Бывший главред оппозиционного белорусского Telegram-канала NEXTA Роман Протасевич отрёкся от своей девушки, россиянки Софьи Сапеги, утверждая, что о решении расстаться он объявил ей ещё в самолёте перед приземлением в Минске.

Напомним, 23 мая 2021 года самолёт Ryanair «Афины-Вильнюс» развернулся над территорией Беларуси и экстренно приземлился в Минске после сообщения о минировании, которое получила администрация минского аэропорта и передала экипажу. После приземления власти страны задержали основателя оппозиционного Telegram-канала NEXTA Романа Протасевича, который летел на этом самолёте и разыскивался в Беларуси, а также его подругу Софью Сапегу.

На прошлой неделе Гродненский областной суд Белоруссии приговорил гражданку России Софью Сапегу к шести годам заключения. Россиянку признали виновной в совершении действий, направленных на возбуждение социальной вражды и розни, а также в незаконном сборе и распространении сведений о частной жизни.

Протасевич в своём блоге, комментируя вынесенный приговор своей бывшей девушке, сказал следующее:

«Я, точно так же, как и многие, был неприятно удивлён приговору, связанному с реальным лишением свободы. Проще говоря — реальными 6 годами колонии. Однако по сравнению с тем, что изначально ей грозило до 20 лет… Это хоть немного утешает.

В этой истории есть несколько моментов, которые стоит знать. Особенно тем, кто кричал во весь голос, что я кого-то там бросил, подставил или вообще упрятал в тюрьму».

Здесь же, противореча самому себе, Протасевич признался, что:

«Когда самолёт уже садился в Минске я скинул в рюкзак Сони свой телефон и ноутбук, понимая, что она нигде и никогда не светилась, поэтому наверняка сможет проскочить. Но не получилось. О том, что её тоже задержали, я узнал уже в здании милиции в центре Минска, куда меня привезли».

Об отношениях с Сапегой белорусский оппозиционер говорит:

«С Соней познакомились в конце октября 2020 года в одном из вильнюсских баров (кажется, он назывался «Пивная библиотека»). Отмечу, что Соня на тот момент уже работала в качестве одного из модераторов этого канала. По этой причине мы и познакомились, так как это была небольшая посиделка тех людей, которые занимались различными телеграм-каналами. А я как раз только перебрался в Вильнюс после ухода из NEXTA и хотел познакомиться с новыми людьми. Вот так всё и совпало.

А потом завертелось, и мы достаточно быстро начали жить вместе. Мы много работали и практически не влазили в рабочие дела друг — каждый занимался своими делами. Разве что у меня получилось построить хорошие и даже дружеские отношения с некоторыми ребятами из команды ЧКБ.

Так мы и жили вместе, вплоть до мая 2021 года, когда решили всё-таки съездить в отпуск. Но не только чтобы отдохнуть, но и для того, чтобы сделать последнюю попытку сохранить отношения, так как они у нас были крайне сложные и эмоциональные. Впрочем, в самом отпуске ситуация не изменилась, поэтому мы приняли решение о том, что по возвращению в Вильнюс расстаёмся. Однако до Вильнюса мы так и не долетели…

Спустя месяц в СИЗО нас перевели под домашний арест, и с того момента мы жили вместе, пусть и под охраной. Однако это не привело к налаживанию наших личных отношений. К тому же, постоянное нахождение вдвоём в замкнутом пространстве да ещё и в весьма стрессовой ситуации явно не способствует гармонии в отношениях. Которые, напомню, у нас и так фактически завершились до посадки в Минске.

Поэтому неудивительно, что достаточно быстро между нами стало всё совсем плохо. Уже в сентябре мы банально сосуществовали рядом как сожители. И так как количество конфликтных ситуаций продолжало нарастать, в октябре нас расселили. С того времени мы больше не контактировали и не общались напрямую, хотя я периодически общался с её родителями. То есть уже примерно 7 месяцев нас фактически ничего не связывает. Даже уголовные дела и обвинения у нас совсем разные, они попросту не пересекаются».

По словам Протасевича, за это время он успел жениться, однако имя своей избранницы не разглашает.

О своем статусе Протасевич сообщил коротко:

«Расследование моего дела продолжается силами центрального аппарата СК РБ. Дело действительно получается крайне объемным — его объем уже давно превысил сотню томов. Параллельно с этим я прохожу свидетелем более чем по десятку других и разных дел. Чаще всего меня допрашивают не как непосредственного свидетеля, а скорее как «эксперта» и человека «с той стороны». Если говорить в общем, то у меня уже суммарно было порядка сотни допросов. Каких-то конкретных сроков окончания следствия пока никто не называет».

источник