США оказались перед угрозой дефицита главного достижения современной цивилизации – электричества. Байден был вынужден объявить чрезвычайное положение и вводить срочные меры, облегчающие ввоз генерирующего оборудования. Как эта страна оказалась в таком положении и причем здесь «зеленая повестка», продвигаемая ее руководством?

Эпоха правления президента США Джо Байдена имеет все шансы войти в историю как период, в ходе которого реальностью стали сразу несколько сценариев, лет двадцать назад годившихся только для Голливуда. 21 мая в штате Нью-Йорк было введено чрезвычайное положение (ЧП) по причине нехватки запасов детского питания, а 6 июня указом Байдена ЧП было введено уже на общенациональном уровне.

Правда, по другой официальной причине. На этот раз проблемой всей страны стал дефицит генерирующих мощностей. Иначе говоря – нехватка оборудования для производства электроэнергии. И это в стране, которая у всего мира ассоциируется с технологическим лидерством, в частности, в электроэнергетике. И речь, прежде всего, идет об оборудовании, позволяющем производить экологически чистую электроэнергию, – солнечных и ветряных электростанциях.

В 2021 году Соединенные Штаты произвели 4,116 тераватт-часов электроэнергии, уступая по этому показателю лишь Китаю и ЕС. Выработка была увеличена примерно на 3% по сравнению с предыдущим годом. В 2020 году наблюдалось заметное снижение производства, вызванное падением спроса из-за пандемии коронавируса.

Также США стабильно являются вторым в мире потребителем электроэнергии – в 2021 году его уровень составил 3,930 тераватт-часов, что превысило показатели предыдущего года на 2%. Все прогнозы сходились на том, что потребление будет неуклонно расти и превысит 5,100 тераватт-часов в 2050 году. Особенную радость у администрации Байдена вызывал тот факт, что уже в 2020 году на солнечные и ветряные источники приходилось более 80% всех альтернативных источников электроэнергии в Соединенных Штатах по сравнению с менее чем 30% в 2010 году.

Однако прошло совсем немного времени, и Байден воспользовался правом, регламентированным Законом о чрезвычайных ситуациях от 1976 года (National Emergencies Act). Название документа звучит следующим образом: «Объявление чрезвычайной ситуации и разрешение на временное увеличение срока и беспошлинности ввоза солнечных батарей и модулей из Юго-Восточной Азии» (Declaration of Emergency and Authorization for Temporary Extensions of Time and Duty-Free Importation of Solar Cells and Modules from Southeast Asia).

Что же произошло? Байден и сотрудники его администрации не видят факторов, угрожающих способности США обеспечивать производство электроэнергии. Первый – традиционное «вторжение России на Украину» – фактор, уже превратившийся в мантру и не требующий анализа. Никто не задается вопросом, какое отношение Россия имеет к производству электричества в США и тем более солнечных батарей в Китае.

Следующий – экстремальные засухи в сочетании с периодами сильнейшей жары – более приближен к сегодняшним американским реалиям. Почти все последние годы в Штатах были жаркими и засушливыми. «В некоторых районах страны засуха в сочетании с аномальной жарой одновременно приводит к прогнозируемому дефициту электроэнергии и рекордному спросу на электроэнергию», – говорится в документе.

По мнению американского руководства, для обеспечения энергоресурсами операторы должны планировать создание новых мощностей, полагаясь преимущественно на новые солнечные установки. Администрация настаивает, что именно солнечная энергия должна стать основным источником электроэнергии в США.

Этот тезис также давно превратился в мантру. Демпартия США превратила «зеленую повестку» в одно из своих боевых знамен, и Байден является одним из наиболее самоотверженных рыцарей борьбы за североамериканское экологическое государство. Высшее руководство США фактически пошло ва-банк, связав будущее страны и ее граждан с переходом на «зеленую энергетику». В 2021 году чистая выработка солнечной энергии в США достигла своего самого высокого уровня и составила 114 678 миллионов киловатт-часов. При этом ее чистая выработка еще в 2011 году составляла чуть меньше двух тераватт-часов.

