнести хорошую динамику в сельском хозяйстве и в строительстве, которые являются «опорными отраслями» российской экономики, а также стабильные макроэкономические показатели.

Похоже, Владимир Путин сам удивился низкому уровню безработицы, которая на фоне массового ухода с рынка иностранных компаний внезапно упала до 4%. А удивившись, немного запутался. «В апреле уровень безработицы в России находился на исторически минимальных значениях, а в мае количество официально зарегистрированных безработных не только не выросло, а даже немного сократилось», — заявил президент. Выходит, исторический рекорд был поставлен в мае? Или все-таки в апреле?

Впрочем, ключевое слово в любом случае — «официально зарегистрированных». В России, как известно, процветает «скрытая безработица», характеризующаяся простоем, неоплачиваемыми отпусками, сокращёнными неделями и общественно-полезными работами. На статистику рынка труда она не влияет, но на людей очень даже. И это, похоже, прекрасно понимают в Кремле. «Риски на рынке труда сохраняются», — подчеркнул Путин, потребовав от кабмина держать руку на пульсе.

Такая же двоякая ситуация складывается и с инфляцией. С одной стороны, галоп цен, начавшийся после 24 февраля, удалось остановить: на конец мая инфляция в годовом выражении составила 17,4%. А начиная со второй половины мая рост цен, по словам ВВП, вообще остановился, и «сейчас инфляция находится на нулевой отметке».

«Здесь есть и плюсы, и определенная, как в народе говорят, засада», — неожиданно прокомментировал президент. С чем связана засада, хорошо известно специалистам. Дефляция говорит о сокращении спроса, и если она затягивается, то производители вынуждены сокращать производство и инвестиции, а также увольнять персонал. На волне безработицы спрос падает ещё больше и начинает закручиваться дефляционная спираль — с каждым разом все более удушливая для экономики.

Впрочем, Россия в такой ситуации ещё ни разу не находилась. Утешением для чиновников может также послужить тот факт, что сами граждане никакой дефляции, по крайней мере, в продуктовых магазинах пока не заметили. Почти половина респондентов, опрошенных ФОМ, сообщила, что в мае заметно подорожал сахар, 46% заявили о повышении цен на мясо и птицу, 43% — на молоко и молочную продукцию, 39%- на рыбу и растительное масло, 37% — на крупу и макароны и т.д.

Однако высокие цены на фоне стагнирующих доходов тоже могут быть причиной снижения спроса. По словам Путина, в мае объём розничной торговли в номинальном выражении вырос на 5,4% по сравнению с тем же периодом прошлого года. Но это исключительно эффект подорожания. «Реально с учётом инфляции он сократился», — признал ВВП.

Он напомнил, что власти уже приняли решение повысить социальные выплаты и дать бизнесу дополнительную ликвидность. Однако возможностью отсрочки по уплате страховых взносов почему-то воспользовалась только половина компаний (предполагалось, что свободные деньги пойдут в экономику, но этого не произошло). Кроме того, пока не дало нужно эффекта снижение ключевой ставки до 11%.

«Темпы кредитования бизнеса и выдачи ипотеки на текущий момент тоже сократились», — заявил Путин, предложив правительству отдельно обсудить, как можно переломить ситуацию.

источник