На пятом месяце боевых действий на Украине американские стратеги решили сделать какие-нибудь выводы, подвести первые итоги. Видимо, у кураторов киевского режима появляется понимание, что конфликт идет как-то не так и не туда, как им хотелось и планировалось. Об этом и о том, какие уроки якобы извлекли американцы и пойдут ли они им впрок, рассказывает президент Всероссийской полицейской ассоциации, доктор юридических наук, заслуженный юрист России, профессор генерал-лейтенант Юрий Жданов.

– Кто конкретно из аналитиков в США пытается извлечь уроки из конфликта на Украине?

– Учащегося из себя изображал весьма титулованный американский политолог – Джозеф С. Най–младший. В 1993–1994 годах он был председателем Национального разведывательного совета США, в 1994–1995 годах – заместителем министра обороны США по вопросам международной безопасности. На днях на сайте Project Syndicate он опубликовал статью, в котором перечисляет «восемь уроков» украинского конфликта.

– И какие же уроки он извлек?

– Сразу оговорюсь: он не разбирает, не анализирует сам ход боевых действий, тактику подразделений или сравнительные характеристики оружия. Най мыслит шире – стратегически. Но как-то слишком обобщенно. То есть говорит обо всем, но без конкретики. И поэтому скатывается к банальностям.

Судите сами. Первый урок, который извлек Най, – ядерное сдерживание работает, но это зависит больше от относительных ставок, чем от возможностей.

«Запад был сдержан, но только до определенного момента. Угрозы Путина, – считает Най, – помешали западным правительствам отправить войска, правда, не вооружение, на Украину».

Джозеф Най считает, что этот результат не отражает какого-либо превосходства российского ядерного потенциала. Скорее это отражает «разрыв между определением Путиным Украины как жизненно важного национального интереса России и определением Запада Украины как важного, но менее жизненно важного интереса».

– То есть, с точки зрения США, Украина важна, чтобы там гибли украинцы и россияне, но менее важна, чтобы там гибли американцы. Они действительно верят в возможность ядерной войны?

– Американцы боятся перейти красную черту, за которой возможна ядерная война. Накануне и в период спецоперации в американских и европейских СМИ, на сайтах серьезных аналитических центров опубликована целая серия статей и докладов о ядерном сдерживании, где всегда подчеркивалась ядерная мощь России. И этот фактор остается главным сдерживающим для США, которые при его отсутствии сделали бы все возможное, чтобы уничтожить Россию как государственное образование.

Самое главное, они не сомневаются в нашей решимости пойти на все, чтобы защитить страну. Буквально на все. А вот у них такой решимости и готовности нет – сказывается разница менталитетов, причем не только населения, но и руководства стран. Как говорил товарищ Сталин, надо быть очень смелым человеком, чтобы быть трусом в Красной Армии. А мы все – прямые наследники Красной Армии.

– Перейдем к следующему уроку?

– Второй урок: экономическая взаимозависимость не предотвращает вооруженных конфликтов.

«Хотя раньше этот урок широко признавался еще после того, как разразилась Первая мировая война, – пишет Най, – ведущие мировые торговые партнеры, особенно – немецкие политики, такие как бывший канцлер Герхард Шредер, игнорировали его. Его правительство увеличило импорт Германии и зависимость от российской нефти и газа, считая, что разрыв торговых связей обойдется слишком дорого для обеих сторон».

–​ И именно поэтому они сейчас устроили травлю Шредера?

– Как большинству либеральных мыслителей, Джозефу Наю любые нормальные торговые отношения с Москвой, выгодные тем или иным странам, кажутся патологичными, поскольку они укрепляют экономику России. Но Шредер просто покупал на выгодных для немецкого народа российские газ и нефть. И делал это уже после ухода с поста канцлера. Таким образом, он нарушил планы западных «ястребов» – по их мнению, он еще в период своего правления должен был готовиться к войне с Россией и не давать ей получать прибыль от продажи природных ресурсов. Поэтому сейчас Шредера по указанию из Вашингтона у себя в Германии и в целом в Евросоюзе объявили национал-предателем и пытаются привлечь его к уголовной ответственности за «преступления против человечности».

– Видимо, это и есть больная мозоль Вашингтона: деньги ушли не в их карман?

– И это для них действительно наистрашнейшее «преступление против человечности». Куда там по сравнению с этим убийства мирных жителей, пытки военнопленных или сожжение людей в Одессе!

Отсюда сразу вытекает и третий урок: менее зависимая сторона может использовать неравномерную экономическую взаимозависимость в качестве оружия, но когда ставки симметричны, взаимозависимость имеет мало силы.

Россия, пишет Най, зависит от дохода от экспорта энергоресурсов, но и Европа слишком зависима от российской энергии, чтобы отключить ее полностью: энергетическая взаимозависимость примерно симметрична. «С другой стороны, – продолжает Най, – в мире финансов Россия более уязвима. Западные санкции со временем могут причинить ей больше боли».

– Значит, боль нам уже причинена, и ее обещают еще больше?

– Най виляет. Можно было просто написать: «эффективность санкций мала из-за полной зависимости Европы от российских энергоресурсов». А кто кому причинит экономическую и финансовую боль – время покажет.

