Алексей Журавко – общественный деятель и экс-депутат Верховной Рады Украины – побывал в родной для него Херсонской области. Мы обсудили с ним, что сегодня происходит в этом регионе, как скоро он присоединится к России (и присоединится ли?), станут ли херсонцы получать российские паспорта и будет ли РФ привлекать к управлению освобождаемыми территориями политэмигрантов 2014 года. Также мы поговорили об итогах трех месяцев специальной военной операции, и каким видит её завершение сам Журавко.

— С 23 мая в Херсонской области введена бивалютная зона: рубль ходит наряду с гривной по курсу 2 к 1. Алексей Валерьевич, известно ли вам, почему курс настолько занижен, если даже в ДНР, например, всё это время он был 2,5 к 1 (но с 23 мая тоже стал 2 к 1). Как на это реагируют люди, ведь разница существенная?

— При той ситуации, которая сложилась между Украиной и Херсонской областью, я не считаю, что это так уж сильно повлияло на курс, что он, типа, заниженный. Это уже не играет никакой роли, всё равно гривне конец, как таковой. Вопрос стоит, если бы там доллар ходил или марка – это один вопрос. А на ту ситуацию, которая сложилась, это фактически спасение Херсона, так как Украина от Херсона отказалась. И, давайте, будем говорить так, Россия – она же не безразмерная, поэтому надо исходить из тех позиций, на которые сегодня выходит Россия. Поэтому, если говорить экономически, сильно это не отразится и потери будут абсолютно небольшие. Вопрос как запустить сегодня банковскую систему и как запустить жизнеспособность населения — вот это самое главное. Потому что нам втирают «европейские партнеры», что такое жизнь на курсовой разнице, или что такое рынок. А на самом деле, как мы видим, что рынок аж никак не играет на те обстоятельства, которые сотворила Украина своими же руками. Россия не вводила бы бивалютную систему, если бы Украина не отказалась от завоза гривны, от работы банков и так далее — все эти условия на сегодняшний день создала Украина.

— Херсонская область войдёт в состав России или нет? Почему российские власти, на ваш взгляд, не дают четкого ответа о дальнейшей судьбе региона, а об этом говорят только новые власти Херсона? Как эта неясность отражается на настроениях людей?

— Рано говорить о неясности, ещё идет спецоперация – это раз. Второе – смотря, как себя поведет Киев. Если Киев и дальше будет занимать конфронтационную позицию, терроризировать свой собственный народ, то Херсон легко и просто может войти в состав России. Но, самое главное, — легализация власти, создание новой структуры и новой жизнеспособности после спецоперации и после проведения боевых действий, которые еще до сих пор идут. Поэтому я считаю, что пока рано об этом говорить, но то, как Зеленский себя ведет, то, как он убивает свой собственный народ, глядя на это, думаю, Херсон захочет быстро-быстро уйти в Россию.

Но, если вы спрашиваете моё личное мнение, то Россия давным-давно определилась, просто она пока еще шанс дает Украине. Зеленским этот шанс уже упущен, он делает всё, чтобы Украина вся развалилась. Ну, а когда выхода нет никакого — эти клочки самостоятельно не выживут — то часть примкнет к России, а часть уйдет под Запад. Но поведение Зеленского говорит о том, что и Западную Украину нельзя отдавать, так как это геополитические интересы России.

— На днях стало известно, что президент России подписал указ об упрощенном вступлении в гражданство РФ для жителей Херсонской и Запорожской областей. На ваш взгляд, как отреагируют на этот шаг херсонцы, много ли будет желающих стать россиянами при том, что статус области еще не определен?

— Не в статусе дело, а в защите каждого человека. Если кто-то хочет получить российский паспорт, он его получит. Но будет ли это открытая информация, будут ли люди говорить об этом – это вопрос. Это связано с тем, что Зеленский и его банда ведут себя, как самые настоящие террористы. Поэтому такого, чтоб было явное получение паспортов, этого не будет, люди всё-таки запуганы. А то, что большая часть будет хотеть их получить – это факт.

— Владимир Сальдо недавно заявил об открытии российского банка в области. Известно ли вам, о каком банке идет речь? Будет ли он оказывать услуги кредитования населению или это банк, ориентированный на юрлиц прежде всего, как это происходит в ДНР?

— Мне неизвестно, какой это банк. Но мне, как жителю Херсона, абсолютно всё равно, лишь бы он обеспечивал жизнеспособность херсонцев. Самое главное — жизнеспособность. То, что любой банк будет выдавать кредиты, микрокредитование, давать кредиты под проекты частные, производственные и не только — в этом я 100% уверен. Поэтому сегодня самое главное — запустить экономику, а не думать, как кому набивать карманы. Сегодня это вынужденная мера, так как Украина отказалась от Херсонской области.

— В Цюрупинске до 2014 года у вас был довольно крупный бизнес. Что сейчас с ним – кому он принадлежит, возвращаете ли вы себе права на него?

