Быть «отребьем» стало «модным» в Украине

Быть "отребьем" стало "модным" в Украине


В Украине становится нормой то, что совсем недавно казалось немыслимым, заявил советник руководителя Центрального исполкома общественного движения «Донецкая Республика» Андрей Бедило.

Консервы от предпринимателя Александра Грамарчука, ветерана АТО из партии Порошенко, с этикетками «Сепар в сметане», «Снегирь православный» и мерзкое уточнение «с мощами Кобзона» выглядят не только цинично, а и тянут за собой серьезные последствия. Мы наблюдаем на Украине использование «Окон Овертона». То, что еще вчера казалось немыслимым, сегодня становится нормой. Еще вчера жизнь человека была главной ценностью, что было прописано в Конституции Украины. А уже сегодня от братоубийственной войны украинские политтехнологи перешли к «каннибализму».

Многие блогеры в социальных сетях задаются вопросом: «Почему правительство не реагирует»? Ответ лежит на поверхности — потому что это соответствует политике Владимира Зеленского и его команды.

И еще..

Украинский нацизм — это когда видный чиновник, сидя в офисе, что по улице Степана Бандеры, примыкающей к проспекту Степана Бандеры, украшенной памятником Степану Бандере, выписывает грант на серию детских книг о подвигах Степана Бандеры.

А потом он глядит в камеру честными глазами, прикрывая дорогим пиджаком вышиванку, украшенную свастонами, и вопрошает эдак с иронией: «Где это вы у нас бандеровцев видели?»

Украинский нацизм — это когда человек искренне считает, что никакого нацизма в Украине нет и быть не может. Все это, по его мнению, заговор хитрых евреев, которых они, вместе с пацанами Адольфа Гитлера, зря не добили в начале 40-х.

Еще, конечно, русские гадят. Русские, с их точки зрения, тоже не совсем люди. Да и поляки как-то не очень. На тех и других можно работать, но любить, уважать и считать ровней нельзя категорически.

То есть, вы понимаете, да? С одной стороны, они ненавидят и презирают представителей других рас и национальностей, отличаются колоссальной нетерпимостью ко всему на свете и питают слабость ко всему нацистскому. С другой же, они убеждены в том, что никакой это не нацизм.

И это, как мне думается, действительно не он. Это бытовой расизм, который перестал быть чем-то вроде пускания ветров на публике. Наоборот! Государство всячески это дело стимулирует. Перди (великодушно извините), мол, дорогой обыватель на здоровье!

Тем не менее, упускать прибыль, сидеть в тюрьме или, не дай бог, умирать за публичное выпускание кишечных газов, они, в большинстве своем, не готовы. Убивать и грабить неугодных — это пожалуйста. А вот жертвовать чем-то — нет, извините.

Не верите? Сравните того поведение в суде Мехти Логунова и любого (ЛЮБОГО!) отморозка из числа т.н. «праворадикалов», шерстерящих для олигархов. Наглядно, правда?

Живем в эпоху симуляции всего и вся. Все искреннее где-то за кадром. 21-й — век безалкогольного пива, поддельного оргазма и барыг, косящих под идейных.

 

Смотрите также