Уроженец российского Куйбышева историк Марк Солонин – автор ряда книг и статей, посвящённых истории Великой Отечественной войны. Его книги изданы в России, Украине, Болгарии, Литве, Польше, Румынии, Словакии, Чехии и Эстонии. Также он является активным участником различных научно-исторических конференций, ведет свой Youtube-канал с более чем четвертью миллиона подписчиков.

С марта 2016 года живёт и работает в Эстонии. В мае 2018 года Марк Солонин был принят в состав российского «Вольного исторического общества», впрочем, спустя месяц Совет ВИО вынес ему предупреждение по поводу слишком «вольных» высказываний, после чего он добровольно покинул ряды организации.

Его книги и научные работы вызывают регулярные споры. Многие обвиняют Солонина в конструировании «новой мифологии», критикуют его концепции и даже причисляют к «очернителям» истории Великой Отечественной войны, называя его автором «околонаучной псевдоисторической публицистики либерального течения в современной российской историографии».

Будучи ярым антисоветчиком, Солонин пользовался авторитетом у украинских националистов и бандеровцев всех мастей (к слову, его первая книга вышла именно на Украине). Помимо этого, он регулярно рассказывал украинской аудитории об агрессивной сущности Кремля, а весной 2010 года Солонин стал одним из подписантов обращения российской оппозиции «Путин должен уйти».

Вот, к примеру, высказывание Марка Солонина, датированное 2016 годом: «Как человек с российским паспортом, я несу ответственность за то, что делает государство Россия. А оно аннексировало часть территории Украины и развязало необъявленную гибридную войну на Донбассе. Эти обстоятельства стали для меня неловкими, неприятными и неуместными».

Это, разумеется, вызвало дикий восторг у украинцев. Но вскоре что-то пошло не так, и Солонин вмиг стал врагом «украинской нации». Причина тому –критика бандеровской ОУН, которую он зазвал фашистской террористической организацией, плюс ко всему он «опорочил» имя Степана Бандеры. То есть, посягнул на самое «святое», кощунственно задев тонкую душевную организацию представителей «титульной нации». Таким образом, Солонин потерял свой авторитет в укронационалистической среде, особенно после почти полуторачасового видео о Степане Бандере, в котором «опустил» национального героя современной Украины.

Как бы между прочим, Марк Солонин отмечает, что, мол, тот же Иосиф Геббельс отдал жизнь за Германию и Третий рейх, но почему-то ни улиц, ни площадей, названных его именем, нет. После чего акцентирует внимание на большом программном тексте «За какую Украину?», написанном вначале 30-х годов прошлого века украинским писателем, экс-главой правительства УНР и экс-членом петлюровской директории Владимиром Винниченко.

По мнению Солонина, если человек задается вопросом – за какую Украину мы боремся? – он перестает быть националистом и становится нормальным Homo sapiens. Это как крестильная вода: вошел дикарем-язычником, а вышел христианином. Собственно, через эту призму он и рассматривает историю становления Степана Бандеры в деятельности ОУН, которая распадается на три фазы, совершенно не похожие друг на друга, сродни кокону, гусеницы и бабочки. К тому же, в сознании как советского, так и, собственно, постсоветского человека присутствует исключительно третий, послевоенный этап, а вот первые два – малоизвестны.

В книге воспоминаний Василия Галаса, который был в рядах ОУН с 1937 года и которого арестовали лишь в июле 1953 года, после смерти Сталина, почему-то ничего нет о Бандере. Хотя, казалось бы, Галас – более чем опытный игрок на этом террористическом поле, и «герой» Бандера должен присутствовать на всех 258-ми страницах книги, как говорится, «от утра и до забора». Но – нет: он упомянут всего лишь пару раз, вскользь, через запятую, за лето 1941 года. Не потому ли, что все время жил за пределами Украины?

Небольшой исторический экскурс от Марка Солонина. Учредительный съезд ОУН состоялся в 1929 году в Вене, а до этого с 1920 года действовала созданная в Праге Украинская военная организация (УВО), состоящая из уроженцев Австро-Венгрии – подданных Австрийской империи. Руководителем УВО был Евгений Коновалец, и «банда занималась темными делами», которые заключались в подрывной деятельности против поляков. Причем, довольно активной – по два десятка терактов за год.

Потом Коновалец получил официальный титул вождя ОУН и являлся ее лидером в эмиграции. ОУНовцы продолжили террористическую деятельность: в основном это были массовые поджоги и убийства, в том числе, «неправильных украинцев». В июне 1934 года они застрелили в Варшаве министра внутренних дел Польши генерала Бронислава Перацкого, что стало кульминацией в их террористической деятельности. Щелкнул соответствующий тумблер, и в течение пары недель были арестованы 800 человек: это был практически полный разгром организации. А в мае 1938 года легендарный Павел Судоплатов передал Коновальцу ту самую пресловутую коробку конфет. В общем, от ОУН остались, что называется, рожки да ножки – лишь разрозненные малочисленные группы эмигрантов, протирающие штаны в парижских кофейнях.

