«Собор ещё раз проанализировал те документы, которые определяли статус УПЦ в предыдущие 30 лет, и подчеркнул, что её статус есть статус независимой и самоуправляемой церкви», — так Украинская православная церковь объявила вчера о своей «полной самостоятельности и независимости» от Русской православной церкви.

Скупые строчки, за которыми скрыта большая человеческая трагедия. Трагедия нескольких десятков миллионов людей. И всё же, при всём негативе произошедшего невозможно не отметить, что это было ожидаемо. Причём не только сегодня.

Собственно говоря, это уже не первый раскол внутри русского православия, в том числе и конкретно в истории Малороссии. После Брестской унии 1596 года (формального присоединения православных Речи Посполитой к католической церкви) на этих землях тоже пытались создать некую новую поместную церковь, отдельную от русской. И рана того раскола не заврачевалась по сию пору. Тогда, правда, смысл был ещё и в переподчинении православных Римскому престолу. Сейчас вместо него американский Госдеп, но суть та же — оторвать от Москвы.

Как правильно отмечают многие эксперты, раскол, настоящий, внутренний, политический и во многом мировоззренческий (не секрет, что высшее духовенство УПЦ МП не разделяет идей Русского мира, частью которого формально является) произошёл уже давно, ещё до «обретения» томоса. Собственно, и УПЦ, как таковая — последствие развала СССР. С 1921 существовал украинский экзархат РПЦ, что значительно ниже статусом, чем условно отдельная УПЦ МП. А в 1990 году Архиерейский собор Русской православной церкви отменил его (во много под давлением украинского духовенства) и создал самоуправляемую с правами широкой автономии Украинскую православную церковь.

Уже тогда это было вынужденное решение с целью сохранить хоть какое-то единство церкви. Но и оно оказалось призрачным.

Первым же предстоятелем «независимой и самостоятельной в своём управлении» УПЦ стал печально известный митрополит Филарет (Денисенко), получивший Благословенную Грамоту Московского Патриарха Алексия II о даровании Украинской Церкви независимости и самостоятельности в её управлении.

После объявления Украиной независимости по инициативе Филарета был созван Собор Украинской Православной Церкви, на котором было вынесено Определение о полной самостоятельности Украинской Православной Церкви, просившее Патриарха Алексия II и епископат Русской Православной Церкви даровать Украинской Православной Церкви полную каноническую самостоятельность, то есть автокефалию. Это была первая в новейшей истории попытка УПЦ уйти от России.

Тогда за Филаретом украинская церковь не пошла, и масштабного раскола удалось избежать. Сам Филарет был «снят с должности», что не помешало ему при поддержке украинских властей организовать новую, не каноническую и никем не признанную Украинскую православную церковь Киевского патриархата, которая существует до сих пор, формально являясь частью ПЦУ, созданной в 2019 году при поддержке Константинопольского патриарха Варфоломея (получающего указания прямиком из Вашингтона).

Впрочем, и каноническая УПЦ МП все эти годы предпочитала следовать в фарватере действий политического руководства Украины, а не пытаться сохранить евхаристическое единство межу церквями. И чем дальше Украина уходила от России, тем более прохладными становились отношения православного духовенства Киева и Москвы.

Известный крымский писатель Платон Беседин напомнил сегодня в своём тг-канале один исторический факт, наглядно демонстрирующий раскол между УПЦ И РПЦ, де-факто существовавший задолго до нынешних событий.

«Что предшествовало Евромайдану? Что стало сигнальной ракетой для итогового крестового похода на русское на Украине? „Обращение Церквей и религиозных организаций к украинскому народу‟, год 2013-й. Помните о таком? Суть его была в том, что религиозные организации просили не мешать украинскому народу быть частью европейского цивилизационного пространства, а Украине — независимым государством в кругу свободных европейских народов. Подписали его и баптисты, и евангелисты. Но выше других стояли подписи митрополитов Филарета и Владимира. Первый возглавлял УПЦ Киевского Патриархата, а второй — УПЦ Московского Патриархата. Так начался раскол всея Украины. И все вытекающие события».