— Лично я не хочу поступать так, как делали укробандеровцы с моими бизнесами – отбирали, рейдерили. Я всё-таки дождусь закона, а он будет. У меня очень много сохранилось документов, и я думаю, что я всё восстановлю. Поэтому всё постепенно будет приходить назад. Есть то, что уже возвращают сами, хотя я ничего не предпринимаю для этого. И я уверен, кто понимает, что на самом деле происходит, те сами мне всё вернут. Но им всё равно придётся за беспредел нести ответственность, так как это судьбы человеческие — там ранее работали люди, а с 2014 года они были лишены работы и зарплат. Я думаю, справедливость восторжествует: те, кто рейдерски, через кредиты оформляли и переоформляли мои офисы, предприятий — это касается Киева, это касается других городов — они будут возвращены. Вопрос состоит в том, что тяжело будет поднимать всё заново, потому что нанесен колоссальный ущерб безграмотностью, тупостью людей, которые устроили этот майдан в 2014 году.

— Наблюдается ли в Херсонской области дефицит кадров при формировании структур новой власти? Будет ли Россия делать ставку на политэмигрантов, тех, кто, как и вы, покинул Украину в 2014 году, будут ли этих людей привлекать к управлению освобожденными территориями?

— Я скажу честно и откровенно – победителей не судят. Что касается меня лично, я за себя отвечу – ну не предложат, значит, не предложат, мне есть чем заниматься. Всё впереди, мы должны сделать, чтобы была победа по всей Украине. У меня есть блоги в соцсетях, я разбираюсь в украинской политике, у меня есть предприятия, которые надо восстанавливать. Поэтому я за должностями не гонюсь. Мне надо ездить в Донецк, помогать ребятам, которые остались без ног, без рук. И в России таким же ребятам. Поэтому мне есть, чем заниматься. Как говорится, если пригласят, я готов прийти и работать на Родину. А бегать, просить, умалять – я не буду этого делать. Не буду.

— Где вы себя видите в новых реалиях? На ниве журналистики, блогерства, политологии, предпринимательства?

— Быть блогером или журналистом я не собираюсь. Это попутно. А я сказал, что мне есть, что делать – творить добро, и дальше бороться за победу. Чтобы не было нацистов и фашистов, негодяев, которые погрузили страну в кровавый беспредел. Победы еще нет, до нее надо дойти. Поэтому в этих разборках, почему меня не взяли куда-то, я не буду участвовать. Мы ещё Киев не взяли, а моя мечта, чтобы наш флаг победы был над Берлином. Над рейхстагом. Так как у нас самый главный враг – это Америка, Англия и целая Европа. Нам надо сохранить многонациональную большую страну. Чтобы фашизм — эта чума — не развивалась и не уничтожала нашу историю. Вот это моя задача. А если скажут, надо поработать – буду работать на государевой службе, если это необходимо.

— Как в Херсонской области обстоят дела с сельским хозяйством? Не будет ли голода, о котором все сейчас говорят, который, якобы, может наступить в масштабе всей планеты?

— Голода уже не будет, так как на сегодняшний день гуманитарную помощь везут. В сельском хозяйстве ситуация выравнивается. Если говорить в процентном соотношении, то это уже примерно 70%. Опять Зеленскому не повезло: голода и кризиса в сельском хозяйстве Херсонщины уже не будет. Фермеры вышли, люди вышли садить теплицы. Люди понимают, что «без труда не выловишь и рыбку из пруда», и голодным останешься, если не будешь работать. А все эти бредовые призывы со стороны Украины – не выходите на работу, не выходите в полицию — всё это чушь, людям надо кормить семьи. Так только фашисты поступают, как Зеленский и вся эта камарилья брехливая – вот она и приведет к голоду. Поэтому я одно могу сказать – херсонцам надо всем выходить на работу. И кто сегодня не призывал к мародерству, воровству, расколу нашего общества, глумлению над церквами, над историей, к убийствам россиян – кто в этом не участвовал, тому ничего не грозит. Выходите на работу, вы будете получать зарплату намного выше, чем это было в Украине. И ЖКХ будет намного ниже. Поэтому всё будет нормально в Херсонской области.

И, поймите правильно, недавно прошли боевые действия, и хотим мы или нет, новая власть поднимается. И чтобы сразу всё было хорошо, так не бывает. Надо ещё тоже понимать, что Россию в тупик загоняют. Россия хочет помочь, но европейское сообщество Россию загоняет в тупик.

— Как вас люди дома встречали? Как отнеслись? Что говорят, на что надеются?

— С кем хотел увидеться — увиделся. С людьми, с коллективами, из сёл люди приезжали, из районов. Мне было приятно, когда ко мне люди подходили, говорили, что помнят меня, читают, благодарили, что за 8 лет я не поменял свою позицию. Мне было приятно, что люди подходили, значит, Херсон не умер. Мне было приятно, сколько людей вышло на 9 мая, мне было приятно возложить цветы к Вечному огню. Это моя Родина. А если люди еще подходят, общаются – это очень приятно.