Что касается Степана (Стефана) Бандеры (на фото ему 19 лет), то он вступил в ОУН в 1929 году в возрасте 20 лет, и уже спустя 4 года стал руководителем ее части во Львовской краевой экзекутиве ОУН. В 1934-м, по факту убийства генерала Перацкого, его арестовывают и приговаривают к смертной казни, но вскоре приговор заменяют на пожизненное заключение, которого Бандера чудным образом избежал. Больше ни на территории Галичины, ни на территории УССР он никогда не появится.

Помимо несостоявшегося смертельно-пожизненного приговора, накануне у Степана Бандеры было еще 11 арестов. К примеру, с 1928-го по 1932-й годы он 6 раз «залетал в каталажку», но спокойно оттуда уходил.

Так, его четвертый арест связан с убийством агента польской полиции. Задержали, арестовали, отпустили… Потом было покушение на комиссара бригады политической полиции, и снова задержали, арестовали, отпустили… Далее – ограбление почты с убийствами, и опять – задержали, арестовали отпустили. Ладно, один раз попал и «отболтался», но более десятка арестов по терактам, убийствам и нападениям?

«Может быть, польская полиция была плюшевыми мишками? Нет», – спрашивает и тотчас же отвечает Марк Солонин. Предшественников Бандеры в этом плане постигла далеко не завидная участь. Например, краевой руководитель ОУН Юлиан Головинский был застрелен польской охранкой. Занявший его место проводник ОУН Василий Охримович тоже был убит, а ОУНовцам Добрусевичу и Кандзюку с трудом удалось «пропетлять»: они смогли эмигрировать.

Но вернемся к тому, чем промышляли ОУНовцы, а именно – терактами против поляков. Которые, отметим, угнетали украинское национальное меньшинство на Галичине, обращаясь с украинцами как с скотиной и ставя их в положение людей второго сорта. Пробивать стену из окаменелого дерьма и сложно и противно, но, все же, ОУНовцы возложили на себя « спасительную миссию», решив, что они вправе отбирать жизни других людей.

К слову, а кем могли бы стать «именитые» ОУНовцы, если бы работали по своим специальностям? Степан Бандера – агрономом: он закончил факультет агрономии Львовской политехнической школы. Роман Шухевич – выходец из той же Львовской политехники с дипломом инженера-строителя, плюс ко всему, он учился вокалу и даже пел во Львовской опере. Ярослав Стецько – обладатель диплома по философии и праву Львовского университета. А последний командующий УПА Василий Кук окончил юридический факультет Люблинского католического университета. Впрочем, все они стали на стезю экстремизма и террора.

Итак, Марк Солонин задается вопросом: ОУН 1920-1930 годов, действовавшая в Речи Посполитой, была экстремистской организацией, получавшей помощь от спецслужб враждебных Польше государств, или же это была разведывательно-диверсионная сеть, созданная спецслужбами враждебных Польше государств, представленная в виде экстремистской националистической организации? И отвечает, что вполне можно допустить и первое, и второе, поскольку ОУНовцы осознанно искали контакты со спецслужбами и находили их, при этом они были вполне созревшими в качестве объектов вербовки.

«История создания и деятельности ОУН – это страница либо же эпизод истории Польши. Нынешнее государство Украина имеет полное моральное и политическое право вообще не считать это дело своей историей и не тянуть к себе все безумства и преступления, которые совершались этой подрывной террористической организацией, состоявшей из граждан другого государства, действовавших на территории другого государства и уничтоженных спецслужбами другого государства. На фундаментальный вопрос: За какую Украину боролась ОУН 1920-1930-х годов? – у меня ответ короткий: ни за какую! Деятельность этой организации не имеет ничего общего с борьбой за что-то и построением чего-то. Это антисистемная подрывная террористическая организация, которая решала единственную задачу: разрушать. В частности, Речь Посполитую, но поскольку соотношение численности сил и ресурсов было абсолютно несопоставимым, то понятно, что это была борьба даже не моськи, а мухи со слоном, и она не могла привести ни к какому результату. И если в конечном итоге, как мы знаем, в сентябре 1939 года Польша рухнула под чудовищным ударом сначала Третьего рейха, а потом Сталинской империи, то не думаю, чтобы вклад ОУНовских террористов в это поражение Польши был больше, чем жужжание мухи», – отмечает Марк Солонин.

По его мнению, если бы не было Второй Мировой войны, то после фактического разгрома ОУН на территории Галичины польскими спецслужбами в 1935-1936 годах украинские школьники никогда бы про нее не знали. А польские, в свою очередь, в школьных учебниках истории прочитали бы что-то невнятное и очень мелкими буквами.

«Но в реальной истории в сентябре 1939 года Сталинская империя – огромный Советский Союз – протянул руку братской помощи, и с этого момента история Восточной Галичины и ее жителей стала историей СССР. Как это дело развивалось, расскажу в следующих частях своего видео обзора», – резюмировал Солоник.

Продолжение следует.

источник