В это воскресенье, 17 апреля 2022 года, на Украине произошло событие, которое может стать печально знаковым для всей спецвоенной операции (СВО), проводимой Россией, в том числе, и для усмирения укро-неонацизма. В Харькове снесли бюст маршалу Георгию Жукову.

И сделали это уже не отморозки-неонацисты из сильной в этом городе партии «Национальный корпус», являющейся политической крышей полка «Азов» и всего «азовского» общественного движения. Они в 2019-м уже раз свергали бюст и всячески над ним куражились, вымещая ментальную злость на военачальника. Нет, на этот раз «пэрэмогу» над маршалом Победы организовали украинские военные, которые подогнали машину, зацепили бюст тросом и свергли на землю, а потом увезли в неизвестном направлении, а сам постамент разрисовали трезубом и надписью «Слава Украине!».

И разница только в том, что в 2019-м над памятью маршала глумились прямые духовные наследники тех, из кого он в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 годов сделал труху, смешанную с их же биоотходами. И тогдашний член Совета Федерации России Франц Клинцевич точно замечал: «Что касается маршала Жукова, то ненависть к нему украинских националистов вполне объяснима: 1-й Украинский фронт, которым командовал Георгий Константинович, сыграл решающую роль в разгроме бандеровских банд. В сносе националистами бюста маршала Жукова в Харькове, как в капле воды, отражаются те процессы, которые протекают на Украине после государственного переворота».

Сейчас же над символом военных побед Красной армии, в которой воевало и победило фашизм и нацизм несколько миллионов жителей тогдашней УССР, глумились и изгалялись внуки тех победителей, заражённые неонацизмом и подтолкнутые к варварству настоящими неонацистами. И это резко меняет дело исключительно на уровне символов, если хотите, экзистенциально. Внуки и правнуки победителей объединились с внуками правнуками проигравших лузеров и вместе организовали реванш. И уравнялись с проигравшими, перешли на их сторону, чтобы бить по памяти победивших. А это — как спуститься в ад, откуда уже нет возврата.

Равно как, скорее всего, и не будет у новоявленных союзников побед в будущем — просто не на кого будет равняться. В конце концов, не на Степана же Бандеру им равняться. Он после поражения в 1945-м скрылся в Западной Германии и спокойненько в Мюнхене коротал свои никчёмные дни под видом обывателя по фамилии Попель. И даже родные дети его не знали собственную фамилию и только удивлялись, что их паспортно-фамильное «погоняло» переводится, как «козявка из носу, сопля».

И вот теперь по всей Украине памятники Бандере-Сопле возводятся, а этот бюст Жукова стал, по сути, последним, который так демонстративно снесли. Но в этом суть происходящего. Как ещё в 2019 году писал ныне находящийся под пытками неонацистов глава политсовета запрещённой партии «Оппозиционная платформа — За жизнь» («ОПЗЖ») Виктор Медведчук, «Уничтожение памятника Жукову в Харькове направлено против общей для украинцев и русских истории, памяти и Великой Победы».

При этом Медведчук точно знал, о чём ещё тогда писал — новый президент Украины Владимир Зеленский стал верным продолжателем дела майдана и всех садистов, его свершивших: «Как и при Порошенко, национал-радикалы безнаказанны, а интересы жителей Юго-Востока приносятся властью в жертву террору и вандализму националистов».

И действительно: «жуковопад» продолжался с тем же остервенением, что и «ленинопад» и прочие «-пады», символизирующие отупляющую декоммунизацию и десоветизацию жизни украинского общества. Люди всё знали, реагировали правильно и всё понимали, но сделать ничего не могли — против лома просто не находился достойный приём. И особенно начали резвиться в Одессе, где Жуков, как известно, после войны командовал военным округом. Там память о нём вырывали с мясом:

А потом понеслось по всей стране — от Киевской области до самых до окраин. Неонацисты смаковали свою победу, защищённые всей мощью государства и его опоры — боевиков-отморозков и беспредельщиков:

В Киеве долгое время символом верности памяти о войне и её героях были две сестры — Галина Снигирь и Мария Рибчинчук, которые в День Победы неизменно надевали на свои пиджачки ордена и медали своих уже ушедших родных и выходили на вахту памяти к Вечному огню в Парке славы в Киеве. И неизменно — с портретом маршала Жукова. И не собирали таким образом милостыню, не хайповали — просто отдавали дань памяти тем, благодаря котором они с остались жить.

Несколько лет назад неонацисты вырвали у них портрет и бросили его в вечный огонь. Там же, в Парке славы, на глазах полиции. Но сёстры выхватили картину из огня целёхонькой, а неравнодушные киевляне отбили старушек у неонацистов.

В этом году в Киеве на день Победы, скорее всего, не будет ничего подобного. Равно как и не увидим мы двух «сестричек Жукова»: прошлой осенью одна из них — Мария Ефимовна — умерла:

И сегодня Эра Жукова, дочь маршала Победы, комментируя снос памятника её отцу в Харькове, назвала случившееся «тяжёлой потерей». «Это крайне бесчеловечное отношение к победам и личности человека, который отдал всего себя, чтобы на земле были мир и спокойствие. И в такой ситуации до каких дел они (укро-неонацисты и их военные пособники в погонах — авт.) вообще доходят. Это ужасно всё, и кроме возмущения ничего не может быть. И я думаю, что всё это им аукнется».

И вот я о том, что «аукнется». Мне тоже кажется, что аукнется. Многие обозреватели заминки и медленный ход СВО на Украине уже поспешили оценить, как возможность военного провала России по типу её поражения от Японии в 1904—1905 годах. Тогда, мол, тоже никто не верил, что такая огромная империя проиграет, но она очень позорно схлопнулась.

Но сегодня украинские войска память об одном символе победы окончательно уничтожили, зачистили, так сказать, но вот другого не обрели. Стрелять в ноги военнопленным и выжигать свастики по живому у изнасилованных девчат — это, конечно, путеводные звёзды и сильные мотиваторы победы, цементирующие и направляющие защитников «нэньки». Но вот Жукова-то у них нет сейчас уже даже в виде памятников и бюстов…

источник