Из этой же серии и четвертый, по Джозефу Наю, урок: хотя санкции могут увеличить издержки для России, они не определяют результатов в краткосрочной перспективе.

Най напоминает, что директор ЦРУ Уильям Бернс (бывший посол США в России) по сообщениям СМИ,, встретился с Путиным в ноябре прошлого года и предупредил, но безрезультатно, что конфликт с Украиной приведет к санкциям.

–​ Их возмутило, что российский лидер не внял предупреждениям директора ЦРУ?

– Они не привыкли к такому игнорированию. Но тут опять шулерство. Бернс «предупредил» – и вместе с другими коллегами из окружения Байдена сделал все возможное, чтобы конфликт случился неминуемо. Ведь сейчас уже никто и не скрывает планы Киева, а значит, и Америки нанести катастрофические превентивные удары по ДНР, ЛНР и даже по Крыму, в случае, если бы Россия не начала свою спецоперацию на опережение.

И, говоря уже о пятом уроке – мол, оказывается, информационная война имеет значение, – он опять проговаривается.

«Тщательное раскрытие Америкой разведывательных данных о военных планах России, – пишет Най, – оказалось весьма эффективным в «предварительном развенчании» путинских нарративов в Европе и в значительной степени способствовало солидарности Запада».

При этом Джозеф Най признается, что так называемое «раскрытие разведывательных данных» – это и была многомесячная информационная война против России, когда неизбежность конфликта на Украине вбивалась в голову всем и каждому по всем подконтрольным США медийным средствам.

– В США считают, что выигрывают информационное противостояние?

– Неуспехи ВСУ на поле боя они пытаются подсластить или замаскировать якобы успехами на информационном. Най из этого камуфлирования пытается извлечь шестой урок: важна как жесткая, так и мягкая сила. Это – наиболее мутный, невнятный урок, сопровождаемый маловразумительными рассуждениями.

«В то время как принуждение важнее убеждения в краткосрочной перспективе, мягкая сила может изменить ситуацию с течением времени. Умная сила – это способность сочетать жесткую и мягкую силу таким образом, чтобы они усиливали, а не противоречили друг другу». России это не удалось, а вот Зеленскому удалось, считает Джозеф Най.

– Интересно, что он имеет в виду?

– Боюсь, что Най и Зеленский что-то вместе курили или нюхали. Могу предположить, что все разговоры о сочетании жесткой и мягкой силы – это продолжение все той же информационной войны. На Западе стараются уже не вспоминать провокацию в Буче, которую вскрыли сами западные журналисты и аналитики. Совсем не говорят о заложниках, которыми прикрываются украинские нацисты и наемники, о дотах в школах и больницах. Об убийствах и пытках пленных российских военнослужащих. Замалчивание или искажение фактов – это, видимо, и есть «мягкая сила». Возможно, они и правы, и нам бы следовало внять предупреждению Черчилля: «Ложь успевает обойти полмира, пока правда надевает штаны».

– А вот к какой силе они относят кибервойну?

– Наверное, к мягкой, хотя трудно разобраться в той каше, что у них в головах. Но Най говорит в своем седьмом уроке, что кибервозможности – это не панацея. Тоже не бог весть какое откровение.

Многие аналитики, утверждает Най, предсказывали российский киберналет на инфраструктуру и правительство Украины в начале конфликта. Тем не менее, хотя, как сообщается, во время украинского кризиса было много кибератак, «ни одна из них не привела к более широким результатам».

«Более того, – утверждает Най, – с обучением и опытом украинская киберзащита улучшилась».

По его словам, «когда конфликт начался, кинетическое оружие обеспечило командирам большую своевременность, точность и оценку ущерба, чем кибероружие. С кибероружием вы не всегда знаете, удалась ли атака или была ли она исправлена».

– Так удалась кибератака или нет? И была ли она вообще?

– Вот еще один замечательный выверт Ная. С одной стороны, сам Най предупреждает, что невозможно определить, было кибернападение, или нет. С другой – тут же заявляет, что было (хотя его на самом деле не было) и что оно отбито. Поди пойми этих образованных…

Впрочем, панацея кибервойна или не панацея, рассуждать можно долго. Но почему-то минобороны США, внимательно наблюдая за развитием военных действий на Украине, приняло решение к 2030 году удвоить численность своих киберподразделений.

– Этот американский аналитик делает какие-то прогнозы относительно боевых действий на Украине?

– Делает, и это его восьмой урок: вооруженные конфликты непредсказуемы. Как всегда, вывод глубокий и мудрый. Кто бы мог подумать? А еще бравый солдат Швейк предупреждал, что на войне могут убить и даже ранить…

«Обещание короткой войны, – пишет Най, – опасно соблазнительно. В августе 1914 года европейские лидеры ожидали, что войска «будут дома к Рождеству». Вместо этого они развязали четыре года войны, и четверо из этих лидеров потеряли свои троны. Сразу же после вторжения Америки в Ирак в 2003 году многие в Вашингтоне предсказали легкую прогулку, но усилия захлебнулись на долгие годы».

Но именно с этим уроком Ная я полностью согласен. Непредсказуемость нынешних вооруженных конфликтов может проявиться не только в Европе, но и в самой Америке. Там их последствия могут сказаться и на выборах, и на экономической ситуации, и на состоянии социальной напряженности. Может, и в США кто-то лишится трона…

источник