Уже по итогам того майдана УПЦ МП начала ещё активнее дрейфовать «прочь от Москвы». И хотя поначалу высшие иерархи УПЦ отказывались вставать во время заседания Верховной Рады, когда было предложено почтить память «героев АТО» (был в истории и такой эпизод), объясняя это тем, что поминать надо всех, кто гибнет на братоубийственной войне, уже после во всех церквях УПЦ МП (порой даже в тех, что расположены в Донбассе) стали регулярно молиться за «украинское воинство» и благословлять АТОшников.

И вот вчера УПЦ МП (теперь уже видимо без приставки «Московского патриархата») объявила о «полной независимости», осудила позицию патриарха Кирилла по конфликту на Украине и заявила о готовности объединиться с раскольниками из ПЦУ при условии, что те перестанут захватывать храмы УПЦ силой. Остановит ли это раскольников? Маловероятно.

Тем не менее, последний и окончательный шаг к расколу пока ещё не сделан: слияние УПЦ и ПЦУ не произошло и, несмотря на вышеупомянутое заявление, полагаю, в ближайшей перспективе этого не случится. Почему? Тут всё просто.

На сегодняшний день УПЦ обладает на Украине полной легитимностью и признана всеми поместными православными церквями. ПЦУ же, несмотря на усилия Вашингтона, Киева и Фанара, пока всем этим в полной мере похвастаться не может. При таком раскладе вливание УПЦ в структуры ПЦУ это явное понижение статуса. Так что единственный вариант объединения — если ПЦУ станет частью УПЦ, но убеждён, вожди этого «православного кооператива» жаждут не этого.

Исходя из вышеизложенного, вижу два варианта дальнейшего развития событий.

После нашей победы и полного (минимум до Галиции) освобождения Украины будет восстановлено и духовное единство двух церквей (как это в своё время по прошествии многих лет произошло с РПЦ и Русской зарубежной церковью). При таком раскладе все останутся при своих интересах и даже должностях и, хотя бы внешне, конфликт будет улажен. То есть всё вновь вернётся к статус-кво до вчерашнего решения Синода УПЦ.

И вариант второй — более жёсткий, но, как мне кажется, более правильный и, с точки зрения долговременной перспективы, более надёжный: на освобождённых территориях бывшей Украины (БУ) храмы и приходы будут постепенно переходить в прямое подчинение РПЦ.

И здесь многое будет зависеть от политической и военной составляющей. Если наше наступление приостановится в какой-то точке, скажем, после выполнения целей второй фазы СВО (полное освобождение Донбасса, Южной Украины и создание сухопутного коридора вплоть до Приднестровья), и будет принято решение дальше пока не идти (а об этом многое говорит), то тогда все уже освобождённые территории будут полностью интегрированы в РФ, как часть России, а не как некий автономный украинский субъект (это уже происходит в Херсоне и в Запорожской области). Стало быть, и продолжать пестовать здесь УПЦ никто не станет, будет просто незачем. Если это уже «неУкраина», то какая может быть украинская церковь?

В том числе, это, наконец, случится и в Крыму, чьи епархии всё ещё числятся за УПЦ. До сих пор Московская патриархия старалась не нарушать баланса сил, возникшего в 1991 году, но сегодня обстоятельства изменились. И если Киев продолжит движение по пути раскола, у Москвы просто не останется выбора.

Так что на месте нынешней верхушки УПЦ, я бы ратовал за то, чтобы союзные войска как можно быстрее дошли до Киева, потому что только тогда у Украинской православной церкви есть шанс сохраниться, как некая самоуправляемая структура. В рамках РПЦ, разумеется. Иначе она просто исчезнет, раздираемая внутренними склоками и противоречиями.

Ну а нам пока тоже особенно расстраиваться не нужно. Всё это, конечно, грустно, но у меня нет ни малейших сомнений, что и Киево-Печерская лавра, и София Киевская, и осквернённые раскольниками Михайловский и Владимирские соборы, и Андреевская церковь, и многие иные православные святыни будут возвращены русскому народу. Дайте только срок.

источник