Как сообщает Главное таможенное управления КНР, с января по март (включительно) 2022 года товарооборот России и Китая вырос на 28,7% по сравнению с тем же периодом года прошлого и составил 38,17 млрд долларов.

На первый взгляд, не Бог весть какое достижение. С тем же Евросоюзом по итогам 2021 года товарооборот достиг отметки в 247,8 млрд евро, на 42,7% превысив показатели года 2020-го. То есть в среднем в месяц мы наторговывали с Европой чуть больше 20 млрд евро. А согласно данных тех же китайских таможенников, в прошлом году российско-китайский внешнеторговый оборот составил 146,88 млрд долларов США, что значительно ниже российско-европейских показателей.

Но с Европой, да и вообще с Западом мы нынче в контрах, и это если и не навсегда, то уж точно надолго. Да и в наших экономических взаимоотношениях с Поднебесной на данном этапе важнее не абсолютные показатели, а тенденция. Позитивный тренд, так сказать. Тренд ещё более значимый, поскольку поддерживается устойчивым ростом интереса российских предпринимателей к китайской национальной валюте.

На днях пришло сообщение, что торги юанями на Московской бирже достигли своего исторического рекорда. Сделки юань/рубль составили аж 25,18 млрд рублей. Стремительный рост объёмов сделок с юанем начался с конца февраля (оно и понятно). Если на торгах 28 февраля оборот по паре китайский юань/российский рубль составлял 1,2 млрд рублей, то уже через две недели он вырос десятикратно до 12,4 млрд. Что опять-таки в абсолютных цифрах не дотягивает пока до объёмов торгов в евро и долларе, но снова – тренд важнее. Столь стремительный рост объёмов торгов ни европейской, ни американской валюте даже не снился. Похоже, можно констатировать, что юань прямо на наших глазах превращается в эдакий «новый доллар».

А в таком деле, как резервная валюта, нет ничего важнее надёжности и предсказуемости. Совсем недавно справедливость этого утверждения в довольно жёсткой форме доказали нам наши бывшие западные партнёры, попросту заморозив ЗВР российского Центробанка в долларах и евро.

Об этой самой надёжности в одном из своих последних исследований говорила и консалтинговая фирма Wood Mackenzie, предупредившая, что мировая экономика может претерпеть «более долгосрочные изменения», а под давлением начавшегося кризиса мир ждут серьёзные перемены в глобальной торговле.

«Если пандемия Covid-19 подчеркнула необходимость сокращения цепочек поставок, то конфликт на Украине подчеркивает важность иметь надежных торговых партнеров, – написал во вторник в аналитической записке директор по исследованиям Питер Мартин, – Эти силы могут привести к длительной перестройке мировой торговли. Мировая экономика становится более регионализованной – более короткие цепочки поставок с «надежными» партнерами».

Западные эксперты очень любят пугать нас последствиями антироссийских санкций. Правда, при этом создаётся впечатление, что они таким образом в большей степени уговаривают самих себя смириться с негативом, который эти санкции несут как для США, так и в первую очередь для Европы.

Мол, если на любой экспорт из России в страны Запада будет наложено эмбарго, это обернётся для нас потерей $460 млрд, что примерно соответствует 28% нашего ВВП.

Ну а если, к тому же, Япония, США, Европа и Китай вдвое сократят поставки электронных деталей, полупроводников и других технических товаров в Россию, то, согласно оценкам, основанным на данных Европейской комиссии, внутреннее российское производство сократится примерно на 110 миллиардов долларов, а общий его объем по стоимости снизится примерно на 3%.

Вот только тут же возникает несколько серьёзных «но», о которых западные экономисты с неохотой проговариваются.

Во-первых, разрыв торговых отношений между той же Германией (флагманом Евросоюза) и Россией приведет к снижению немецкого ВВП, падению уровня занятости и обрушению доверия к германским властям. В результате ФРГ, а вслед за ней и прочая Европа, получит макрофинансовый шок.

Во-вторых, эффективность любых антироссийских санкций будет ограничена, если в них не станет участвовать Китай, а вместо этого сохранит или даже нарастит (что скорее всего) поставки в Россию. При таком раскладе основную тяжесть последствий отказа западных стран от российского импорта примет на себя Европа, а вовсе не Россия.

По оценке американских экспертов, сокращение импорта нефти и газа в Европу в два раза вызовет падение объёма производства в Германии примерно на 25 миллиардов долларов. Во Франции и Италии эта цифра составит 13 миллиардов долларов в каждой из стран.

Нет, ну а что вы хотели? Как заявил недавно президент России Владимир Путин, «всё в мире завязано в цепочки, если партнеры будут усугублять ситуацию, она усугубится и для них».

«И так уже рост происходит цен на продовольствие, даже до всех этих событий, рост цен на некоторые виды удобрений превышает в три раза докризисный уровень и продолжает расти. Все это в том числе связано с ошибками западных стран в энергетике и газовой сфере… Все это завязано в цепочки, довольно сложно развязываемые сегодня, и не нами созданные проблемы, но если сегодня наши партнеры будут усугублять ситуацию в финансовой сфере, страховой, в сфере перевозок, в том числе морского транспорта, ситуация будет усугубляться в том числе и для них», – произнёс российский лидер на пресс-конференции по итогам переговоров с белорусским коллегой Александром Лукашенко.

«Запад предпринимает попытку глобальной экономической блокады России в финансовой, торговой, транспортной и гуманитарной сферах», – объяснил первый заместитель председателя правительства РФ Андрей Белоусов.

Вот только все эти попытки задушить Россию экономически спотыкаются об отсутствие у него, Запада, достаточных рычагов. За последние годы в мире появилась реальная альтернатива как западным рынкам, там и западным резервным валютам. И пускай об окончательном крахе долларовой системы говорить пока нельзя, он уже не выглядит неким туманным призраком, о приближении которого любят судачить футурологи. Крах стал вполне осязаемым.

И чем чаще коллективный Запад будет пытаться решать проблемы с помощью санкционной дубины, тем менее эффективным станет её применение. В конце концов, западное влияние в мире сойдёт практически на нет и он останется один на один с самим собой. И то, что мы сегодня наблюдаем – лишь первые приметы нового мира. С каждым днём США и Европа добровольно и семимильными шагами идут к своему падению, хотя и не отдавая себе в этом отчёт.

источник