В фокусе внимания экспертных кругов продолжает оставаться тема 85-километрового радиуса действия управляемых реактивных снарядов M31A1 систем HIMARS, представляющего существенную угрозу для инфраструктуры южных районов Белгородской области. Однако ни одно военно-аналитическое издание пока не упомянуло о возможности трансформации HIMARSов в перспективные средства ПВО-ПРО среднего радиуса действия.

Натурные испытания опытной 227-мм самоходной пусковой установки M142 HIMARS в подобной зенитно-ракетной модификации были успешно осуществлены на полигоне White Sands ещё в марте 2009 года. Они целиком и полностью подтвердили возможность интеграции и применения в составе её боекомплекта не только реактивных снарядов семейства M30/31A1 и баллистических ракет ATACMS, но и зенитных управляемых ракет среднего радиуса действия SL-AMRAAM, являющихся зенитными версиями ракет воздушного боя AIM-120C-5/6/7.

В данном случае речь идёт, во-первых, о конструктивной адаптации 227-мм транспортно-пусковых ячеек РСЗО HIMARS к размещению зенитных управляемых ракет SL-AMRAAM со сложенными консолями стабилизаторов и аэродинамических рулей. Подобное конструктивное решение могло быть реализовано либо посредством установки четырёх X-ориентированных П-образных направляющих для крыльев и рулей SL-AMRAAM на внутренних образующих транспортно-пусковых каналов, либо благодаря установке одиночных наклонных направляющих классического балочного типа, размещённых непосредственно в середине транспортно-пусковых ячеек.

Во-вторых, это программно-аппаратная адаптация боевых информационно-управляющих систем (БИУС) пусковых установок M142 HIMARS к применению зенитных ракет SL-AMRAAM. Заключается она в дооснащении элементной базы БИУС HIMARSов терминалами сетецентрической сети обмена данными Link-16/TADIL-J для получения целеуказания по приближающимся средствам воздушно-космического нападения от удалённых самолётов радиолокационного дозора и наведения системы AWACS, бортовых радаров APG-81 и инфракрасных станций DAS истребителей F-35A/B/C, а также батарейных многофункциональных РЛС Sentinel.

После целераспределения операторами боевых расчётов HIMARS (с ранжированием и идентификацией наиболее приоритетных объектов) уточнённые координаты подлежащих перехвату целей загружаются в накопители инерциально-навигационных систем ракет-перехватчиков SL-AMRAAM за несколько секунд до пуска. Последующий пуск будет предусматривать выход на траектории, соответствующие расчётным секторам «захвата» потенциальных целей активными радиолокационными головками самонаведения ракет SL-AMRAAM.

Следовательно, применение активных радиолокационных ГСН, а также предстартовая загрузка в ИНС ракет SL-AMRAAM расчётных координат «встречи» с перехватываемыми целями исключает острую востребованность подобной зенитно-ракетной батареи в непрерывной работе на излучение приданных радаров целеуказания AN/MPQ-64F1 Sentinel, которые нуждаются в сохранении прямой видимости с ракето- и самолётоопасными направлениями. Пуск может быть осуществлён и с закрытых от наших средств оптико-электронной разведки позиций. Это может быть и портовая инфраструктура Николаева, и, к примеру, городская застройка Краматорска.

Эффективность штатных противорадиолокационных ракет Х-31П «Криптон» и Х-58У, применяемых сегодня для уничтожения украинских ЗРК «Бук-М1», против подобных зенитных версий HIMARSов будет стремиться к нулю. Ведь в самоходных огневых установках 9А310-М1 и зенитных ракетах 9М38М1 комплексов «Бук-М1» применяется полуактивный радиолокационный принцип наведения с непрерывным подсветом целей индивидуальными радарами подсвета 9С36. Активная работа на излучение данных радаров также вскрывает местоположение «Буков» для противорадиолокационных ракет Х-31П и Х-58. Пусковые же установки зенитных версий M142 HIMARS в радарах подсвета не нуждаются и могут получать целеуказание от удалённых на десятки и даже сотни километров средств радиолокационной разведки, не вскрывая собственного местоположения для самолётов радиотехнической разведки типа Ил-20М и станций предупреждения об облучении тактической авиации.