Я успел много где побывать, посмотрел на предприятия. Посмотрел на Херсон, Цюрупинск, во что их превратили. Дал оценку восьмилетнему руководству этой банды расхитителей, воров и негодяев. Ну, о чем говорить, если даже у детского дома отобрали территорию, не ремонтировали там ничего! Он выжил только благодаря директору и спонсорам, которых они искали сами. Если раньше там жило 245 детей, а сейчас 93 ребенка – это о чем говорит? О том, что у государства человечность умирала. У нас боевых действий практически не было, а город превращен в старую, дряхлую, мусорную, нежизнеспособную территорию. Такого, чтобы велись ремонты, закупалась новая техника, восстанавливались парки, ухаживали за памятниками разными – этого не было все эти годы. Грабили народ – вот, что я увидел в Херсоне. Разгромили мой парк, который я построил и подарил городу. Сердце просто разрывается видеть это…

— 24 мая исполнилось три месяца со дня начала специальной военной операции. Как вы оцениваете её итоги? Оглядываясь назад, на слова политолога Михаила Погребинского сказанные им в ноябре 2021 года, о том, что силовым путем Украину не взять – он был прав или нет?

— Он был не прав, потому что Украину никто не берёт. Проходит денацификация и борются с теми негодяями, которые уничтожают наше прошлое и насаждают чужеродное, которое мы не воспримем никогда. Поэтому из этих соображений он не прав. А спецоперация идет – не силовым методом, а избирательно, заканчивая войну, которую насадила нам Европа, Англия, Америка. Гражданская война 8 лет длилась, а в данный момент идет не война, а освободительная операция.

Что касается итогов спецоперации. Есть такая пословица – цыплят по осени считают. Я считаю, что спецоперация идет нормально. Есть определенные трудности, но они связаны с тем, чтобы не допустить массовой гибели населения. И мы видим яркие примеры, как «азовцы» убивали мирное население, прикрываясь им. Если бы Россия неправильные шаги делала, уже бы вся Европа и Америка кричали, что Россия это убийца. А проходит некоторое время, и уже Америка не так кудахчет, потому что выясняется, что в Буче убивали украинские нацики людей, а не россияне. Оказывается в Буче три дня россиян не было, а всушники били с гаубиц Бучу, как и сегодня Херсон убивает украинская армия. И если бы не действия армии РФ и ПВО, Херсон снесли бы за неделю. Я, кстати, прожил в Херсоне три недели под обстрелами, и видел, откуда прилетают снаряды и «Точки-У» кто запускает – это украинская власть.

— Целью спецоперации заявлены денацификация и демилитаризация Украины. Как это должно выглядеть на практике, на ваш взгляд? Как мы поймем, что эти цели достигнуты?

— Я для себя ставлю цель дойти до западных границ. И освободить от бандеровцев, ушлепков-поляков даже Западную Украину. Но если и дальше Англия, Америка и все их сателлиты будут себя так вести, то наш флаг надо водрузить прямо над рейхстагом. По новой. И вернуть все границы, которые были при Советском Союзе, а не раздавать подарки, которые кровью и потом были отбиты у фашистов в 1945 году. Ни пяди земли. Это моя точка зрения. А на чём определится Россия, это выбирать России. Хотя, если рассматривать, что происходит в Молдове, и по какому сценарию идут европейцы, американцы и англичане, что они хотят то же самое с Молдовой сделать, что сделали с Украиной, то это приведёт к беде. Поэтому всё надо отбирать. И никакой ядерной войны не будет. Если бы они хотели долбануть, они бы уже долбанули. А так они сами боятся и понимают, что с Россией играться нельзя. И пришел момент, и Путин своё слово сдержал: «Ребята, вы допрыгались, перешли красные черты». И начал спецоперацию. Я считаю, что спецоперацию он начал правильно, если бы он не начал, горе было бы в России и в Крыму.

— Цель, которую вы заявили — освобождение Украины до западных границ – насколько она реализуема в нынешних реалиях и сколько времени, по-вашему, она может занять?

— Она выполнимая. Если идти по сценарию, как это делает Америка, то операция заняла бы от недели до полутора недель – ковровая бомбардировка и в течение недели зачистка. Но так как российский народ, правительство и Путин на сегодняшний день ведут себя гуманно, по-человечески, понимая и разделяя, что такое мирное население и что такое отпетые нацики, то это может продлиться до Нового года. В зависимости от тех новых возникающих проблем, которые устраивает Украина, ведя себя как террорист. К этому надо подходить очень осторожно, здесь есть свой генеральный штаб, здесь есть умные военные профессионалы и люди, которые занимаются антитеррористическими проблемами. Поэтому в данный момент я вижу вот так. Всё будет зависеть от обстоятельств.

источник