В отношении конфигурации территории будущей Украины существует несколько сценариев с разной степенью вероятности. По сути, они отличаются расстоянием, на которое продвинется на запад российский пограничный столб.

На первом сценарии настаивает Украина, требующая отката к 23 февраля 2022 года. ЛДНР по-прежнему являются формально украинскими территориями, переговоры в «нормандском формате» идут вяло, Россия продолжает призывать к дипломатическому урегулированию. Возврата на нулевую точку не будет из-за системности российской внешней политики. Признание ЛДНР в качестве суверенов над своими территориями не имеет вариантов отката в нынешних условиях.

Второй – сценарий-минимум – предполагает, что российские войска остановятся ровно на границах бывших украинских Донецкой и Луганской областей. Из открытых источников известно, что кураторство над этими территориями перешло внутри администрации президента от управления по приграничному сотрудничеству к управлениям по внутренней политике и общественным проектам. Куратор всей внутренней политики России Сергей Кириенко вместе с коллегами Андреем Яриным и Сергеем Новиковым уже посещали Донбасс, Запорожскую область и Херсон.

Вероятно, территории формально независимых ЛДНР будут присоединены к России посредством решения на референдуме. Если он состоится, такое решение будет принято: наша многолетняя социология в Донбассе показывает, что среди альтернатив «переход в состав России», «сохранение в украинских границах», «закрепление статус кво серой зоны» первая всегда была наиболее популярной, с лихвой выигрывая у двух остальных. Формула «70 на 70» (речь о процентах пришедших на участки и проголосовавших за) сработает.

Но у этого сценария есть огромный минус: печальная судьба населения, оставшегося на тех украинских территориях, откуда российские ВС выйдут. Часть украинских силовиков воспринимает гражданских в городках и поселках, оставленных российскими подразделениями, как коллаборационистов. Уход российской армии и донецкого ополчения с территории Херсонской и Запорожской областей Украины будет рассматриваться как оставление в опасности мирных жителей.

Третий – средний – сценарий предполагает, что из состава Украины выйдут и Запорожье с Херсонщиной. Вопрос в том, как будет легализовано присутствие российских войск на этих территориях. Создание новых «народных республик», то есть заморозка конфликта через создание серой зоны государственности, их населением будет воспринято крайне негативно.

За прошедшие годы ЛДНР не стали «витриной русского мира» и в организации повседневного быта, госуслуг и экономики проигрывали территориям Донбасса, подконтрольным Киеву. Поэтому они не могут быть точкой устремлений для населения Украины. Ему придется выбирать из двух альтернатив: «вхождение в состав России» и «сохранение в составе Украины».

Новые территории Запорожья и Херсонщины уже переходят на рубль, большое российское правительство (администрация президента, федеральное правительство, парламент, силовые структуры) начинает постепенно интегрировать отдельные экономические и бюрократические процессы в собственное государственное пространство. Российские официальные лица (вице-премьер Марат Хуснуллин, вице-спикер Совфеда Андрей Турчак, глава Крыма Сергей Аксëнов) неоднократно говорили, что «Россия не уйдет никогда». Сложно представить деятельность курирующего стройкомплекс, инфраструктуру, транспорт, пространственное развитие, Калининград и Крым Хуснуллина, обещавшего включение Запорожья и Херсонщины в «российскую семью», как пассионарную самодеятельность. Тем не менее решение по новым территориям если и принято, то еще не опубличено, несмотря на активное присутствие в медиа высокопоставленных сторонников этого сценария.

Предыдущий референдум на украинских территориях проводился 11 мая 2014 года. 11 сентября 2022 года в России будет единый день голосования. Гадание на кофейной гуще в отношении даты дарит нам из будущего новые заголовки западных таблоидов: «New 9/11: How Will the World Change?» Собственно, для всех новых территорий, включаемых в состав России, может быть опробована крымская модель. Территория выходит из состава Украины хотя бы на день (в случае ЛДНР это были восемь лет), и в качестве суверенного государства обращается к России с просьбой о принятии.

Четвертый – сценарий-максимум – диктует вхождение в российские границы всех южных областей Украины, включая Одесскую, Николаевскую, а также Харьковскую. Их статус будет зависеть от ситуации на театре военных действий. Однозначный минус – возможное превращение городов, сделанных ВСУ, НГУ и теробороной опорными пунктами сопротивления, в новый Мариуполь. Кажется, никто не хочет повторения для Запорожья и Харькова мариупольского сценария, если коренной перелом после создания нескольких котлов на западных границах ЛДНР не наступит.

Пятый сценарий для Украины самый негативный. Для его реализации потребуется активное включение в конфликт новых игроков, прежде всего Польши и Венгрии. Новая европейская война за украинское наследство завершит распад государства, стартовавший в 2014 году. Присоединение к России Харьковщины и Днепровщины в этом случае станет реальнее.

Первый сценарий невероятен, второй и пятый маловероятны. Если ситуация на театре военных действий будет складываться для России успешно и город Запорожье не станет новым Мариуполем, наиболее реальным выглядит третий сценарий. Будущая Украина (в случае сохранения государственности вокруг нынешних институтов и Киева как столицы), скорее всего, будет иметь безъядерный статус, откажется от вступления в НАТО, сохранив курс на ЕС, признает Крым и ЛДНР как части России (или, как минимум, на них не распространятся гарантии безопасности Украине), не будет иметь контроль над Запорожской и Херсонской, а возможно, Одесской, Николаевской и Харьковской областями, отменит дискриминирующие русский язык законы, хотя и не сделает его вторым государственным, де-факто потеряет армию как структуру, способную вести наступательные действия, военные учения согласовывая с государствами-гарантами ее безопасности. Российская дипломатия открыта для переговоров об установлении мира.

Алексей Токарев

источник