Согласно данным Ассоциации отраслей солнечной энергии США (SEIA), вся «солнечная индустрия» страны в целом оценивается в $17 млрд долларов. На американском рынке производителей присутствует ряд крупных компаний, от Sunnova (рыночная капитализация в 1,2 млрд долл.) до First Solar (5,6 млрд долл.). Однако сигналом тревоги для них прозвучало начатое в марте текущего года расследование Министерства торговли США по поводу импорта солнечных панелей из Вьетнама, Камбоджи, Малайзии и Таиланда.

Подозрение в нарушении антидемпинговых правил США в пользу китайских производителей вызвало шквал заявлений от представителей американской электроэнергетики. Они стали жаловаться на проблемы из-за сложностей с цепочкой поставок – на эти страны в прошлом году приходилось более 80% импорта солнечных панелей в США. Кирк Крюс (Kirk Crews), вице-президент NextEra Energy заявил, что американские производители солнечных панелей распродали всю свою продукцию до 2024 года. Таким образом, они даже при полной загрузке производственных мощностей способны удовлетворить только 10–20% спроса в США. А теперь уже речь идет о том, что Америке попросту не хватает электричества, и в первую очередь того, которое должно быть выработано солнечными и ветряными электростанциями.

Идея фикс о «чистой энергии» давно расколола не только общество, но и сами американские штаты.

И если где-то, как, например, в Калифорнии, правительством вводились меры на уменьшение объема газоснабжения в пользу «новой энергетики», то в Техасе были введены меры противоположного характера. Указом губернатора второго по величине штата страны, Грега Эбботта (Greg Ebbott), с 1 сентября 2021 года техасским пенсионным фондам было запрещено инвестировать средства в ценные бумаги компаний, ограничивающих инвестиции в нефтегазовый сектор, был предпринят дополнительный ряд мер по снижению «зеленых» преференций.

Однако на федеральном уровне борьба за внедрение «солнечной» экономики продолжалась стремительными темпами. Белый дом настаивал, что уже в 2023 году на солнечные батареи должно приходиться более половины новых мощностей электроэнергетического сектора. Проблема в том, что подавляющее большинство солнечных модулей, установленных в Соединенных Штатах, импортировалось. И примерно три четверти импортированных модулей в 2020 году составляла продукция из Юго-Восточной Азии.

Настроение Байдену портили и данные Управления энергетической информацией США (US EIA, U.S. Energy Information Administration), в соответствии с которыми темп роста потребления электроэнергии в Соединенных Штатах должен будет достичь пика и вернуться к допандемийному уровню уже в 2023 году. Бьющая рекорды инфляция и рост цен на топливо, раскол в обществе и правящих кругах относительно гигантских сумм, вбрасываемых в топку европейской прокси-войны с Россией, становились настоящей головной болью для президента США и его команды, теряющих связь с реальностью и в политике, и в экономике.

Просчеты в финансово-экономической политике нынешней администрации уже исчерпали все лимиты Байдена на отсылки к украинскому конфликту и бесконечному повторению фраз о том, что во всех нынешних проблемах Штатов виноват лично президент России.

И сложившаяся ситуация в секторе электроэнергетики, которому грозит столкновение с кризисом этого лета, когда жара и засуха многократно увеличат нагрузку на потребление электроэнергии, уже сейчас вводит президента США в состояние паники.

Чиновники Белого дома могут сколько угодно заявлять, что действия президента в конечном итоге направлены на развитие внутреннего производства солнечных батарей. Что приостановка тарифов на импорт из стран Юго-Восточной Азии является промежуточной мерой, а администрация по-прежнему поддерживает торговые законы США и расследование Министерства торговли. Однако все более становится очевидным, что в ситуации глобального переустройства ставка на «зеленую экономику» явилась популистским действием. Оно не выдерживает первого же серьезного столкновения с системным кризисом отрасли.

А для граждан США становится очевидным главное – действия руководства страны привели к введению ЧП в стратегическом секторе жизнеобеспечения. Поставлена под угрозу не только экономическая стабильность американского рынка, но и национальная безопасность. Утрата США роли безусловного экономического лидера планеты происходит на наших глазах, не уступая темпам падения СССР в ходе катастрофической перестройки. Одно из отличий от этого примера в том, что США падают со значительно большей высоты – тем болезненнее будет и процесс, и его результат.

источник