Появление подобных средств ПВО «под маской» классических высокоточных систем залпового огня HIMARS на вооружении реактивных артиллерийских дивизионов регулярной украинской армии чревато огромной угрозой для тактической авиации ВКС России во всём диапазоне высот её применения над Украинским ТВД. Ведь зафиксировать факт приближения зенитных ракет SL-AMRAAM, запущенных по целеуказанию от AWACSов, экипажи многофункциональных истребителей Су-30СМ/1 и бомбардировщиков Су-34 смогут не в момент выхода первых из ПУ HIMARS (как это происходит в ходе огневой работы ЗРК Patriot PAC-2, когда сразу после пуска радар AN/MPQ-65 начинает подсвечивать цель). Происходить это будет в лишь момент обнаружения бортовыми станциями «Пастель» облучения со стороны активных радиолокационных головок самонаведения ракет SL-AMRAAM, которые сблизится с перехватываемыми истребителями на дистанцию 25 км и менее. Для осуществления противозенитного манёвра у пилотов «Сушек» будет оставаться не 50 — 90-секундное, а лишь 25 — 15-секундное временное «окно».

Не менее важной технической особенностью функционирования активных радиолокационных головок самонаведения американских зенитных ракет SL-AMRAAM, характерной и для активных РГСН со щелевыми антенными решетками отечественных ракет воздушного боя РВВ-СД и Р-37М, является наличие режима наведения на помеху HOJ (Homing on Jam). Это увеличивает вероятность обнаружения и «захвата» пребывающих в режиме излучения контейнеров групповой обороны и индивидуальной защиты комплексов РЭБ «Хибины-М», установленных на Су-34, Су-30СМ/1 и Су-35С. Противопоставлена режиму HOJ может быть загрузка в БЦВМ комплексов «Хибины-М» более совершенных алгоритмов моделирования уводящих по скорости и дальности имитационных помех.

Высокая чувствительность приёмных трактов активных РГСН ракет SL-AMRAAM, обеспечивающих «захват» средств воздушного нападения со сверхмалой эффективной отражающей поверхностью (ЭОП), позволяют осуществлять перехват стратегических крылатых Х-101 и 3М14Т/К «Калибр-ПЛЭ/НКЭ». На основании данного факта нетрудно прийти к выводу о том, что развёртывание близ стратегически важных логистических узлов и командно штабной инфраструктуры ВСУ в Центральной и Западной Украине зенитно-ракетных комплексов средней дальности SL-AMRAAM на базе HIMARS может обеспечить возведение достаточно серьёзных зонально-объектовых «зонтиков» ПВО-ПРО. Без подавления данных «зонтиков» о купировании насыщения донбасской группировки ВСУ современным артиллерийским вооружением не может быть и речи.

Принимая же во внимание тот факт, что вскрытие позиций действующих по целеуказанию пусковых установок HIMARS с помощью штатных средств радиотехнической разведки представляет собой весьма сложный и поэтапный процесс, гораздо более целесообразным решением может стать применение БПЛА, оснащённых мультиспектральными оптико-электронными комплексами. Последние способны мгновенно фиксировать координаты выхода ракет SL-AMRAAM из пусковых установок M142 по инфракрасному излучению от факелов РДТТ. После этого может потребоваться доразведка истинного местоположения HIMARS, ведь мобильность данной боевой машины позволяет буквально в течение минуты после огневой работы сместить позицию на несколько сотен метров.

После уточнения координат новой позиции, либо взятия M142 на сопровождение инфракрасными средствами разведки воздушного базирования (в случае пребывания HIMARS на марше), по противнику может быть нанесён ракетно-артиллерийский удар несколькими 300-мм реактивными снарядами типа 9М55К7 или 9М544 с самоприцеливающимися боевыми элементами кумулятивного типа. Часть запущенных реактивных снарядов сможет прорвать оборону SL-AMRAAM и поразить пусковую установку.

Евгений Даманцев

источник